Тина Канделаки.
Семь лет без корпоративов

Разговор по пятницам 
2
78
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Героем традиционной рубрики "СЭ" стала генеральный продюсер "Матч ТВ".

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Генеральный продюсер "Матч ТВ" встречает нас в студии, где через час в прямом эфире стартует выпуск новостей. Мельком бросает взгляд на записку, протянутую помощником. Достает телефон.

Скользит пальчиком по экрану – а мы вспоминаем последнее интервью Тины: "Мир изменился. Теперь уверена, что долгие беседы ни к чему хорошему не приводят. Качественная, профессиональная встреча длится от силы 30 минут. Дальше общение переходит в имитацию и абсолютно неэффективно. Начинается передозировка информацией, люди теряют концентрацию…"

Проговорили мы час. Минута в минуту. Хотелось больше – нас-то затяжными интервью не напугаешь. Но прямой эфир шансов не оставил. Передозировки не случилось.

Валерий КАРПИН. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Валерий КАРПИН. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

КАРПИН

– Вскоре после вашего появления на "Матч ТВ" пронесся слух, что изначально вы должны были возглавить не спортивный, а развлекательный телеканал из холдинга "Газпром-Медиа" – "Пятница". Это правда?

– Я?! "Пятницу"?! Нет, конечно. Не демонизируйте меня. На протяжении последних трех лет "Пятницей" занимается Коля Картозия. Получается у него блестяще.

– Самый тяжелый ваш день на "Матч ТВ"?

– Первый. Запускать канал, когда в стране объявлен траур по погибшим в авиакатастрофе над Синаем, – вы даже не представляете, какое это испытание! Мы же совсем в другом качестве готовились стартовать. А тут к техническим страхам – как все выйдет в эфир и одновременно заработает – прибавилась человеческая трагедия. По нервному напряжению с этим днем не сравнится ничто.

– Чему особенно необычному вы научились за прошедший год?

– Молчать.

– Прежде не умели?

– Я умею молчать. Но в работе эмоции сдерживать непросто, часто от тебя ждут мгновенной реакции. Есть же такая манера – сотрудник что-то не выполнил, и начальник сразу, наотмашь: "Как?! Не сделал?! Ну-ка давай!" Энергию ты выплеснул, а результат-то не изменился. Поэтому иногда есть смысл дать больше воздуха. Или, как говорят, на мягких лапках. Вот сойдутся все пазлы – и тогда озвучивай выводы, высказывай свое мнение.

– Разумно.

– С одной стороны, не устаю повторять, что в работе никого жалеть нельзя. С другой – не забываю о хрупкости человеческой души. С оценками нужно поосторожнее. Телевидение – особый мир, деньги здесь не ключевой фактор.

– Вы полагаете?

– Сто процентов! Невозможно сказать человеку: "Приходи к нам. Зарплата такая-то, бонус такой-то. Но будешь безвылазно сидеть в Останкино, не спать ни днем, ни ночью…" В нашем коллективе все уже привыкли, что нет праздников, выходных, отпусков. Второй год работаем вне времени и Трудового кодекса. Невероятно сложно уговорить людей жить в таком графике. К счастью, мне и моей команде это удалось.

– На кого последний раз повысили голос?

– Я себя воспитываю. Все чаще люди, которые соприкасаются со мной по работе, удивляются, что я не такая громкая, как им казалось. Вот Роман Абрамович, например, очень тихо говорит, и все к нему прислушиваются. Один из микронавыков любого менеджера – понимание, что орать вообще не надо. Этим лишь демонстрируешь собственную слабость.

– Вы и дома такого же принципа придерживаетесь?

– Конечно. На детей кричать бессмысленно. Зачем? Пугать? 17-летнюю дочь и почти 16-летнего сына? Если говоришь тихо, медленно, с паузами – значит, ты уверен в себе и в том, что делаешь. А крик – это всегда бессилие.

– Самое болезненное расставание с человеком за последнее время?

– Настоящая потеря – смерть папы в 2009 году. Все остальное – рабочий момент, не более. Если кто-то хочет уйти, считает, что в другом месте ему будет лучше, чем со мной, – не держу. И никогда не жалею.

– Чем руководствовались, назначая Валерия Карпина главным редактором футбольных трансляций?

