Новости
Меню
Разговор по пятницам
Все интервью

29 апреля, 00:00

Артур Юсупов: «Я бродил в наушниках по динамовской базе — и рыдал. Никогда так не плакал!»

Футболист «Сочи» Артур Юсупов стал героем «Разговора по пятницам»
Обозреватель
Обозреватель
«Разговор по пятницам» — с действующим футболистом «Сочи».

Мы от души симпатизируем клубу «Сочи» — играет там наш добрый товарищ Сослан Джанаев. Уже побывавший героем «Разговора по пятницам». В этой команде Кристиан Нобоа, наблюдать за которым — настоящий кайф. Там Владимир Федотов, который на пути к подлинному признанию. Не сомневаемся — оно придет. Не зря ж коллега Рабинер делал с Федотовым интервью на 45 газетных полос. Надо оправдывать доверие!

А вот еще один футболист, переживать за которого будем персонально, — Артур Юсупов. Так и не познакомились, когда жили в одном городе. Зато теперь — первая история, когда «Разговор по пятницам» делался через Zoom.

Пенальти

— Забивали вы всегда немного. А перешли в «Сочи» — и понеслось!

— Так я ж позицию сменил — чаще хожу вперед. Да и с возрастом стал хладнокровнее относиться к моментам. Прежде мог зарядить на силу — а сегодня спокойно катну в угол. Или под себя мячик уберу. Обстановка в «Сочи» замечательная, на команду болельщики не давят. Легче играется, забивается...

— Все понятно.

— Сейчас у меня в каждом матче три-четыре момента!

— Тем более.

— Когда играл опорным — за три игры, бывало, ни единого. Если что-то случается, уже не знаешь, что делать. Нервозность, паника. Лупишь так лупишь! Очень уж хотелось забить. Тогда хладнокровия не было — теперь есть.

— Самый памятный незабитый ваш мяч?

— А вот этот случился недавно!

— А-а, мы догадываемся.

— Не реализовал пенальти в матче с «Химками». Ужасно расстроился. Такие важные три очка были бы!

— Вратарь переиграл? Или вы — сами себя?

— Думаю, Лантратов. Поэтому и признали игроком матча. Впервые я промахнулся с точки.

— Да вы и не били особо.

— Ну да. Впервые пробил со «Спартаком» в декабре. Ничего тот удар не решал, мы вели в два мяча — стало 3:0. Потом с Тулой не играл Нобоа — отправили меня к точке. С «Химками» снова не было Кристиана...

— Что ж он вам не объяснил хитрости этого дела?

— Вернуть бы все назад — я бы пробил верхом, в «девятку». Уж попал бы, не попал — не знаю. Когда бьешь низом — это казино. Рано или поздно вратарь угадает. А если сильно верхом, у него шансов нет.

— Роман Широков нас учил, как бить правильно, — между штангой и дальней стойкой. Как бы вратарь ни прыгнул — не дотянется.

— Ты еще попробуй, попади туда... Мое мнение — бить надо как Нобоа. На силу, верхом.

— Великий спартаковский форвард Сергей Родионов мог смазать несколько пенальти подряд — но все равно шел бить снова и снова. Вы тоже продолжите?

— Если на поле не будет Нобоа с его феноменальной статистикой — почему нет? Скажут — пробью! Но и вырывать мяч ни у кого не стану...

Артур Юсупов бьет пенальти. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Артур Юсупов бьет пенальти.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

«Кресты»

— Вот смотрим на вашу игру в «Сочи». Роскошные два сезона. Думаем: ну и к чему вы всю жизнь выгрызали мяч в опорной зоне? Сдвинулись бы вперед — вся карьера сложилась бы иначе!

— Дилетанты так и рассуждают. Для них моя игра только сейчас преобразилась, пошли голы. Твердят: да-а, теперь Юсупов в порядке. Хотя лучший мой сезон — в 2014-м в «Динамо»! Там ведь была сумасшедшая конкуренция!

— Напомните-ка по именам.

— Тот же Нобоа не попадал в состав! Кокорин оставался на лавке, Кураньи. Вот тогда компьютер взрывался от моих данных. Это видят специалисты, тренеры — но не болельщики. Им лишь голы давай — как сегодня. Забиваю? Все, в топе!

— Теперь-то и мы понимаем.

— Не просто так я заслужил приглашение в «Зенит». А в «Динамо» при той конкуренции почти всегда играл в основе.

— Чтобы народ понял — кто были ваши тогдашние конкуренты по позиции?

— Ванкер. Потрясающий игрок, претендент на место в сборной Франции. Плюс Нобоа, Денисов и Вальбуэна.

— Господи.

— Нас было пять человек на три позиции. Чаще играли Гарик, Вальбуэна и я. Как-то получил травму, так Денисов сказал: «Делай что хочешь — но выходи. Мне с тобой удобно играть». Вот тот сезон был для меня отличным!

— Ясно.

— Да и футбол тогда в России был покруче. В Лиге Европы нам достались сильные команды — ПСВ, «Панатинаикос», «Эшторил». Помните, сколько мы очков взяли?

— Сколько?

— 18!

— Феерично.

— С кем бы ни играли — мы считались фаворитами. А то, что сейчас забиваю... Это хорошо! Хотя полезнее я был тогда. Но забивали другие — они и были героями. В глазах фанатов.

— Денисов говорил в интервью — в «Динамо» вы были сильнее всех конкурентов. В том числе сильнее его самого.

— Как же приятно это слышать! Но я не считаю, что был лучше Денисова. Нет-нет-нет. Просто бегал за двоих! Кто-то забивал, а назад не возвращался. Я же за всех отрабатывал. С Гариком у нас был шикарный центр. Цемент! Думаю, ему действительно было удобно со мной играть. Как и мне — с ним.

Артур Юсупов против Даме Н'Дойе . Фото Александр Федоров, "СЭ"
Артур Юсупов против Даме Н'Дойе .
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— По собственным ощущениям — в чем вы сегодня сильнее, чем года три назад?

— Вот три года назад я вообще сильным не был! Когда в «Ростове» полетели «кресты», долго в себя приходил.

