Новости
Меню
Хоккей

6 августа 2013, 23:01

Александр Бурмистров: "Вернулся ради Олимпиады"

Этим летом в родную Казань играть за "Ак Барс" из НХЛ вернулся молодой и талантливый форвард. Во время предсезонной подготовки он уделил время корреспонденту "СЭ": рассказал о жизни за океаном, пояснил, почему на самом деле туда уехал и что имел в виду в своем нашумевшем интервью.

Воспитаннику "Ак Барса" в октябре исполнится только 22, а он уже имеет опыт выступлений за клубы НХЛ – "Атланту" и "Виннипег".

ЧТОБЫ НАБРАТЬ ВЕС, ЕЛ ВОДОРОСЛИ

– Раньше вам надо было вес набирать. Как сейчас? Вы уже в оптимальной форме?

– Думаю, у меня на данный момент – подходящий вес. Но от пары лишних килограммов я бы не отказался.

– В НХЛ вам, условно, говорили, что вы весите 75 кг, а надо – 80?

– Да, было такое. Когда приехал в "Атланту", мне сразу дали понять, что нужно набрать 7 килограммов веса. А то не буду играть. Приходилось прибавлять.

– Усиленно ели?

– Общался с диетологами. Они ездили со мной в супермаркет и покупали необходимые продукты, побольше овощей. Еда какая-то специфическая была. Но результат давала. Я набрал 7 кг. Правда, сезон начался, и буквально через две игры эти 7 кг улетели.

– То, что предлагали диетологи, можно было употреблять в пищу?

– Я раньше не любил водоросли, морскую капусту, брокколи. А приходилось всё это есть. Теперь более-менее хорошо к таким продуктам отношусь.

РОССИЙСКИЙ ФЛАГ ВО ВСЮ КОМНАТУ

– Многие приезжают за океан и говорят, словно в другой мир попали. Вы знали, куда едете?

– Когда отправлялся в юниорскую лигу, вообще не понимал, что это такое. И первое время там очень скучал, даже хотел уехать. Но поговорил с семьей, агентом и принял, считаю, правильное решение. Переборол себя и остался. Задрафтовался в НХЛ.

– Почему вы скучали, пришлось настолько непросто?

– В команде не было никого из русских. А иногда хотелось, чтобы тебя кто-то понял. И я очень благодарен той семье, в которой жил за океаном. Они очень хорошо ко мне относились, помогли выучить английский язык.

– Это Фергюссоны?

– Да.

– Они подарили вам российский флаг?

– Верно. На день рождения. Я зашел в комнату, а у меня во всю стену российский флаг висел. Было приятно.

– Олимпийский чемпион Сергей Петренко, когда еще не знал языка, пытался в кафе попросить спичку и говорил: "Огня мне, огня". Вы попадали в забавные ситуации?

– Когда только приехал в Канаду, меня научили здороваться и отвечать на вопрос "Как дела?" матом. На следующий день мы приходим во дворец, там стоят все – тренеры, генеральный менеджер, владелец клуба. Они мне: "О, Алекс, как у тебя дела?.." Ну, я им ответил. Все посмеялись.

ВСЁ СИЛЬНО ПРИУКРАСИЛИ

– За сколько времени язык выучили?

– Думаю, за год. Я стал уже хорошо понимать, мог выражаться. Но первое интервью дал, наверное, на драфте.

– То самое, про "возрастную" КХЛ? Давайте вы поясните – и закроем тему.

– Во-первых, всё сильно приукрасили. Я сообщил, что просто хочу играть в НХЛ, потому что это лучшая лига. И в КХЛ играют более… Даже не помню, как сказал.

– "КХЛ не для меня, а для ребят постарше".

– Дело было в том, что в КХЛ тогда молодым не доверяли. Мало кто из молодежи играл в командах мастеров.

– А тем более в "Ак Барсе"?

– В лиге в целом. Кто из молодых хоккеистов тогда играл у нас? Надо было, наверное, быть Малкиным, Овечкиным, чтобы выступать в КХЛ. В "Сибири" Вове Тарасенко начали давать играть. В "Кузне" еще стали выпускать молодежь. То есть в командах с маленьким бюджетом. А у нас в то время закрепиться в "Ак Барсе" вообще не было шансов.

– Вы, кстати, удивлены уходу Морозова с Зариповым из "Ак Барса"?