– Уверена, это хорошая история. Я пристально слежу, как развивается комментаторская школа в нашей стране. Валера – один из немногих, кто может профессионально давать экспертную оценку, и она будет приниматься. Потому что за плечами колоссальный опыт – и футболиста, и тренера, и человека, успевшего поработать на испанском телевидении. Я внимательно наблюдала за ним на "Матч ТВ". Поняла, что у Валеры хватит страсти, одержимости привнести конструктивные дополнения в ту работу, которая выстраивалась годами. Не сомневаюсь, это пойдет на пользу как опытным комментаторам, так и новичкам.

– Главные болевые точки канала по версии Карпина?

– А вы спросите у него. Он прекрасный спикер, с удовольствием расскажет. Зачем за Валеру говорить?

– Нет опасений, что через месяц Карпина позовут тренировать – и ваша затея рухнет?

– Ну что вы! Мы всё обсуждали заранее. Его же приглашали в сборную Белоруссии, например. Но у Валеры контракт с "Матч ТВ".

– На год?

– Да.

– Значит, минимум до конца 2017-го он точно с вами?

– Совершенно верно.

– Мы не представляем Карпина, который каждое утро приезжает в телецентр, проводит планерки…

– Ой, о чем вы говорите! Я-то как раз отлично это представляю. Сейчас с вами расстанусь и пойду обсуждать с ним ключевые темы. У Валеры на канале будет много работы. Помимо должности главного редактора еще аналитика, ведение программ.

– Загрузка его не смущает?

– Нет, конечно. Он очень трудолюбивый человек. Пожалуй, самый трудолюбивый из всех моих знакомых в мире спорта. Мы же неслучайно решили дальше с ним идти. Долго присматривались. Приятно поразило, что Валера всегда тщательно готовится, за три-четыре часа до эфира уже на месте. Да и в кадре это бросается в глаза. Бывает, сидит гость, и ты понимаешь – какой-то матч он видел урывками. А Валера – изучил от и до. Большой профессионал.

Евгений ГИНЕР. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Евгений ГИНЕР. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ГИНЕР

– В недавнем интервью вы нахваливали "Культ тура": "Еще одна наша футбольная виктория. Телевизионный рок-н-ролл, отвязная программа для мужчин. Цифры говорят о том, что она нравится болельщикам…" Спустя пару недель ее закрывают.

– От слов своих не отказываюсь. Я действительно люблю эту программу. И она не закрыта. Просто для нашего канала очень дорогая. Может существовать только при наличии спонсора. Увы, сотрудничество он прекратил. Если возобновит либо появится новый – сделаем еще 10-12 выпусков.

– В какую же сумму они обходятся?

– Я бы рада ответить, но не могу. Коммерческая тайна.

– Тянуть проект в одиночку вам не под силу?

– Исключено. У нас много дорогостоящих прав на трансляции, оттого к любой программе гиперэффективный подход. Пока не поймем, что можем амортизировать ее несколько раз, заработать на спонсорстве или рекламе, в эфир не пойдет. Впрочем, телевидение – это конвейер, бесконечный show must go on. Одни программы сменяют другие. Уже не секрет, что мы запускаем футбольное реалити-шоу. В спортивной журналистике не привыкли к такому калейдоскопу жанров. Что ж, привыкайте. Наш канал скучать не даст.

– Зачем в январе показали матч 1/16 финала Кубка Англии "Дерби""Лестер", когда в это же время на чемпионате Европы по фигурному катанию шла произвольная программа у женщин?

– Подобные вопросы мне задают регулярно. Хотя ответ на поверхности.

– Неужели рядовой матч с участием середняка второй английской лиги интересует людей больше, чем победа Жени Медведевой?!

– К сожалению, это так. Я бы уже кучу денег заработала, если б в такой ситуации спорила с каждым. Вот цифры: средняя доля трансляций "Лестера" в сегменте аудитории М "18+" – 2,5 пункта, а фигурного катания в этой же возрастной группе – 1,9.

– Бог с ними, с цифрами. Мы же помним, как год назад вместо матча "Арсенал""Ливерпуль" вы транслировали водное поло. Наша сборная боролась за право попасть на Олимпиаду.