— Почему?

— Играть-то начал быстро — уже через полгода вышел в чемпионате. Но только спустя два сезона координация вернулась, мышцы всё вспомнили. Мне далось тяжело.

— Это физиология? Или проблема в голове?

— Нога не сгибалась! Полностью не мог выпрямить!

— Ох, ужас.

— Одна сгибается как хочешь — а вторая «деревянная». Сейчас-то все разработалось, гнется как по маслу. А сразу после возвращения собственное тело как чужое!

— В какой момент почувствовали, что все вернулось?

— Когда после «Ростова» пришел в «Динамо». Я бы не сказал, что хорошо играл в тот момент...

— А как сказали бы?

— Ниже среднего. Но чувствовал себя уже нормально. Набирал, набирал... Так что тот уровень игры — не по здоровью. Ну а в «Сочи» окончательно забыл про травму.

— Кто-то нам рассказывал после «крестов» — шел на поле со страхом. Все время казалось — сейчас порвется снова...

— На первую игру, помню, с таким страхом выходил!

— На уколах?

— Разумеется. Месяца четыре кололи не только перед играми — даже перед тренировками! Всё с большими-большими ограничениями. Ты выходишь через полгода — но это еще не значит, что готов помочь команде. Нужно время! Было страшновато идти в борьбу, выкручивать голеностоп, отдавать внешней...

— В 32 года реально вернуть ту форму, которая была в команде у Черчесова — когда «летали»?

— «Летал» я потому, что был физически сильный. Сегодня норма — 12 километров за матч. Тогда пробегал 14 с половиной! Просто нереальная цифра! Конечно, этого не вернуть...

— Возраст?

— Да. Сейчас другим беру. Раньше «физикой» — теперь головой. Стараюсь уже не распыляться. Чтобы в нужный момент рвануть как надо.

— Если прежде пробегали 14 с половиной — сколько сегодня?

— Меньше 12 у меня не бывает. Это при том, что экономлю силы. Чтобы ноги не закислились, осталось что-то на рывок.

— В любой команде пробег высчитывают. Кто в «Сочи» кроет рекорды?

— Маргасов. Да многие у нас в команде бегают, стараются... Поэтому и результат. Особенно техничных в «Сочи» нет. Зато с точки зрения «физики» и самоотдачи мы молодцы. Даже возрастные пашут. Нобоа, может, и не надо возвращаться назад — а он все равно бежит.

Артур Юсупов. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Артур Юсупов.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— Кто номер один по скорости?

— Вот скоростных у нас тоже не особо... Самый-самый, думаю, Бурмистров. Заика, бывает, неплохо бежит. Терехов.

— Вы играли против потрясающих команд. Футболист, поразивший скоростью?

— Ренату Санчеш из «Бенфики» запомнился. Он сейчас где-то во Франции. Игуаин здорово бежал, Тилеманс... А сколько у нас было скоростных футболистов?!

— Кто сразу приходит на ум?

— Халк, Витсель, Хави Гарсия, Кураньи, Вальбуэна, Кокорин... Какой был чемпионат!

Разговор

— Нам, глядя со стороны, очень нравится ваш тренер Федотов.

— Хороший тренер. Прекрасный мотиватор. Так умеет рассказать, что мы не слабее — даже на матч с «Зенитом» выходим в полной уверенности, что можем победить. Перед последней игрой втолковывал: «Вы ничем не хуже!» Результат вы видели.

— Самый экстремальный перерыв в «Сочи»?

— Это в Краснодаре, в сентябре. Обычно-то Владимир Валентинович эмоции держит. Ничего похожего не бывает.

— Что стряслось в Краснодаре?

— Не столько тренер дал огня, сколько футболисты повздорили между собой. Была накаленная обстановка. Мы проиграли 0:3.

— Дошло до драки?

— Нет. Но претензий хватало: «Не можешь точный пас отдать...» Уже к перерыву уступали 0:2, вообще ничего не получалось!

— Есть объяснение — почему?

— А еще до игры чувствовалось — мы не готовы. Вот бывает такое! Какие-то микроконфликты, недопонимание, у каждого свое мнение... Едешь на игру — и точно знаешь: будет что-то плохое. Так и случилось. У «Краснодара» к 75-й минуте два удаления — даже это нам не помогло! В полном составе нам, наверное, штук семь забили бы.

— Ну и как переламывать такие кризисы?

— А вот это история!

— Расскажите же скорее.

— Не в курсе, знают ли о ней тренеры. До этого мы проиграли «Динамо», теперь вот «Краснодару». Следующий матч с «Зенитом». Очко взять в Питере — это уже хорошо. Только мало кому удается. Думаем: если проиграем третий матч, все, будем бороться за 10-12-е места...

— Так что сделали?

— Собрались всей командой, без тренеров. Немножко погуляли. Сначала баня, потом ресторан. Поговорили: «Обиды забываем, работаем как раньше. Хоть лицо сохраним в Питере!» Просто сидели и болтали. Почему так? Что происходит? Нам же не 20 лет! Сейчас последний шанс зацепиться за медали — у многих больше его не будет! Разве можно плевать на сезон?

— Результат известен.

— Прилетели — и выиграли. Кому еще это удалось, кроме нас?

— «Ювентусу».

— Вот-вот. Нас считают фарм-клубом «Зенита» — а мы у него в этом сезоне четыре очка забрали!

Артур Юсупов в матче против "Зенита". Фото ФК "Сочи"
Артур Юсупов в матче против «Зенита».
ФК «Сочи»

— «Сочи» весной ни один легионер не покинул. Тот разговор так сплотил?

— Уезжают-то европейцы. А у нас в основном ребята из Африки и Латинской Америки. Как-то спокойнее относятся к происходящему. Да и коллектив такой, что никому уходить не хочется. Город великолепный. Ну и зарплата имеет значение! Вот куда они уйдут сейчас? Были бы предложения — наверное, задумались бы...

— Значит, Нобоа никого уговаривать не пришлось — как Промесу в «Спартаке»?

— Нет-нет. Даже речи не было. Все только говорят: «Лайк Сочи!» Ни единого слова об уходе не слышал.