– Конечно. Я привык, что "Ак Барс" – команда, которая стабильно играет в одном составе. А сейчас в ней довольно-таки глобальные изменения. Но руководство, клуб – все, как обычно, работает прекрасно.

НЕПОНЯТНО, ЧЕГО ОЖИДАЛ НОЭЛЬ

– В "Виннипеге" у вас разладилось, когда подписали Йокинена или еще до этого?

– Даже не знаю. Не пошло с самого начала сезона. Меня не отпустили играть в КХЛ во время локаута. Это недоверие главного тренера ко мне... Он хотел отправить меня в АХЛ, видимо, за что-то проучить. Но непонятно, чего он ожидал, чтобы я там добился.

– Пишут, что вы теряли шайбу на синей линии, и с этих моментов всё началось. Стало сокращаться игровое время. Но, получается, не пошло из-за изначального недоверия Ноэля к вам?

– Про потери шайбы – это неправда. Я еще где-то читал, что был какой-то конфликт. Люди просто не знают, о чем пишут. Причем русские же сообщают о том, что происходило в Виннипеге… Потери шайбы на синей линии бывают у многих хоккеистов. Это нормальный игровой момент. Но из-за этого меня никогда не сажали на лавку. Могли только сделать замечание. Ничего серьезного.

– Чувствовалось, что центрфорварды для первых двух звеньев уже есть? Что точно будет играть Йокинен, а значит, нет шанса пробиться в первые два звена?

– Просто было тяжело. Я знал, что смогу пробиться в первые две тройки, чувствовал. Но тренеры ждали от Йокинена, что он сделает многое, поможет команде. И ему давали все больше и больше игрового времени. Возможно, здесь я подламывался. Но ничего страшного. Это опыт.

– Существует мнение, что вас довольно рано подняли в НХЛ. Надо было "притереться" в АХЛ...

– Не думаю, что это лучший вариант. По крайней мере, я не жалею. И все шло хорошо, пока мы не переехали в Виннипег, где поменялись тренеры. Думаю, если бы мы остались в Атланте, было бы отлично.

ТОРЧЕТТИ РАССКАЗЫВАЛ, КАК РАБОТАЮТ КЕЙН И ТЕЙВС

– У вас же в "Атланте" ассистентом главного тренера был Джон Торчетти? Расскажите, в России о новом наставнике ЦСКА толком ничего не знают.

– Он был у нас тренером по защитникам, поэтому я с ним не так много времени общался. Кто-то его любил, кто-то недолюбливал. Во время игры он мне никогда ничего не говорил. Только на тренировках объяснял какие-то моменты, которые нужно доработать. Рассказывал, как, когда он был тренером в Чикаго, работали Патрик Кейн и Джонатан Тейвс. Мне лично весь тренерский штаб в "Атланте" нравился. Ко мне все хорошо относились.

– С вами занимались индивидуально, когда вы только приехали в НХЛ?

– Я и в юниорской лиге всегда оставался, тренировался сам. И в "Атланте", и в "Винипеге". И сейчас. В НХЛ мне много подсказывал Коля Антропов. Было приятно, что он русскоговорящий и заботился обо мне. Несмотря на конкуренцию, он хотел для меня лучшего.

– Хоккеист "Льва" Микко Мяенпя отмечал, что ему трудно было играть в НХЛ, потому что "тебя постоянно преследует парень под 100 кг". Вы же довольно жесткий нападающий…

– И мне было комфортно. Я шел в команде в тройке по силовым приемам. Меня это никогда не устрашало.

– Прием, который остался в памяти?

– Наверное, болельщикам больше всего запомнилось, когда я Хару встретил.

– Лев Бердичевский отмечает, что за океаном это нормально. А у нас приходится отмечать: "Столкнулся – молодец".

– Думаю, все хоккеисты должны играть жестко. Когда сезон начался и борьба идет за каждое очко, нужно биться, бороться. Но выходить в третьем-четвертом звене – не мое. Моя игра – думать на площадке, созидать, забивать голы. Просто другой хоккей. Мы, русские, совсем для другого созданы.

АЭРОБИКА – ИМПРОВИЗАЦИЯ НА СБОРАХ

– В "Ак Барсе" сейчас есть Терещенко, Свитов. Место в первых двух звеньях не гарантировано.

– Мое дело выходить и играть, остальное оставляю позади. Точно так же, как и разговоры о Ноэле. Я об этом уже забыл. Это такие неприятные вещи, о которых не стоит думать.

– Предсезонка у "Ак Барса" тяжелая?