– Послушайте, программная сетка формируется за две недели до эфира. Аналитический департамент составляет прогноз долей, затем коммерсанты изучают, каким будет интерес. Исходя из этого, делаем выбор в пользу того или иного события. Если же речь о сборной России, приоритет, безусловно, отдаем ей. Но с точки зрения бизнеса и экономики канала сильно рискуем. Футбол, бокс, бои без правил, биатлон, хоккей и "Формула-1" по рейтингу в этот временной период выше, чем другие виды спорта. Включая фигурное катание.

– Какая ваша мечта еще не сбылась, но обязательно сбудется – применительно к "Матч ТВ"?

– Ваши слова – да Богу в уши… Я поспорила с мужем, что доживу на канале до того дня, когда российский клуб выиграет Лигу чемпионов.

– Смело. Вы как-то обмолвились: "Дружу и советуюсь с Гинером, знакомы не первый год". Самое памятное, что от него услышали?

– Когда пришла на "Матч ТВ", скептиков хватало. А Гинер сказал: "Не боись, поддержу…" Женя – он же такой: полный вперед! Ни шагу назад! Все будет хорошо! Поначалу часто обсуждала с ним футбольные вопросы. Нужно было разобраться, кто есть кто. Он дал много правильных наводок.

– Например?

– Зачем же раскрывать все секреты?

– В свое время ваша компания проводила презентацию Самюэля Это’О в Махачкале. С капризами столкнулись?

– Я не была в той поездке. Но знаю, что он, как любая западная звезда, к подобным мероприятиям готовится скрупулезно. Все-все-все должно быть согласовано заранее. Это наши, и я не только о спортсменах, обычно все делают в последнюю минуту. Примчались, быстренько переоделись – и погнали. А Самюэль за три дня до презентации подробно расспрашивал о том, какая будет программа, что надо сказать. Потом специально на примерку костюма приехал, взял текст…

– Профессионал.

– Другого я и не ждала. После того как в программе "Детали" мы с Наташей Билан "пережили" Дэниела Крэйга, меня уже ничего не удивляет. Тогда только свет в студии выставляли четыре часа!

– Почему?

– У него очень жесткий контракт. Актер, играющий Джеймса Бонда, должен быть визуализирован с определенных ракурсов. То есть вы не можете увидеть Крэйга таким, каким его не хотят показывать производители фильмов про суперагента.

– В какой момент Керимов к футболу охладел?

– Когда разговаривала с Сулейманом Абусаидовичем, чувствовала, что к "Анжи" он отнесся одержимо – как ко всем проектам в своей жизни. Но целиком посвятить себя футболу не мог, ведь из бизнеса уходить не собирался. Наверное, поэтому со временем "Анжи" отодвинулся на второй план. Жаль. Керимов в РФПЛ – это было здорово. И явно оживило российский чемпионат.

– Человек из мира спорта, с которым вы не знакомы, но точно познакомитесь?

– Ну, конечно же, Лионель Месси! Эта встреча неизбежна, я уверена!

Сулейман КЕРИМОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Сулейман КЕРИМОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ШАШВИ

– Как-то разговаривали с Вахтангом Кикабидзе. Тот обронил: "Настоящий грузин бесшабашный, порядочный и добрый…"

– Дядя Вахтанг абсолютно точно описал образ!

– Вы знакомы?

– Мой папа как раз был бесшабашным, порядочным и добрым. Он с Кикабидзе общался.

– А какая она – настоящая грузинка?

– Грузинская жена – это воспитание. За мужем в огонь и воду. В Грузии верность женщин считается знаковой. Если помните, после смерти Грибоедова Нина Чавчавадзе так и не вышла замуж. На ее руку и сердце было много претендентов, но она осталась одна. В советские времена об этой истории рассказывали всем грузинским девушкам: настоящая женщина любит один раз. Это же Нине принадлежат слова: "Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя?"

– Похоронена рядом с Грибоедовым в Тбилиси.

– Да, в пантеоне на склоне горы Мтацминда. Вот это – первое качество. Второе… Какая же она, грузинская жена… Должна вкусно готовить! Обязательно! А еще грузинские женщины, что уж греха таить, любят весело провести время. Грузинская жена – веселая жена. Не скучная, это точно.

– Вы – такая?

– У нас в семье много праздников! Вот недавно организовали вечеринку – назвала ее "долма-пати". Для друзей сама долму готовила.

– Сколько человек набилось в квартиру?

– Мы за городом живем. Человек пятнадцать было.

– Есть хоть один человек в Москве, кто может назвать вас Тика?