— Самый недооцененный футболист «Сочи»? На котором многое строится — но простые фанаты этого не видят?

— Цаллагов. В каждом матче — гигантский объем работы! Если я не добегу или Нобоа — Ибрагим подчистит. Все атакующие игроки могут на него положиться. На 80 процентов наша команда — «рабочие лошадки». Есть «творцы» — Нобоа, Попов... Остальные — за счет трудолюбия. Как кто-то расслабляется, сразу проигрываем. Но если все в тонусе — попробуй еще, обыграй нас!

Мопед

— Как-то Игорь Корнеев, будучи ассистентом Хиддинка в сборной, начал на тренировке вытворять такое с мячом, что действующие футболисты замерли. Последний случай, когда вас кто-то сразил на тренировке?

— В «Сочи» такого не было. Я здесь один из самых техничных... Потряс же меня Вальбуэна. Невероятный прием мяча! Любую диагональ остановит! Халк тоже силен в этом смысле. Ему пять касаний не нужно. Первым принял — вторым ударил.

— Этому можно научиться?

— Я надеюсь! Поэтому купил маленький мячик — бью об стенку, стараясь одним касанием обработать. Потом с большим легче управляться. Тот же Вальбуэна до 17 лет не вылезал со двора, только мяч и мяч. Вот и умеет принять.

— Странно, что Халк при своей мускулатуре такой пластичный. Нам, кстати, говорил — не качается.

— Да, в зал-то он ходил — но к железу не прикасался. Больше всякие растяжки делал, приводил ноги в тонус. С ума сходил от бани!

Халк и его мускулатура. Фото ФК «Зенит»
Халк и его мускулатура.
Фото ФК «Зенит»

— Это мы в курсе.

— А сразу оттуда — в ледяной бассейн. Я понять не мог: как это он делает?! Еще и пил холодную воду постоянно. Ни разу ангины не было.

— У Халка в Петербурге была красная «Феррари», у Лодыгина — «Роллс-Ройс» ручной сборки. Самая удивительная машина у кого в Сочи?

— Эксклюзивные автомобили были разве что у Мамманы. Но он в аренду брал то один кабриолет, то другой.

— Когда в вашем клубе работал Роман Березовский, рассказывал — многие футболисты приезжают на тренировку на электросамокатах.

— Все. Уже покончили с этим делом. Федотов самокаты запретил.

— Кто-то падал, видимо?

— Ну и это тоже. А главное, икры забиваются. Мышцы как-то странно работают. Федотов увидел меня на самокате — и сразу: «Забудь о нем!»

— Сами-то падали?

— Нет. Вот с мопеда — было!

— Это еще драматичнее.

— Ужас! Весь в ссадинах, сломал руку, мопед на меня обрушился сверху...

— Сколько вам было?

— Лет 15. Объезжал в полумраке то ли яму, то ли колодец.

— Больше ни мопеда, ни мотоцикла в вашей жизни не будет?

— Это точно. Даже не тянет.

Кокорин

— В отпуске вы собирались доехать до Флоренции, навестить Кокорина. Удалось?

— Это мы с Ваней Новосельцевым планировали, когда тот еще в «Сочи» был. Потом идея отпала — зато родилась новая. В декабре я переписывался с Элдором Шомуродовым. Думал к нему съездить. Как раз играли «Милан» с «Ромой». Но коронавирус все отменил. Требовались какие-то справки, дополнительные разрешения. А я терпеть не могу этим заниматься. Если можно — то можно. Нельзя — значит, нельзя. Так и не попал.

— Когда в «Ростове» пересеклись с Шомуродовым, могли представить, что парень до «Ромы» дорастет?

— Шомуродов для меня загадка. Я уже находился в команде, когда летом 2017-го он приехал из Узбекистана, подписал контракт. Поначалу это был... Как бы помягче сформулировать... Ну просто Элдор. В октябре я порвал «кресты», полгода восстанавливался. Вернулся — и увидел совершенно другого Шомуродова.

— Какого же?

— Смотрел и поражался — ну, реально другой! Может, подменили? И бежит, и отдает, и забивает. За шесть месяцев из обычного игрока превратился в качественного форварда. Со временем стал вообще топ — по российским меркам, конечно.

Просто Элдор в начале своей карьеры в РПЛ. Фото Виталий Тимкив
Просто Элдор в начале своей карьеры в РПЛ.
Виталий Тимкив

— Кроме Шомуродова — еще пример стремительного прогресса футболиста на вашей памяти?

— Да хватало ребят, которые вспыхивали, получали приглашение в сборную — а через два-три сезона пропадали из виду. Кому-то мешали объективные причины вроде травм, кто-то снижал к себе требования. Потом бац — и ты уже никому не нужен, пылишь в первой лиге, а то и во второй. Тех, кто поднялся и годами держит планку, как, например, Глушаков, — в России единицы.

— Луческу говорил о Кокорине: «Потрясающий мастер. На поле умеет все». Согласны?

— Многие зарубежные тренеры, работавшие в России, отзывались о Кокорине восторженно. Не только Луческу, но и Хиддинк, Адвокат, Капелло, Манчини, Петреску... Трудно понять, что мешает Саше раскрыться. Возможно, русский менталитет. Об особенностях которого иностранцы не знают. Нахваливают Кокорина, и он расслабляется. А с ним, наоборот, надо пожестче.

— Исчерпывающе.

— Сашу я помню еще по интернату «Локомотива». Уже в девять лет всю Москву разрывал! Кокорин на поле — машина. Быстро бежит, сильный удар, неплохая техника, классно играет головой. Есть все, что нужно для нападающего. Причем это даже не натренировано — дар свыше.

Александр Кокорин. Фото Global Look Press
Александр Кокорин.
Фото Global Look Press

Черчесов

— Несколько лет назад агент Виктор Панченко нам рассказывал про малоизвестный факт из вашей биографии — могли в свое время оказаться в ЦСКА. Но «отец не отпустил».

— Так и было.

— Что за история?