– Нелегкая. Объемные тренировки. Много бегаем, занимаемся на льду, в тренажерном зале. Интересно, у нас есть аэробика. Приходит девушка, с нами занимается.

– Евгений Медведев рассказывал, эти занятия еще с прошлого года.

– Да. И на сборах хоть какая-то импровизация. Одно и то же надоедает. А у нас и акробатика, и аэробика, и на батутах прыгаем. Хорошо, что здесь, в Казани, есть такая база. Она позволяет все это делать. И не надо никуда выезжать.

– На аэробике у вас ноги не заплетаются?

– Нет, мы уже привыкли, нормально. У всей команды даже синхронно получается.

– Есть лучшие?

– Дима Обухов выделяется. Он очень хорошо двигается.

ПОНРАВИЛОСЬ ВСЕМ, КРОМЕ СОПЕЛА

– Голкипер "Винипега" Ондржей Павелец отметил, что вы хорошо танцуете.

– Он так сказал? Не знаю, где Павелец видел, чтобы я танцевал. Может, ему приснилось?

– А на ужине новичков?

– Да, там танцевали. Ужин, кстати, получился веселый. Нам надо было изобразить какую-нибудь звезду. Я не знал, кого показать. Решил – Брента Сопела, который сейчас в Уфе играет, а тогда у нас был. Смешно получилось. По-моему, понравилось всем, кроме Сопела.

– Какие качества Брента вы отразили?

– Я изобразил его предыгровой ритуал. Он немного отличается от остальных.

– Павел Дацюк рассказывал, что в "Детройте" ребята брали фотографию звезды и вставляли туда снимок похожего на знаменитость игрока.

– А у нас главный тренер Ноэль два года назад, чтобы все лучше друг с другом познакомились, устроил "биографию". Расписал календарь на год. Каждый вечер по два человека должны были прийти со своим компьютером или дисками, сделать слайд-шоу с фотографиями: какой ты был маленьким, как зовут родителей, как ты жил, жена, девушка, у кого есть. Было интересно – и непонятно, и весело.

– А с Дацюком вы общались?

– Да. С Пашей много времени проводили, когда я играл в "Атланте". И с "Виннипегом" мы приезжали в гости к "Детройту". Сейчас Паша был в Казани на открытии Универсиады, встречались. Я всегда рад услышать от него совет.

БЕЛОВУ ЕЩЕ ХОЧЕТСЯ ИГРАТЬ

– Торесен говорит, что Ковальчук настоящий капитан. Как об Илье вспоминали в "Атланте"?

– Я был с ним на чемпионате мира в Словакии. Действительно, Илья – настоящий капитан, большой человек в раздевалке. Может в любой момент выйти, что-нибудь сказать, завести ребят. Думаю, большой плюс для СКА в том, что они приобрели Ковальчука.

– Во время ЧМ-2012 ходили разговоры, что один из неигравших хоккеистов нарушил дисциплину, пришел после отбоя и еще выражал свое недовольство тем, что не попадает в состав. Якобы это вы. Прокомментируете?

– Пусть тот, кто об этом говорит, приведет факты, конкретно скажет, где и в чем я "запалился". Не знаю, первый раз об этом слышу. Мы приходили всегда вместе с командой в номер, ужинали и ложились спать. Потому что у нас, ребят, которые не играли, были довольно серьезные нагрузки. И нарушать режим совсем не хотелось.

– Не трудно так – приезжать на два чемпионата мира и просто кататься, не попадать в состав?

– Тяжело, но лучше иметь такой опыт. Побывать с командой, в этой атмосфере.

– Ваш агент сообщил, что вы вернулись ради Олимпиады в Сочи.

– Да, конечно. На чемпионатах мира я уже познакомился с ребятами, получше узнал Зинэтулу Хайдаровича. Посмотрел, как играют, поучаствовал в матчах на Евротуре. И сейчас хочется доказать, что я достоин быть в этой сборной. Доказать, прежде всего, себе и показать игрой.

– А с Валерием Беловым в "Ак Барсе" вам как?

– Отлично. Всегда хорошо ко мне относился и относится. Он такой, знаете, игровик. Мне кажется, он бы с удовольствием надел форму, вышел и выступал вместе с нами. Думаю, ему хочется еще играть и играть. И вот это его отличает от многих тренеров. Кто-то даже до шайбы не дотрагивается, когда на лед выходит. А Белов всегда с шайбой ездит, пасует, с ребятами катается. Приятно, когда тренер такой.