– Даже мама уже Тикой не называет. Чтоб "Тика" звучало, нужно по-грузински говорить. Вот почему я и стала Тиной. Хотя некоторые имена приживаются – Мака, например. Это же Мария. Или Эка – Екатерина. А Тика – не особенно. Так меня только тбилисские подруги называют, когда звонят или приезжают.

– Ваш ресторан "Тинатин" жив?

– Жив и здоров. На днях там была. А вчера девчонки мои, приятельницы, заезжали. Спрашиваю: "Как хинкали?" – "Ничего, вкусно…"

– Как и прежде, все готовится по маминым рецептам?

– Когда-то она дала целый список рецептов. В последнее время обновления не было. Как раз сегодня вечером буду встречаться на тему расширения меню.

– Что в вашем ресторане стоит попробовать в первую очередь?

– Вот здесь разговор очень серьезный!

– Мы к такому готовы.

– Давайте по порядку – вы что предпочитаете? Мясо или рыбу?

– Рыбу.

– Наверное, как многие мужчины, пхали не очень любите? Трава… Мне кажется, не мужское это блюдо! Ну что, мужик пришел – пхали заказал? Странно же! Но если любите – пожалуйста. Сыры. Правильно?

– Разумеется.

– Копченый сыр рекомендую. Если кушать, как в Москве, с тремя подачами, то начнем с салата. Наш классический – огурцы, помидоры. С тархуном. Суп не предлагаю. В грузинском ресторане надо брать сациви и хачапури. Если взяли – можно считать, пообедали… А-а, рыбу в тесте попробуйте! Очень вкусная. Калмахи с гранатовым соусом!

– Впечатляет.

– Это я про перепелку еще не говорю. Вот интересно, как "перепелка" по-грузински? Сейчас проверим (вытаскивает телефон). На украинский перебрасывает – "перепилка"… Ох, ничего себе – "амцхели"! Смешно!

– Не всё по-грузински помните?

– Помню, как будет "дрозд" – "шашви". Есть чудовищная скороговорка, мне букву "ш" через нее ставили: "Шавма шашвма шав шашвс…" – и так далее. Переводится "Черный дрозд черному дрозду построил черное гнездо".

– Ресторанный бизнес – хлопотная штука.

– Вообще никаких хлопот – там работает хорошая команда. Сегодня главная проблема в ресторанах Москвы – коррекция меню. Соответствие между качеством блюд и стоимостью. Это же город дорогущих ресторанов. Еще недавно надо было умудриться найти в Европе место, где можно пообедать так же дорого, как в Москве. Но все меняется.

– Рестораны дешевеют?

– Всем известно, что из ресторанов первой лиги нет ничего дороже "Ла Маре". Но ходить теперь стали в "Эрвин". Там то же самое, но в три раза дешевле. Эру первичного капитализма мы прошли. Это тогда ваше присутствие в самом дорогом ресторане Москвы свидетельствовало о том, что в жизни вы удались. Нынче даже те, кто могут поужинать в самом дорогом, ищут заведение с адекватными ценами.

– Вы тоже?

– Я всегда так поступала! У меня нет привычки сорить деньгами. С 16 лет зарабатываю сама, содержу семью.

– 3770 долларов – наверняка самые памятные деньги в вашей жизни. Родители продали квартиру, чтоб оплатить вашу учебу в Москве.

– Так и есть.

– Деньги номер два для вас?

– Те, которые заработала в Москве – и заплатила первый взнос за квартиру. Для родителей. Она была такая крошечная, что не могла представить, как мама с папой будут там жить. Потом в том же районе купила им другую квартиру, побольше.

– Когда-то вы рассказывали – маме в Тбилиси пришлось продавать вещи, чтоб уберечь отца от больших неприятностей. Что врезалось в память – уезжающий из квартиры комод?

– Мама продавала все, что было в доме! Папа в советские времена диссидентствовал слишком активно – поток продаваемых вещей в нашей семье не останавливался. Мама из очень состоятельной семьи, много чего было. Предметы искусства, картины, вазы…

– Хотелось бы что-то вернуть?