— На матчи академии Тольятти всегда ходили московские агенты, скауты команд премьер-лиги... Первая партия уехавших — Горбатенко, Дзагоев, Рыжов и Власов. Трое в ЦСКА, Горбатенко — в «Спартак». Я был в следующем призыве. Звали московское «Динамо», «Крылья» и ЦСКА. Я-то склонялся к Самаре.

— Почему?

— Родной город. Слуцкий, который тогда тренировал «Крылья», разговаривал не только с отцом — еще и со мной лично. Но родители настояли на «Динамо». В 19 лет уехал туда.

— В ЦСКА не тянуло вообще?

— Я в офис ЦСКА даже съездил!

— С кем встречались?

— С Бабаевым и Панченко. Но все равно — армейцы для меня оставались на третьем месте.

— ЦСКА юниорам много не предлагал.

— По деньгам было плюс-минус одно и то же... Мне играть хотелось! Казалось, в «Динамо» шансов больше. Думаю, выбор правильный.

— Массажист Колесников вспомнил в разговоре с нами состав того «Динамо». Мы поразились — как эта команда могла не стать чемпионом?! У вас есть ответ?

— Сегодня такое «Динамо» шло бы на первом с отрывом очков в десять. Но какой тогда был ЦСКА, какой «Зенит» — вы посмотрите их составы! Вагнер Лав, Хонда, Думбья, Халк, Витсель... ЦСКА в четвертьфинале Лиги чемпионов с «Реалом» играл! Наше «Динамо» было в тысячу раз сильнее нынешнего, это без вопросов. Но и весь чемпионат стал намного слабее.

— То «Динамо» с тренером Федотовым какое место заняло бы?

— Не представляю! Команда вся именитая. Не знаю, кто бы справился с этими игроками. Черчесов какое-то время справлялся, а потом все равно пошло наперекосяк. Один конфликт, другой... Ну и съехали вниз. Так что мало быть классным тренером.

Станислав Черчесов и Игорь Денисов. Фото РИА Новости
Станислав Черчесов и Игорь Денисов.
Фото РИА Новости

— Легендарная история, когда Денисов за вас вступился и разругался с Черчесовым, — первый конфликт?

— Да вы что! Были до этого!

— Расскажите.

— Многого нельзя рассказывать. Да и неохота вспоминать. Но факт — в 2014-м мы должны были завоевать минимум серебро. Уходили на зимний перерыв вторыми в РПЛ. Впереди лишь «Зенит». Плюс шесть побед в Лиге Европы. Вышли из отпуска, обыграли «Андерлехт». Все было идеально!

— А как печально закончилось.

— Один звоночек, другой. Пошло-поехало. Какие-то тупые поражения — и скатились на четвертое. На этот матч выходит один состав, на следующий уже другой. С кем-то конфликт — его в запас.

— В том, что из команды ушла атмосфера, виноват тренер?

— Тренер виноват в последнюю очередь.

— Вот это для нас открытие.

— У многих заканчивались контракты — кто-то заранее начал договариваться с другими клубами. Как я, например, с «Зенитом». Таких было человек пять-шесть!

— Никто не хотел оставаться в «Динамо»?

— Да никому ничего не предлагали! Вот народ и думал: зачем нам выкладываться? Не останемся же!

— Наши?

— Иностранцы. Руководители клуба могли эту ситуацию предотвратить — но почему-то ждали до последнего. Думали: потом всё подпишем. Пока не будем беспокоить. Сами видите, чем закончилось. Ну и при чем здесь тренер? Такой круговорот был...

— Чем Черчесов силен?

— Мне нравятся тренеры с дисциплиной. Которые команду держат. Федотов, кстати, такой же. Если есть возможность дать команде два выходных — ни Федотов, ни Черчесов не дадут. Только один. Чтобы не расслаблялись.

Обстрел

— Сейчас с Денисовыми общаетесь?

— Нет. Сто лет его не слышал. Гарик — фантастический человек. Профессионал! У него была большая зарплата, мог себе позволить что угодно. Но жил на базе. После 18 часов не ел. Делал постоянно какие-то процедуры, держал своего массажиста. Вот я уверен: чемпионство «Локомотива» — на сто процентов заслуга Денисова! Без него не выиграли бы!

— Характер?

— Да, характер. Представляю, как это было. Как подгонял остальных. Меня в «Динамо» Денисов и Воронин просто вдохновляли. Такая уверенность от них исходила...

— В ЦСКА приехал Языджи — говорят, у него несколько персональных тренеров. В «Сочи» есть хоть один футболист, у которого персональные тренеры или массажисты?

— Ни одного. Но у нас ведь особенное положение — если сравнивать с другими командами. Живем рядом с базой, в пешей доступности. В любой момент можем явиться к массажисту. Нужны какие-то витамины? Всё сделают!

— Идеальные условия.

— «Идеальные» — не то слово. Сказка! Сами звонят, подходят: «Давай, ждем! Зайди!» Причем бесплатно, на высочайшем уровне. Думаю, процентов двадцать наших результатов — заслуга персонала. В Москве, наверное, пришлось бы кого-то нанимать. Чтобы не тащиться самому через полгорода.

Артур Юсупов. Фото ФК "Сочи"
Артур Юсупов.
ФК «Сочи»

— Сергей Силкин рассказывал нам, как однажды в Новогорске Борис Ротенберг на своем «Порше» запер машину Кураньи. Тот решил проучить. Что дальше было, помните?

— Конечно! Боря не очень удачно парканулся. Из-за него никто не мог выехать, не только Кевин. Но первым сориентировался именно он. В раздевалке незаметно вытащил у Ротенберга ключи из куртки и отогнал автомобиль прямо на центр поля. Прикольно получилось. Смеялись все, кроме Бори. Еще с Гранатом была забавная история — приблизительно в то же время.

— А с ним что?

— Есть на базе стена, где фотографии знаменитых динамовцев прошлых лет — Яшин, Хомич и другие. А Володе на день рождения подарили огромную картину с его изображением. Ребята пошутили — взяли картину, повесили вместо портрета кого-то из легенд клуба. Там вся стена в черно-белых снимках, и вдруг цветной — Гранат! Во всей красе!

