Новости
Меню
Футбол

Белый слон в нагрузку

Футбол   /  Чемпионат мира 

ЧМ-2010

Борис БОГДАНОВ
из Претории

В чем разница между Полокване и Саранском? Нелспрейтом и Калининградом? Екатеринбургом и Порт-Элизабетом? В том, что названия всех трех южноафриканских городов теперь знает вся планета, большинство жителей которой прежде о них не слышало. Тогда как российские названия тому же большинству не говорят ничего.

Да-да, не будем обольщаться: представление о нашей стране люди, живущие вдали от нее, имеют весьма смутное - знают разве что Москву да Санкт-Петербург. Когда в разговоре с южноафриканской парой, с которой мы на днях познакомились, автор этих строк упомянул об озере Байкал, оказалось, что о крупнейшем на Земле пресноводном водоеме мои собеседники (люди, между прочим, с университетским образованием) слышат впервые. Вот Распутин (Raspoutine) и казаки (the Сossacks) - что-то знакомое, а Байкал - пустой звук.

И это в принципе нормально: в конце концов, у большинства россиян, готов поручиться, представление о Южной Африке тоже в лучшем случае сводится к знаниям, почерпнутым в далеком детстве из приключенческих книг. Более того: поскольку нынешние дети и Майн Рида, и Буссенара читают все реже, значит, даже эти скудные знания в дальнейшем будут лишь таять.

А что общего у тех же самых южноафриканских и российских городов? Общее может появиться через восемь лет - в том случае, если заявке России на проведение ЧМ-2018 будет сопутствовать такой же успех, как заявке ЮАР на нынешнее мировое первенство. Вот тогда мир узнает , что есть на свете Нижний Новгород и Саранск, Екатеринбург и Калининград. Уже в этом - огромный плюс для любой страны, которой выпало счастье принимать чемпионат мира по футболу.

Но не надо забывать, что вместе со счастьем стране выпадают и колоссальные заботы, а наряду с приятными плюсами - серьезные минусы. И чтобы первые в итоговом балансе перевесили, о вторых надо задуматься крепко и заблаговременно.

Для Южной Африки чемпионат мира - конечно, радость. Не случайно и мяч, который так не нравится многим его участникам, окрестили Jabulani, что, как уже известно, наверное, всем, на языке зулу означает "радоваться", "праздновать". Но к радости нет-нет да и примешивается другое чувство - беспокойство. Люди вдумчивые задаются вопросом: а стоит ли имидж страны, которому чемпионат, безусловно, во благо, того бремени, которым это мероприятие в непростые кризисные времена легло на ее бюджет?

40 миллиардов рандов (160 миллиардов рублей) - таковы затраты на организацию турнира, значительно превысившие, как обычно и бывает, первоначальную смету. Витрина получилась превосходная, спору нет, но за ней, как пишут в эти дни серьезные южноафриканские издания, осталось множество нерешенных проблем, куда более насущных для рядовых жителей страны: образование, здравоохранение, безработица, преступность и прочее, на что можно было бы потратить эти деньги в ЮАР, где 43 процента населения живет на два доллара в день.

Южноафриканские экономисты, кстати, выражают сомнения и в том, а нужна ли стране такая витрина такой ценой. На самый дорогой из стадионов ЧМ-2010, кейптаунский "Грин Пойнт", потратили, например, 4,5 миллиарда рандов - а некоторые говорят, что за куда меньшие деньги можно было бы модернизировать уже имеющуюся неподалеку вполне приличную арену. Строить заново предпочли и в Дурбане, хотя был вариант расширить и слегка переделать 52-тысячник, на котором играют местные регбисты. Дурбанский аэропорт, носящий имя легендарного короля зулусов Чаки, тоже построили к чемпионату - за 8 миллиардов рандов, но, говорят, для обслуживания участников и гостей турнира можно было бы обойтись прежними воздушными воротами города. Новые ко всему прочему расположены дальше, и добираться туда пассажирам будет дороже.

Продолжая транспортную тему, нельзя не вспомнить и Gautrain - линию скоростных электричек, соединяющую Йоханнесбург, Преторию и главный аэропорт страны. Стоимость проекта - 25 миллиардов рандов. Смысл? Никакого, говорит глава Конгресса южноафриканских профсоюзов Звелинзима Вави: большинству населения огромной городской агломерации от красивых поездов, билеты на которые к тому же стоят несуразно дорого, ни жарко, ни холодно, между тем как на потраченные деньги можно было бы немало сделать для решения реальных транспортных проблем.

Ничего не напоминает? Например, московскую монорельсовую линию, стоимость которой оценивали в 220 миллионов долларов (это согласно официальным данным) и которая никакого облегчения замученной пробками столице не принесла. А вспомним о том, как наши футбольные чиновники "на голубом глазу" обещали УЕФА проложить монорельс от аэропорта Курумоч до Самары - только дайте нам Euro, дайте!

Масштабное строительство в период кризиса, конечно, помогло обеспечить работой тысячи южноафриканцев, но куда им деваться теперь? Разве что, переведя дух после чемпионата мира по футболу, страна решится на новый, еще более амбициозный спортивный мегапроект - прием Олимпийских игр. Глава оргкомитета ЧМ-2010 Данни Джордан, воодушевленный успехом своего нынешнего предприятия, уже заявил: "Игры-2020 должны пройти в Африке". А президент МОК Жак Рогге с ним согласился - и теперь в ЮАР вовсю обсуждают выдвижение Кейптауна на роль олимпийской столицы. Но трезвомыслящие экономисты приходят от этого в ужас и напоминают о том, что Игры в Пекине стоили в восемь раз дороже ЧМ-2010, а такого южноафриканский налогоплательщик уж точно не выдержит.

А еще - о том, что олимпийские объекты добавятся к уже построенным футбольным, которые и так никто в ЮАР не знает, на что содержать и как использовать после того, как разъедутся по домам участники ЧМ-2010. На то, чтобы поддерживать жизнедеятельность стадиона "Нельсон Мандела Бэй", требуется 18 миллионов рандов в год - у мэрии Порт-Элизабета таких денег нет. Тем более - у властей Полокване, которым нужно найти 17 миллионов на содержание "Питера Мокабы". Играть на красавцах-стадионах по большому счету некому (имеется в виду играть, принося деньги), и в Южной Африке их прозвали "белыми слонами" - за дороговизну, прожорливость и бесполезность.

Вот такая она - цена имиджа. Между тем Россия им тоже озабочена постоянно, а уж в пристрастии к тому, чтобы пустить всему миру пыль в глаза, не задумываясь о последствиях, мы южноафриканцам можем дать фору. Я не к тому, чтобы отказаться от заявки на ЧМ-2018. Я к тому, что чемпионат мира в ЮАР для нас может и должен быть не просто интересен, как любое спортивное соревнование такого масштаба, но и максимально полезен - со всех точек зрения.

Хочется надеяться, что спортивные и правительственные чиновники, представлявшие здесь перед открытием турнира российскую заявку, не теряли зря времени между презентациями, интервью и беседами с членами исполкома ФИФА. А использовали его для того, чтобы получить всю нужную информацию от организаторов чемпионата-2010, уже прошедших тот путь, который мы только собираемся пройти. И теперь день и ночь думают о том, как сделать так, чтобы у нас соотношение плюсов и минусов оказалось куда лучше.

Загрузка...
Прогнозы на спорт
Твой ход