– Вот никогда об этом не думала! Я выросла в достатке, у нас всегда все было. Когда вокруг тебя с детства такая обстановка, к роскоши относишься очень спокойно. Годы спустя меняются картинки перед глазами, но уже понимаешь – люди с собой ничего не забирают. Я через многое прошла. Знаю, что такое переезжать из дорогой квартиры в дешевую. Что такое делить имущество. Да все через это проходили…

Тина КАНДЕЛАКИ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Тина КАНДЕЛАКИ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ВЕЛЛЕР

– Приехали в Москву вы в 1995 году. Сделали массу программ. Какие три пересмотрели бы с особенным удовольствием?

– Я много чего вела, но "Самый умный" и "Детали" вне конкуренции. Эти – главные в моей жизни. Программа "Детали" сделала меня ведущей. Не будь ее – и никакой Тины Канделаки не существовало бы. Момент самого крутого профессионального роста. Жанр интервью, не мне вам рассказывать, бесконечно развивает человека…

– Это правда.

– Дает возможность познакомиться с огромным количеством интереснейших людей. Я разговаривала с Андроном Кончаловским, Дэниелом Крэйгом, Брюсом Уиллисом, Тимуром Бекмамбетовым, Константином Хабенским, Земфирой… Да эти люди и сейчас, 10-15 лет спустя, остаются интеллектуальной и творческой элитой мира! Я брала у них интервью уже тогда! Сегодня меня часто спрашивают: "Почему ты от этого отошла?"

– Кстати – почему?

– Потому что я со всеми поговорила. Слава богу, вовремя остановилась. Очень жалею о закрытии проекта "Самый умный" на телеканале СТС. Ничего сравнимого на отечественном телевидении не было и нет. Это не просто развлекательное интеллектуальное шоу, проверяющее знания у детей. Передача, которая показывала детям: быть образованным – модно!

– Помним случай – к Урмасу Отту пришел большой артист Евстигнеев. На все вопросы отвечал "да" и "нет". В конце поднялся и произнес самую длинную фразу: "Мне очень понравилось". У вас были тяжелые герои?

– Много! Передача с Михаилом Веллером, например, даже не попала в эфир. Человек находился в возбужденном состоянии. Он на одной волне, я – на другой. Творческие люди бывают в разном состоянии. Хотя это странно – если вы сели напротив меня, пришли в мою передачу, значит, настроены разговаривать.

– Не всегда, Тина.

– Тогда вопрос к ним: зачем на грани нервного срыва давать интервью? На работу тоже можно ходить больным. Можно с переломом. В гипсе или берушах. Вопрос – зачем? Интервью – работа для двух сторон. Глазами корреспондента мы увидим этого человека. Ведет себя неадекватно – ну и покажут его таким! Всегда понимала, что я – это сервис. Моя задача – понравиться зрителям и гостю программы. Могу вот так повернуться. Могу эдак.

– Сейчас как оцениваете ситуацию с Веллером? Был ход, чтоб привести человека в себя?

– Нет. Бывает – не сошлось! Я никогда не ставила собеседника в жесткие рамки, не люблю. Хорошее интервью – если села разговаривать с одним мнением о вас, и в процессе оно изменилось. Это здорово! Я о вас узнаю что-то новое, зритель узнает. Слепить образ из клише большого ума не надо. Чаще всего образ, созданный по публикациям, соответствует действительности процентов на сорок пять. Моя задача была достать остальное.

– Была же сумасшедшая история, как к вам пришел продюсер группы "Тату" Иван Шаповалов. В несколько ином состоянии – сравнивая с Веллером.

– Ваня – это же такой… Как вам сказать… Он сильно опередил время. Еще не было никаких хэштегов, а Ваня уже думал трендами, мемами. Это просто американский сценарий о человеке, добившемся быстрого успеха! С моралью – если Бог дал талант, то он же может его забрать. Потому что в дальнейшем у Шаповалова не было ни-че-го. Прорыв с "Тату" – да, феноменальный. Никогда прежде русская эстрада на Западе никого не интересовала. После – тоже.

– В какую секунду поняли, что происходит не то и лучше прекратить разговор?

– С самого начала было понятно!

– Настолько явно?

– В отличие от мамы, я – не нарколог. Но там любому стало бы понятно. Вы, разговаривая с человеком, сразу же почувствуете – рюмку он выпил или пять? При этом у Ивана был отлично продуман образ – такой enfant terrible с Востока. Здоровенный пласт русской поп-культуры не имел ни малейшего шанса на экспорт. Вдруг появляется контент абсолютно мирового уровня! Востребован на любом американском шоу! Помню забавный фрагмент – девочки едут в машине. Кажется, Ван Дамм хочет с ними познакомиться. Юля Волкова говорит: "Ван Дамм… А что – Ван Дамм-то? Чо с ним делать-то?" – "Чо, чо… Познакомиться!" Они сами не ожидали этой феноменальной славы.