— Попробуем угадать — Воронин придумал?

— Нет, кто-то помоложе. Была у нас шайка-лейка — Кокорин, Смолов, Сапета, Шунин... Думаю, один из них.

— Над вами в команде тоже подшучивали?

— Разумеется. Как-то отмечали с пацанами день рождения. Лето, жара, я в белой футболке. Вспотел, в районе подмышек появились следы. Что особенно было заметно, когда мы чокались. Так наутро Гранат вручил дезодорант. Здоровенный флакон! Наверняка были шутки и жестче, и смешнее. Но это первое, что пришло в голову.

— Зато когда осенью 2012-го фанаты устроили обстрел динамовской базы из пейнтбольных ружей, было не до смеха.

— Да уж. Я-то, правда, отскочил. Тренировка закончилась, Петреску сказал: «Минут десять можете поработать индивидуально». В таких случаях я всегда оставался, и не на десять минут — дольше. Но в тот день куда-то спешил, сразу отправился в раздевалку. Выйдя из душевой, увидел Хохлова в краске. Сначала ничего не понял. Даже рассмеялся: «Что с вами, Валерьич?» — «Нас пейнтбольными шарами обстреляли». Потом мне рассказали, как дело было.

— Ну и как?

— Когда Хохлов и часть игроков шли с поля в сторону раздевалки, к забору подскочили ребята в камуфляже, масках и сквозь решетку открыли огонь. Легионеры сразу на землю попадали — думали, теракт. Кто-то обратно к полю успел отбежать. Тем, кто шагал впереди, повезло меньше.

— Кому особенно досталось?

— Кажется, Хохлову. В краске было все — одежда, лицо, даже лысина. Кошмар! Когда с базы выезжали, опасались, что еще и по машинам будут палить. Но больше не стреляли.

— Нападавших не нашли?

— До сих пор неизвестно, кто это был. То ли действительно болельщики «Динамо», недовольные игрой и результатом, то ли фанаты другого клуба. То ли просто какие-то придурки.

Дмитрий Хохлов. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Дмитрий Хохлов.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Слезы

— Давайте вспомним, как вы первый раз из «Динамо» уходили. Гурам Аджоев, занимавший должность спортивного директора клуба, говорил: «Юсупов поступил некрасиво, все провернул за спиной. Хотя мы предлагали 90 миллионов рублей — годовой контракт плюс подъемные. Это намного больше, чем у Артура было раньше».

— Мне скрывать нечего, расскажу, как все было. Февраль 2015-го. «Динамо» на втором месте в чемпионате, в 1/16 финала Лиги Европы обыгрываем «Андерлехт», в ответном матче забиваю победный гол. Контракт в конце сезона заканчивается, звонят из «Спартака», «Зенита», других клубов. Но у меня и в мыслях нет уходить из «Динамо»! Не сомневался — в ближайшее время подпишу новое соглашение.

— С повышением зарплаты?

— Естественно. Сказать, что получал тогда в десять раз меньше, чем остальные игроки основы, — ничего не сказать! Хотя нет, не в десять — в тридцать раз! Даже те, кто сидел в глухом запасе, зарабатывали гораздо больше. У меня был очень маленький контракт, уровня дублеров.

— Печально.

— Но Аджоев почему-то думал, что я блефую. Что на самом деле никаких вариантов у меня нет. Дня через три после победы над «Андерлехтом» приехали с агентом в динамовский офис на переговоры. Первое, что произнес один из руководителей: «Понимаете, сейчас кризис...» Я усмехнулся: «А что, он исключительно на мне будет отражаться?» Но человек дал понять — раз есть какие-то предложения, никто не держит, можешь уходить. Так и сказал: «Попробуй найти другую команду».

— Ваша реакция?

— Я ошалел. Этот разговор меня просто убил. Сказал агенту: «Раз здесь такое отношение — готов рассмотреть предложения других клубов». Лишь спустя два месяца ко мне подошел Аджоев: «Давай обсудим новый контракт. Зарплата — столько-то, бонусы — столько-то. Если что-то не устраивает, назови свои условия». Но было поздно.

Артур Юсупов забивает "Андерлехту". Фото Александр Федоров, "СЭ"
Артур Юсупов забивает «Андерлехту».
Александр Федоров, Фото «СЭ»

— К тому времени вы договорились с «Зенитом»?

— Да. Включить заднюю я уже не мог.

— Почему же динамовское начальство решило, что вы блефуете?

— Это и для меня загадка. 24 года, российский паспорт, полноценный игрок основы, неплохо проявил себя и в РПЛ, и в еврокубках... Не понимаю, о чем в клубе думали. Когда же сообразили, что могут меня потерять, сразу встрепенулись. Уже и Черчесов со мной беседовал, и другие руководители. В тот момент нельзя было говорить, что перехожу в «Зенит». Сказал так: «Делайте со мной что хотите, но с «Динамо» новый контракт не подпишу. Все, точка!»

— Что потом?

— Оставшиеся полсезона — как на шарнирах. Сначала меня перестали включать в заявку на матч, сидел на трибуне. После конфликта Денисова с Черчесовым вернули в основу. А кончилось тем, что тренер по физподготовке заставлял меня и Лешу Козлова в 35-градусную жару бегать вокруг поля. Я не выдержал, спросил: «Через две недели завершается чемпионат, мы все равно уходим — ну и на фиг тебе нужны? Зачем гоняешь?» В ответ: «Руководство приказало погонять...»

— Каким был последний день?

— Приехал в Новогорск, собрал вещи. О том, что было дальше, еще никому не рассказывал. Включив музыку в наушниках, я бродил в полном одиночестве по базе и рыдал. Пытался успокоиться, но слезы катились и катились. Никогда так не плакал.

— Ох.

— Это самый трогательный момент в моей жизни. Я ведь воспринимал «Динамо» как дом родной. Мне там все нравилось. Просто обстоятельства сложились так, что пришлось сменить клуб. Но и после ухода продолжал следить за «Динамо», ждал трансляций. Если не попадал на прямой эфир, смотрел в записи. Был настолько привязан к команде, что за четыре года ни одного матча не пропустил!