– Интервью с Шаповаловым вытягивать вы не стали. Это – поражение?

– Да ну, о чем вы говорите, что за глупости. Я слишком взрослая женщина, чтоб делить мир на черное и белое. На "люблю или ненавижу", "сейчас или никогда"… Я же не на бой тогда шла – "или я тебя, или ты меня!". С такой мыслью отправишься на встречу – разговор интересным не получится. Можно шестью приемами в ходе интервью подать человека крайне неприятным – и пусть всё увидят! Но это не мое. Не потому, что боюсь, – я сама кого угодно затроллю…

– Это так легко?

– Но зачем? Собрать факты биографии, перекрестить их, проехать катком и потом выдать обескураженного человека в эфир? "Вытаскивать" ту историю, пытаться привести Ивана в чувство… Да наблюдать за его агонией в эфире гораздо интереснее! Смотришь и понимаешь, что вот такое состояние убивает. Чтоб слышать голос Бога – должен работать канал. Если труба не прочищена, в гари и пыли – голос глохнет… Я часто вижу талантливейших людей – лет до тридцати делают что-то яркое, на этом все заканчивается. Тяжело им жить дальше? Я не знаю! В тридцать твою фамилию написали в "Нью-Йорк таймс", а сегодня твой пост в инстаграме и тысячу лайков не наберет. Как это принять?

Александр КРУЖКОВ, Тина КАНДЕЛАКИ и Юрий ГОЛЫШАК. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Александр КРУЖКОВ, Тина КАНДЕЛАКИ и Юрий ГОЛЫШАК. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ПРАНКЕР

– Вы когда-то говорили: "Главная моя черта – любопытство. Она и помогает, и мешает". Когда особенно помогла?

– Помогает даже не выглядеть молодой, а чувствовать себя молодо. Мне интересно жить, интересно учиться! Например, у меня замечательный преподаватель английского. Знаю язык неплохо, но езжу мало – значит, нужно постоянно поддерживать навык. Вчера ему сказала: "Сегодня выходной, а мы с тобой сидим два часа занимаемся!" Не странно ли?

– Что ж тут странного?

– Моя карьера сложилась – не так много звезд в нашей стране. Я уже давно не работаю селебрити, но все равно являюсь частью этого ландшафта. Могу работать меньше, а зарабатывать больше. Вы же прекрасно понимаете, могла бы вести любую передачу и быть самой высокооплачиваемой ведущей в стране!

– Это проще, чем продюсировать?

– Намного! Могла бы вести корпоративы. Это потрясающие гонорары. При нулевых затратах сил.

– Серьезно?

– Поверьте – мне и готовиться не надо. Вышла да поговорила. Память у меня шикарная, имена и фамилии запоминаю легко. Но корпоративы давным-давно не веду.

– Мы не ослышались? Это ж золотое дно.

– Могу повторить – отказалась вообще. Я часто в жизни понимала, что делаю что-то на автомате, и тут же переключалась на другое. Например, телетекст запоминаю моментально. Подготовиться к любой передаче – два часа глубокого погружения. Но разве это интересно? Вот на "Матч ТВ" на автомате ничего не сделаешь. Нереально!

– Последний корпоратив, который отработали?

– Как раз дня три назад сказала Ване Урганту: "Помнишь, вели вместе корпоратив? Это был мой последний!" Прошло лет семь.

– Предлагать не перестали?

– Предлагают… Я улыбаюсь и отвечаю: "Не веду!" Есть настойчивые люди, которым приходится повторять несколько раз. Случается, и этого недостаточно. Снова твердят: "У нас праздник…" Хорошо, отвечаю. Называю сумму, за которую они могут привезти голливудскую звезду. Разговор заканчивается. В этих спорах всегда побеждаю.

– А когда зовет ну очень хороший человек?

– Знали б вы, сколько у меня домашних мероприятий для друзей и родных! Вот там я тамада, упрашивать не надо. Могу тематическую вечеринку устроить. Всё что хотите! Эти семейные застолья обожаю! Но я не люблю быстрые деньги. Урвал – а дальше что? Нужно уметь от чего-то отказываться. Хотите пример?