— Летом 2020-го покидали «Динамо» с другими чувствами?

— Абсолютно! Не было уже ни слез, ни эмоций. Для меня карьера в «Динамо» делится на две части. Все, что до 2015-го, — в моем сердце навсегда.

Возвращение

— Когда в 2019-м решили вернуться, даже не предполагали, с чем столкнетесь?

— Ну что вы! Вы не представляете, как я был счастлив, узнав об интересе «Динамо». Возвращаюсь домой! Эйфория! К тому же пригласил не кто-то — Дмитрий Хохлов, к которому отношусь с огромным уважением. Я и поиграть с ним немножко успел. Ехал на сборы с предвкушением, что будет как раньше. Но иллюзии быстро улетучились. Понял — теперь все иначе. И команда слабее, и коллектив другой, и болельщики меня не приняли. Они у «Динамо» вообще невероятно требовательные. А я не показывал яркой игры, с их стороны негатив накапливался.

— Тяжелое время?

— Да не то слово! Худший отрезок в карьере. С точки зрения душевного состояния эти полтора года — сплошной дискомфорт. Я, дурак, зачем-то читал все, что писали о моей игре, включая комментарии в соцсетях, еще сильнее загонялся... Думал: ну и зачем вернулся? Уж лучше бы остался в «Ростове». Ушел-то по своей инициативе, никто меня не выпроваживал.

— Даже в самой черной полосе есть особенно сложный момент. Каким он был у вас?

— Если в первом сезоне худо-бедно справлялся со стрессом, то во втором все окончательно разладилось. Сник, начались панические атаки... Конечно, можно валить на тренеров, болельщиков — но в первую очередь нужно спрашивать с себя. Раз так получилось — значит, сам виноват. Оказался не готов к подобной ситуации. Хотя и тут есть маленький плюс.

Артур Юсупов. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Артур Юсупов.
Дарья Исаева, Фото «СЭ»

— Это какой же?

— Я многое переосмыслил. Теперь могу с уверенностью сказать, что стал гораздо сильнее. Может, не как футболист, но как человек — точно! А это важнее.

— В чем конкретно изменились?

— Начал по-другому на жизнь смотреть. Больше работать над собой. Развиваться, отвлекаться. Если прежде любое поражение воспринималось чуть ли не как конец света, то сейчас понимаю — трагедии из этого делать не стоит. Все поправимо. Главное — продолжать пахать. То же самое касается побед. Раньше выиграли — и ты король! Сегодня уже спокойнее реагируешь.

— С паническими атаками справлялись с помощью психолога?

— Нет, к психологам не обращался. Я им не доверяю. Уж лучше самому. Книжки, зарядка, пробежки... Переключаешь мозги — и постепенно все проходит.

— Что за книжки?

— «Магия утра» Хэла Элрода, например. Слышали?

— Нет.

— Там про ранние подъемы, медитации, полезные практики. Если все в порядке, читать Элрода, пожалуй, не имеет смысла. Вот тем, кто испытывает панические атаки, рекомендую. По крайней мере мне помогла.

— Объясните — как?

— Нужно правильно начинать день. Я-то всегда поздно просыпался. Если вставал раньше одиннадцати, ходил с чугунной головой. Зато сейчас после зарядочки, пробежки и душа уже свеженький, бодрый, полон сил.

— Говорят, миллионеры просыпаются в шесть утра. Теперь это и ваш случай?

— Ну нет! В восемь — вполне достаточно. Тренировка у нас в двенадцать, как раз успеваю закончить все дела. Если бы в моей жизни не было футбола — тогда мог бы вставать и в шесть.

— Сегодня какая книга у вас открыта?

— «Атомные привычки» Джеймса Клира. Тоже любопытно!

— Давно вы с художественной литературы переключились на книги по саморазвитию и психологии?

— Ха! До художественной литературы я еще не дошел. Это следующий этап.

— Тогда о футболе. Как вам в «Динамо» объявили, что продлевать контракт не станут?

— После сезона-2019/20 в такой же ситуации оказались еще семь игроков — Рыков, Нойштедтер, Соснин, Панченко, Жоаузинью... Всем было 30 лет или чуть больше. Каждому говорили одни и те же слова: «Спасибо, что помог команде выполнить задачу — попасть в еврокубки. Но нового контракта не будет. Мы омолаживаем состав».

— Выдохнули с облегчением?

— Да. Хотя других вариантов поначалу не было, пару месяцев оставался безработным. Честно вам скажу — если бы «Динамо» предложило продление, скорее всего, я бы подписал. Просто на автомате. Ну а со временем убедился — всё к лучшему. В «Сочи» мне намного комфортнее. Здесь сразу поставил себе цель — опередить в таблице «Динамо».

— В прошлом сезоне удалось.

— Да, мы заняли пятое место, они — седьмое. Тогда каждое утро повторял: «Надо доказать самому себе, что я не хуже тех, кто играет в «Динамо»!»

— Правильно понимаем, что туда вы больше ни ногой? В любом качестве — футболиста, тренера, менеджера...

— Да. Третьего захода не будет точно. Эту страницу я перевернул. Думаю, и в «Динамо» не горят желанием возобновлять сотрудничество.

— Тогда финальный вопрос про «Динамо». Весной 2019-го Роман Орещук, еще не вступивший в должность спортивного директора клуба, поделился новостью в соцсетях: «Команде не платят третий месяц, деньги на медикаменты дают Хохлов, Шунин и Юсупов». Что это было?

— В команде действительно царил бардак, в очередной раз менялось руководство. Но задержек по зарплате не было. Ну, максимум две недели. Ерунда! На что давали деньги Хохлов и Шунин — не знаю. Я разве что иногда энергетик перед игрой на всю команду покупал. По собственной инициативе, никто не просил. А знаете, что самое поразительное?

— Что же?

— В том сезоне любая информация из жизни команды моментально попадала в интернет, причем в искаженном виде. Стоило нам, игрокам, где-то собраться узким кругом, что-то обсудить — в тот же день на одном из спортивных сайтов появлялась новость. Разбавленная нелепыми подробностями, из которых больше половины не соответствовали действительности.

Артур Юсупов подписывает контракт с "Зенитом". Фото ФК «Зенит»
Артур Юсупов подписывает контракт с «Зенитом».
Фото ФК «Зенит»

«Зенит»

— Вы сказали, что в 2015-м помимо «Зенита» к вам проявлял интерес и «Спартак». Этот вариант рассматривали?

— Нет. Тот «Спартак» ни в чем не превосходил «Динамо». Ну и смысл дергаться? «Зенит» — другое дело. Суперклуб! Халк, Виллаш-Боаш, каждый год Лига чемпионов... Когда в такую команду зовут, трудно устоять.

— Перед подписанием контракта была беседа с Виллаш-Боашем?

— Нет. Но агент показывал эсэмэску от тренера, тот интересовался, как продвигаются переговоры. Я понял, что он знает о моем существовании.

— Уже неплохо.

— Да, в нашем футболе случается и по-другому. Когда руководство набирает пачками игроков, а потом тренерский штаб ломает голову, что с ними делать. Год работы с Виллаш-Боашем — великолепный опыт! Он и специалист хороший, и человек замечательный. Относится к футболистам по-доброму, в команде всегда классная атмосфера.

— Общались через переводчика?

— А его в «Зените» и не было. Это удивило. Когда в клубе столько легионеров — включая тренеров, физиотерапевтов, реабилитологов, — кажется, что ты не в России играешь, а где-то в Европе. Между собой все разговаривали по-английски. Установки — тоже на нем.

— У вас с английским как?

— Когда в «Зенит» перешел — вообще не знал. Первое время сидел на установках и ничего не понимал.

— Вот это номер.

— А с другой стороны, мне же не десять лет. Играю на своей позиции, требования и так понятны. Плюс всё отрабатывали на тренировках. Особых сложностей не возникало. Правда, однажды чуть не влип.

— Что случилось?

— Играем в Лиге чемпионов с «Лионом», ведем 2:1. Я на замене сижу. Виллаш-Боаш нервничает, мечется по технической зоне. В середине второго тайма подзывает, начинает что-то объяснять.

— По-английски?

— Разумеется. Причем быстро-быстро, глотая слова. Четко произнес только две фамилии — Витсель и Хави Гарсия. Остальное я не разобрал. Но не буду же звать кого-то, просить тренера, чтобы повторил. Он еще уточнил под конец: «Юс, ты понял?» Я кивнул: «Йес, йес...»

— А дальше?

— Вышел вместо Дзюбы, что-то крикнул Витселю и Хави Гарсии. Но они ребята опытные, без меня разобрались. Слава богу, «Зенит» выиграл — 3:1. Так что я ничего не испортил.

— Кто еще в том «Зените» по-английски не говорил?

— Да там и было-то россиян человек семь. Кроме меня — Лодыгин, Анюков, Смольников, Шатов, Дзюба и Рязанцев. Думаю, никто из них язык в совершенстве не знал. Кстати, иногда на установках нам переводил Семак. Садился сзади и объяснял тихонько тактические нюансы.

— Еще какие установки отложились в памяти?

— Самая необычная была в «Динамо». В первом круге умудрились дома сгореть «Спартаку» 0:4, Силкина отправили в отставку. Назначили Петреску. Перед матчем второго круга он показал фрагменты того матча, как нам забивали голы. И нашел такие слова, что все завелись. На поле выходили с мыслью — умрем, но не проиграем!

— Сработало?

— Разорвали «Спартак» — 5:1!

— Другой румын, Луческу, тоже глаголом жег.

— Мне нравилось с ним работать. Классный тренер — как и Виллаш-Боаш. Но подход у них разный. Португалец делал ставку на сильных исполнителей уровня Халка, Витселя, Гарая. Считал, что они на поле должны всё решать, а он их будет мотивировать.

— А Луческу?

— Вот он реально ставил игру. Основополагающий принцип — тотальный контроль мяча. Никаких длинных передач, даже угловые нужно не подавать, а разыгрывать. На тренировках розыгрыш мяча от ворот могли отрабатывать часами! Чувствовалась рука мастера. Но за год все это очень сложно выстроить, да и команда должна привыкнуть к новым требованиям. Мне кажется, в «Зените» Луческу просто не хватило времени.

Мирча Луческу и Артур Юсупов. Фото ФК «Зенит»
Мирча Луческу и Артур Юсупов.
Фото ФК «Зенит»

— Нам он говорил: «Если бы не увольнение, в следующем сезоне «Зенит» стал бы чемпионом».

— Не исключено. Вон в каком порядке при нем был «Шахтер». Потом и киевское «Динамо» сделал чемпионом. Я читал, что по количеству трофеев среди тренеров Луческу на втором месте в мире!

— Кто же на первом?

— Алекс Фергюсон.

— В «Зените» Луческу не особенно вам доверял.

— Да. В первой половине чемпионата я почти не играл, зимой порывался уйти в аренду. Луческу не отпустил. Начал хвалить, в интервью несколько раз говорил, что на меня рассчитывает. Весной я уже чаще появлялся на поле. Но когда сезон закончился, все равно нацелился на уход.

— Почему?

— Я не мог сидеть на замене. Прямо мучился. Сегодня к таким вещам проще отношусь. Понимаю — порой даже лучше, когда выпускают на 60-й минуте. За счет свежести можешь принести команде больше пользы. А тогда все уши прожужжал агенту: «Хочу играть! Хочу играть!» Готов был сорваться куда угодно — лишь бы иметь постоянную игровую практику. Ушел в «Ростов» на правах аренды. Там складывалось отлично, пока осенью на тренировке не порвал «кресты».

Дзюба

— Вернулись вы в «Зенит» уже при Семаке.

— Да, в команде еще было много аргентинцев. Съездил на два сбора и услышал от Сергея Богдановича: «Юс, на твоей позиции огромная конкуренция, практики будет мало. Если хочешь играть — лучше поискать другую команду». Я ответил: «Не вопрос! Спасибо за честность». У меня было два предложения. Слуцкий звал в «Витесс», Карпин — обратно в «Ростов».