– Очень.

Константин Эрнст. Ни до, ни после никто так не вел "Матадор". Вы пересмотрите старые выпуски, убедитесь. Таких ведущих просто нет, он роскошный! Русский язык, интонация… Прошло пятнадцать лет, а он номер один в жанре "рассказчик". Эрнст в какой-то момент сказал "нет" – и всё, мы остались только с Леонидом Парфеновым. Который тоже великолепен, но по-другому. Мне постоянно задают вопрос: "Почему ты не берешь интервью?" Потому что так не бывает! Или я занимаюсь продюсированием канала, или продюсирую себя.

– Получается, Магнус Карлсен – последний, у кого вы брали интервью?

– Я бы не назвала это "интервью". Весной 2014-го Карлсена пригласили в Москву на встречу со студентами физтеха. Организатором был мой хороший знакомый, основатель международного венчурного фонда. Попросил выступить модератором. Такие вещи делаю с удовольствием, мне самой интересно. С Магнусом общались по-английски, задавала вопросы на разные темы.

– Что вы поняли про него после этого разговора?

– Гроссмейстеры вовсе не такие "ботаны", как многим кажется. Да нормальные ребята! Тоже любят красивых девушек, клубы, тусовки, футбол. Конечно, шахматы в жизни Карлсена занимают огромное место, он интроверт, прагматик, умеет сохранять за доской максимальную концентрацию. Но и ничто человеческое ему не чуждо.

– Фанатичным аутистом вам не показался?

– Ни в коем случае. Магнус – болтун. В хорошем смысле слова. Кто бы мог подумать, что через два с половиной года в финальном матче на первенство мира он будет встречаться с Сергеем Карякиным и в России снова возникнет всплеск интереса к шахматам? В том числе благодаря "Матч ТВ".

– Работая во "Времечке", вы разыграли в эфире другого ведущего – Игоря Василькова. Со временем тягу к розыгрышам не растеряли?

– С Васильковым было… Сейчас слышу о пранкерах – сразу вспоминаю, что мы выделывали на радио и в программе "Времечко". Баловались здорово. Но теперь такое не практикую.

– Напрасно.

– Всему свой возраст. Почему я всегда в рамках одной профессии меняла жанры? Когда ты в 25 лет занимаешься подобными вещами – забавно. Если не закончил в 35 – это вызывает вопросы. После сорока – тебя жаль… Хотя все поступки после 38 лет, совершенные на эмоциях, можно считать озорными.

– Вас-то разыгрывают?

– Часто!

– Случай?

– Когда только создался "Матч ТВ", мне дозвонился так называемый "Виталий Леонтьевич Мутко". Он же пранкер. Многие в курсе, что трубку с незнакомых номеров не беру, общаюсь эсэмэсками. Но вот тут взяла.

– Раскусили?

– Сначала повелась. Люди, которые разыгрывают, обычно ловят своих героев на бегу, в спешке. Я-то сидела, спокойно отвечала. На середине разговора поняла, что это за "Виталий Леонтьевич". Но было поздно.

Тина КАНДЕЛАКИ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Тина КАНДЕЛАКИ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

ПОЗНЕР

– С Василием Бровко у вас свадьба была?

– Нет. А зачем?

– Устроить праздник себе и друзьям – разве плохо?

– Полагаете, надо?

– Это уж от вас зависит.

– Подумаем… Тогда времени не было.

– Бывают моменты, когда чувствуете, что двенадцать лет разницы с мужем – это много?

– Во-первых, одиннадцать (Василий родился 6 февраля 1987-го, Тина – 10 ноября 1975-го. – Прим. "СЭ"). А во-вторых… Что такое молодость? Скорость! С возрастом она замедляется – закономерный биологический процесс. У меня пока скорость высокая. Здесь мы с мужем совпадаем. Продлится ли это всю жизнь, не знает никто. Да и глупо что-то загадывать в современном мире, когда Билл Гейтс всерьез заявляет о необходимости брать налоги с роботов. Они же стремительно вытесняют людей из профессий. Скоро дойдет до того, что многим компаниям станет невыгодно платить человеку условно тысячу долларов. Лучше пусть получает пятьсот в качестве пособия и сидит дома, а вместо него вкалывает машина. Так что лет через десять мир может сильно измениться. И на этом фоне моя разница в возрасте с мужем покажется самой ничтожной проблемой.