— Почему не поехали в Голландию?

— Сегодня я бы принял другое решение. А тогда... Звонок Леонида Викторовича был как снег на голову. Сказал, что клубу срочно нужен опорный полузащитник, на раздумья у меня от силы три дня. Бросаться в неизвестность не рискнул. Выбрал более простой вариант. Где все знакомо — город, тренер, команда.

— Об уходе из «Зенита» жалеете?

— Нет. Заметил интересную особенность. В этом клубе если у кого-то сразу получается, то и дальше идет по накатанной. Ярчайший пример — Дзюба. А если с первого дня не пошло — все, уже не заиграешь.

— Это вы о ком?

— О Рязанцеве, Бухарове. Прекрасные футболисты, в «Рубине» стали двукратными чемпионами России, но в Питере не сложилось. Как и у Заболотного. А в «Сочи» и ЦСКА забивает. Да много таких ребят...

— Какими же качествами надо обладать, чтобы в «Зените» быстро стать своим?

— Нужно быть либо суперигроком, либо очень сильной личностью. Когда можешь в раздевалке и пошутить, и ответить, и стрелки на кого-то перевести...

— На это способен Дзюба. А еще кто?

— Немногие. Потому-то наши футболисты в «Зените» и не задерживаются. Это раньше там был русский костяк — Аршавин, Кержаков, Денисов, Анюков, Широков. Теперь все строится вокруг легионеров.

— А Жирков? Почти шесть лет за «Зенит» отыграл.

— Ну, Жирков — талантище! По российским меркам вообще топ! О нем могу сказать только хорошее. Скромный, порядочный. Ведет себя так, будто из первой лиги приехал. А откроешь его страничку в «Википедии» — устанешь трофеи считать.

— Дзюба — «человек-радио». Когда такой футболист в команде — это плюс? Или, наоборот, раздражает?

— На мой взгляд, главное — то, что показываешь на поле. Если отбросить хейт и посмотреть объективно на роль Артема в команде, к нему не должно быть никаких вопросов. Столько золотых медалей «Зенит» завоевал именно благодаря Дзюбе. Наряду с Акинфеевым — самый стабильный российский футболист последних лет. Ну и с юмором порядок. Постоянно в центре внимания, без конца шутит. Даже легионеры к Артему тянутся, а это и в игре помогает.

— Над вами шутил?

— Конечно. Любимая тема — мои руки.

— ???

— Решил почему-то, что они очень длинные. Ну и понеслось. Все шутки вокруг этого. Допустим, пауза на тренировке, мы в центре поля. Дзюба поворачивается: «Юс, пить охота, до стакана дотянешься?» И указывает на скамейку, до которой метров тридцать. Или играем в Валенсии, где болельщиков «Зенита» усадили на верхний ярус, куда-то под облака. Артем кивает: «Юс, отбей им пятачки...» Вот такие приколюхи.

— О Хави Гарсии многие говорили — грязный игрок. На тренировках убеждались?

— Не-е-т! Это в игре он локти использовал, выпрыгивая за мячом. А на тренировках всегда был корректен. Отличный парень! Как и Витсель. Вспоминаю свой первый матч за «Зенит» — в Суперкубке против «Локомотива». Мы победили, но отыграл я неудачно. Вечером на банкете загрустил. Хави Гарсия с Витселем увидели, подошли.

— Что сказали?

— Хави Гарсия приобнял: «Не переживай. У меня в «Зените» первые полгода вообще ничего не получалось!» Витсель добавил: «Я тоже не сразу заиграл. Давай, не раскисай. Ты хорошо тренируешься — значит, все наладится». Эти ребята всегда меня поддерживали.

Бизнес

— Контракт с «Сочи» у вас до конца сезона?

— Нет, еще год. Повезло.

— Когда-то вы сказали: «Если в РПЛ вариантов не будет, завяжу. В ФНЛ играть не хочу».

— Да! Открыто об этом говорю! В 34 вполне могу закончить с футболом. После контракта с «Сочи». Если предложат новый — возможно, не буду подписывать.

— Даже так?

— Футбол — это здорово. Но мне хочется дальше развиваться в жизни. Она разнообразная, надо учиться и другому. А футбол не позволяет.

— Разговаривали мы недавно с Владиславом Третьяком. Все расспрашивали — как могло получиться, что так рано закончил с хоккеем? Он вздохнул: «Я в 32 был старик, наигрался...»

— Вот и у меня аналогичное ощущение — накатывает апатия! Думаешь: еще один похожий день. Сегодня тренировка такая, завтра такая, потом предыгровая, заезд, матч, выходной... И все заново. Жизнь по кругу — уже 15 лет! Реально замкнутый круг!

— Многие мечтали бы оказаться в таком круге.

— Да ясно — полгода не поиграю в футбол, буду на стенку лезть. Но вот сейчас присутствует усталость от всего этого. Из года в год одно и то же! При таких возможностях на стороне, я это чувствую!

— Что за возможности? Есть какой-то бизнес?

— Есть. Пока не хочу говорить какой. Но когда у тебя тренировки, как на чем-то другом сосредоточиться? Тебе надо быть в Москве — а ты в Сочи. Упускаешь важные сделки.

— Значит, погрузиться в бизнес серьезно не получается?

— А как погрузиться? Футбол для меня точно на первом плане! Просто кайф от ощущения, что могу двигаться в другом направлении. Новая сфера. Понимаю, что способен заниматься чем-то еще. Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, — но я в плюсе! Жаловаться грех!

— Что попробуете сразу, едва с футболом будет покончено?

— Горные лыжи!

— О, Сочи — это город-искушение.

— Да, всё под окнами. Но кататься нельзя. Серфинг попробовал бы. Пока тоже под запретом. Да много чего! Дома сидеть не буду, хочется движения!

— Понимаем.

— Только обязательно напишите: если не идет игра — это не из-за того, что отвлекаюсь. Причины какие-то другие. В каждом матче я выкладываюсь по полной. Забить на все и просто так получать деньги — не для меня. Мог бы до 36 обманывать футбол, этот клуб или другой... Но на душе от такого будет плохо.