Илья Авербух рассказал о своих вредных привычках – ругается матом, непунктуален, ест на ночь, играет в PlayStation… А какие у вас?

– Хм. В PlayStation я не играю. Пунктуальна. Мат? Есть грех. Ох, ребята, грузинский мат – такой красивый! Что еще? Обожаю сладкое. Вредные привычки и пороки – это нормально. Без них жить неинтересно. Смысл жизни в том, чтоб работать над своими недостатками. В свое время в Америке провели эксперимент. Создали рай для мышей, кормили на убой. Самцы отъелись, вообще перестали что-то делать, рождаемость упала. В самках же проснулась агрессия. Сначала друг на друга нападали, затем начали пожирать обленившихся самцов.

– Прекрасный финал.

– Это близко к утопиям, которые описывали фантасты. Всегда плохо заканчивались попытки придумать выхолощенное общество, где люди идеальные, в белых костюмах с металлическим отливом. Уж лучше пороки, чем неконтролируемая человеческая агрессия.

– Есть правило, которое никогда не нарушаете?

– Стараюсь соблюдать режим. Для меня он залог хорошего психологического и физического состояния.

– Вы говорили в интервью, что спите по четыре часа. Какой же это режим?!

– Ну и что. Встаю каждое утро в 6.30. Проблема возраста в чем? В детстве ограничивает мама. Держит на паровых котлетках, не позволяет пить, курить, набивать рот всякой гадостью. Поэтому у нас здоровый вид, лучше выглядим, кожа свежее. Когда вырастаем, паровые котлетки заканчиваются. Но вот сегодня утром по дороге на работу поймала себя на мысли: "А ведь у меня со школы почти ничего не изменилось!" Я по-прежнему рано встаю, правильно питаюсь, равнодушна к алкоголю. С одной стороны, скучновато…

– А с другой?

– Я же трудоголик. Всегда работала наравне с мужчинами. Если хочешь конкурировать с ними на равных, побеждать, нужно быть в форме, следить за собой. Это – режим.

– У вас на левой руке татуировка. Подсказал рисунок близкий человек?

– Есть очень хороший мастер. Человек своеобразный, живет в Тибете, деньги для него роли не играют. Татуировки делает по настроению. Мы как-то сидели, разговаривали…

– Где? В Тибете?

– Да нет, в Петербурге. Это его родной город, время от времени приезжает. Он-то и предложил такой вариант. Я удивилась: "Почему именно знак воина? Зачем людей пугать?" В ответ услышала: "Так ты и есть воин. Пусть все знают…"

– Кроме аварии в Ницце, был хоть один эпизод, про который можете сказать: "Боженька меня уберег"?

– А у вас не было?

– Были. Но наши истории интересует лишь родственников. Да и то не всех.

– Все истории были даны в назидание. Каждый случай помогал мне перейти на новый уровень. Я поняла: не нужно ставить себе "потолок", быть просто ведущей – это так скучно… Можно выйти совсем на другой уровень! Кто бы тогда поверил, что стану генеральным продюсером телеканала, который создадут с нуля?

– Немногие.

– Видите, как получилось. Жизнь-то, оказывается, интереснее. Я очень ценю то, что имею сегодня. Близкие живы и здоровы. Все остальное мы можем изменить! И спродюсировать!

– Четыре года назад Владимир Познер в своей программе спросил вас: "Очутившись перед Богом, что ему скажете?" Вы ответили по-грузински. Перевода не последовало. Так что?

– Не помню.

– А у нас записано. Знакомые грузины перевели.

– Как интересно. И что же?

– "Спасибо, Господь, за то, что для меня сделал. Надеюсь, после того, как меня не станет, ты поможешь моим детям и родным…" Какой сегодня дали бы ответ?

– Тот же самый. Бог для меня действительно сделал столько, что уже ничего не прошу, кроме счастья и здоровья близким. А с Познером, кстати, встречалась перед стартом канала "Матч ТВ", уговаривала на один проект.

– Надо думать, безуспешно?

– Пока да. Но, уверена, все еще сложится. И нам обязательно повезет.

Юрий Голышак

Александр Кружков

vs
2
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта