Кирилл Фастовский: "Реформы КХЛ буксуют из-за организационного начала"

Хоккей   /  КХЛ 
0
5
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Алексей Шевченко
Алексей Шевченко
Специальный корреспондент
Генеральный менеджер "Сибири" попытался объяснить, зачем России нужна лига фарм-клубов, что не получается в работе Владимира Плющева и как выросла зарплата вратаря Александра Салака.

ЛИГА ФАРМ-КЛУБОВ НУЖНА

– Вы входите в правление КХЛ, член совета директоров лиги и, наверное, можете лучше объяснить некоторые вещи. У многих складывается ощущение, что лига идет не в ту сторону, не развивается.

– Ошибаетесь. У меня есть четкое понимание, что мы идем в правильную сторону. Другой вопрос, что все делается не совсем с той скоростью, с которой хотелось бы. Некоторые реформы буксуют из-за неправильного организационного начала. Но направление верное. Дайте время, люди притрутся и наберут правильный ход. Я в этом нисколько не сомневаюсь.

– Возьмем одно из последних решений – лига фарм-клубов. Признаться, список минусов этой идеи очень обширен, а плюсов совершенно нет.

– У правильного клуба в системе должно быть именно так: молодежка, фарм-клуб, первая команда. И то, что фарм-клубы будут играть в одной лиге, – это разумное решение.

– Играли бы в ВХЛ.

– Фарм-клубы не борются за Кубок Братины – у них нет такой задачи. Это плохо, что в одной лиге играют команды, которые борются за трофей, и те, кто решает совсем другие задачи. Никто не мешает высшей лиге разыгрывать свой титул, но фарм-клубы пусть играют отдельно.

– Чем вас не устраивало пять человек в ангарском "Ермаке"?

– Во-первых, этого мало. Во-вторых, у нас нет гарантии, что в Ангарске они бы играли. Да их и не ставили в состав. У "Ермака" свое видение, свои планы, и мы не можем на это никак влиять. И это при том, что в нынешнем сезоне у нас с клубом ВХЛ очень хорошие отношения. Правильно, чтобы у клуба КХЛ был свой тренер, работающий по нужной системе, а тренер команды КХЛ мог бы на все это влиять.

– Вы представляете, сколько будет стоить содержание фарм-клуба?

– Я уже подсчитал – почти 100 миллионов рублей. Для "Сибири" – сумма немыслимая. Но некоторые это потянут.

– Таких не больше десяти.

– Пока – шесть. Но все будет дешевле, если не создавать команду с нуля, а договориться с готовой командой Высшей лиги. В этом и преимущество новой затеи. Клубы не обязывают иметь команду в турнире фарм-клубов. И не обязывают создавать новый коллектив.

– Как только эта идея появилась, Геннадий Величкин сказал, что такая лига может существовать, если у каждого коллектива КХЛ будет свой фарм-клуб. Но сейчас вы уже не выставляете команду. Точно не потянут "Металлург" из Новокузнецка или, например, "Витязь".

– Да, такая идея была, но она оказалась невыполнимой. Сразу же нашлись те, кто ни при каких обстоятельствах не смогут потянуть команду. Например, мы. Но в турнире будет выступать как минимум 12 команд. Уверен, что к лету необходимое число появится.

ЛЮДИ ПРЕВРАЩАЮТСЯ В ИГРОКОВ В 24 ГОДА

– Где вы возьмете хоккеистов для фарм-клуба? Их просто нет. Останется МХЛ, ВХЛ, КХЛ.

– Это не такая уж и большая проблема. Каждый год только нашей школе приходится прощаться с пятью-шестью хоккеистами. Для них просто нет места в первой команде, а МХЛ они уже переросли. Эти ребята выступают в Казахстане, Белоруссии или в других турнирах.

– Если человек к 21 году не может найти себя в ВХЛ или КХЛ, то пусть он занимается чем-нибудь другим.

– Это очень спорный вопрос. Я уверен, что хоккеист проявляет себя в 23 - 24 года. Во сколько в ЦСКА пригласили Бориса Михайлова?

– Я против примеров из СССР, так как мир изменился.

– Он изменился в глобальном смысле, но какие-то вещи постоянные. Так вот, Борис Михайлов стал лучшим бомбардиром в 24 года.

– Можно какой-нибудь современный пример.

– Что вы знали о Никите Трямкине до этого года?

– Я – многое. Но, конечно, его прогресс очевиден.

– И это прогресс из-за возраста. Хорошо, другой пример – Максим Игнатович из "Сибири". Он в команде с 2011 года, но мы его и в Казахстан отдавали, и в состав он не проходил. А сейчас Максим – кандидат в сборную России. Уверен, что в фарм-клубе он бы рос гораздо быстрей. Да, есть ребята, которые уже сверкают в 18 - 19 лет, но таких немного. Зря что ли в Америке развивают студенческий хоккей? Сколько людей оттуда пришло?

– Допустим, в Новосибирске бы играл фарм-клуб. Да у вас льда бы не хватило на еще одну команду.

– Наша бы базировалась в Бердске. Я понимаю скепсис, но уверяю, что к этому мы бы все равно пришли рано или поздно. В фарм-команде достаточно много ограничений по возрасту. Нельзя будет набивать состав ветеранами, например.

– Все это не имеет отношения к североамериканской АХЛ, а мы стремимся взять оттуда лучшее.

– Как раз это имеет отношение к АХЛ. У нас появится такая лига.

– Нельзя было договориться с ВХЛ о том, чтобы можно было отправлять определенное количество игроков, обсудить обмены между лигами? Договориться, а не воевать.

– Никто и не воюет… Но и договориться не получается.

РЕФОРМА СУДЕЙСТВА БЫЛА НУЖНА

– В этом году вы пострадали из-за действия арбитров в четвертом матче плей-офф против "Металлурга". Теперь-то вы поняли, как были неправы, когда выступали против Александра Полякова, прежнего главы судейского комитета.

– У вас неправильная информация. Я никогда не выступал против Александра Полякова.

– На одном из собраний против него выступил руководитель "Динамо" Андрей Сафронов, а вы его поддержали.

– Все немного не так. Андрей Николаевич выступал против Полякова. Я не был сторонником его отставки, однако был за то, чтобы реформа судейства началась. Более того, я один из тех, кто принял участие в обсуждении этой реформы.

– Не понимаю, что там нужно было реформировать?

– Судейство в КХЛ было очень слабым. Вы можете спорить, но это так. И в планах было разделить исполнительную и законодательную власть в судействе. Александр Поляков должен был и дальше работать с арбитрами, проводить с ними сборы, методическую работу, искать и готовить новых, но не он должен был назначать судей и выставлять им оценки. Ему было трудно сохранить стопроцентную объективность, неся на себе обе функции одновременно. Вот потому и появилась должность главного арбитра.

– Да, Владимир Плющев так все наладил, что теперь скандалы чуть ли не после каждой встречи.

– Еще один момент, который некоторые, в том числе и Владимир Плющев, не поняли. Если у него сейчас спросить, то он и сам не сможет сформулировать свои задачи на этом посту.

– А какие задачи?

– Он действительно должен оценивать работу арбитров, заниматься назначениями. Но самое главное – он должен представлять интересы клубов! А пока идет перекос в другую сторону, и Плющев как бы находится на стороне арбитров. А это принципиально другой подход.

– Но судьи не слишком его и приняли. До сих пор считают чужим.

– Возможно, на эту должность больше подходил бы специалист, который лучше разбирается в судейских вопросах, тоньше понимает проблематику. Но сама идея реформы очень правильная. Мы нуждались в изменениях.

– В первые годы КХЛ судейский вопрос был одним из самых последних в КХЛ. Больше всех в том, чтобы арбитры работали идеально, был заинтересован сам Поляков.

– У меня к нему претензий нет. Но все равно неправильно, когда один человек и назначает судей, и казнит, и поощряет и работает с ними.

– И что дальше? Владимир Плющев продолжит работу?

– Кадровые вопросы я не обсуждаю. Но точно знаю, что после окончания сезона вся работа будет проанализирована. Тогда и будут сделаны выводы.

ОПУБЛИКОВАННАЯ ЗАРПЛАТА САЛАКА – БРЕД

– Недавно была опубликована новая зарплата вашего вратаря Александра Салака. Пишут, что он будет получать почти 120 миллионов рублей в год, плюс у него поменялась система бонусов.

– Это неправда. Вообще, конечно, некоторые журналисты очень удивительно работают. Возьмут с потолка сумму, добавят своих фантазий, а потом говорят, что информация не подтверждена. Так вот, зарплата Салака повысилась всего на 5 процентов и очень далека от суммы, которую называли.

– А бонусы?

– Бонусы мы вообще не переписывали – они остались прежними.

– Но переговоры шли трудно?

– Но не из-за денег, а из-за организационных вещей. Дело в том, что какие-то моменты нужно было обсудить. Он не просил особых условий, но ему была необходима наша помощь по многим моментам. Вы поймите, в семье у Александра супруга и трое детей. У него большая семья, и к этому надо относиться правильно.

– Но что вы обсуждали? Дом ему снимете?

– Нет-нет, в "Сибири" все жилье за счет хоккеистов. Мы в этом не помогаем. Один из пунктов я раскрою. Александр попросил, чтобы его супруга могла смотреть игры не с трибуны, а из ложи. И ее понять можно. На матч она приходит с тремя детьми. Один – смотрит хоккей, второй – не смотрит, третий – куда-то убежал. Плюс вокруг болельщики, которые обязательно хотят сфотографироваться. Каждый матч превращается в мучение.

– У вас нет лож.

– Это проблема. Ложи есть, но, конечно, не такие, как в современных дворцах. Но мы все-таки посадим ее в одну из отдельных лож, чтобы облегчить поход на хоккей. Я привел этот пример, чтобы вы поняли, на каком уровне проходило обсуждение. Это не вопрос денег – это вопрос быта. Салак – иностранец, и ему надо было помочь.

– Правда ли, что в этом сезоне ваши игроки едва не устроили забастовку? Впервые за долгое время.

– Был очень сложный момент, когда вице-губернатор Новосибирской области сделал весьма неосторожное заявление по поводу финансирования клуба. К счастью, тогда матчей не было, я встретился с хоккеистами и все им объяснил. Но ситуация была напряженной, в первую очередь для иностранцев. Они не совсем понимали, как относиться к информации о замораживании финансирования клуба. В те дни мне звонили все существующие агенты, друзья игроков, близкие хоккеистов. Тяжелое было время. Но того вице-губернатора уволили уже, но, отмечу, не из-за этого заявления.

С НЕКОТОРЫМИ ИНОСТРАНЦАМИ Я ОШИБСЯ

– Был уверен, что вы сможете пройти второй раунд. Понимаете, почему не прошли?

– Прекрасно понимаю. У нас были не те легионеры. Я реально ошибся с иностранцами и не отрицаю этого. Да я вообще всегда ошибки признаю, в этом нет ничего такого. Так вот легионеры оказались не совсем теми людьми, которые были бы лидерами команды. То есть слабовато сыграло второе звено. Они к плей-офф подошли уставшими, с травмами.

– Легионеров вы набирали в экстремальных условиях. Кто был на рынке – того и брали.

– Согласен. Например, Томаш Винцоур приехал к нам совсем не готовым. У него был лишний вес, он был растренирован. Но спасибо опять же Александру Салаку, который с ним много возился, заставлял тренироваться. Винцоур, в принципе, меня всем устраивал, это хороший и талантливый парень. Но ему не хватает работоспособности.

– Раз уж снова заговорили о Салаке, то непонятно, зачем вы подписали такого неуравновешенного голкипера. Первые четыре матча следующего турнира он пропускает. Представьте, вы начнете сезон с четырех поражений.

– Есть разные типы людей. Так вот Александр такой. Он импульсивный и сам понимает, что страдает от этого. Отмечу, что все штрафы он заплатит из своего кармана. Слышали бы вы, как ему досталось от Андрея Скабелки!

УХОД СКАБЕЛКИ ИСКЛЮЧЕН

– Вы подписали контракт с Андреем Скабелкой. В контракте есть пункт о компенсации в случае ухода?

– Нет. Его уход исключен.

– В принципе, у тренеров другие правила. Напиши заявление и через две недели будешь свободен.

– Вы правы, но если какой-то клуб все-таки переманит его на таких условиях, то мы будем поднимать этот вопрос в лиге. Впрочем, я уверен, что Скабелка никуда от нас не уйдет.

– Скажите честно, он лукавил, когда говорил, что новая зарплата его совсем не волнует?

– Нет. Он действительно о ней заговорил в самую последнюю очередь. Но и "Сибирь" не скупилась. Одно дело, когда мы вели переговоры с начинающим специалистом, другое – с тренером, который приносит результат. Его оклад увеличился в полтора раза, но это все-таки весьма разумная сумма.

– Андрей Скабелка говорил, что серьезный спад в середине сезона был связан с тем, что у ваших лидеров появились предложения из других клубов и они стали мечтать о новых командах. Но потом вы почти всех лидеров переподписали.

– Мы работаем с правильными агентами. То есть теми, кто деньги не ставит во главу угла, а думает и об интересах хоккеистов. Если бы Шалунов, Шумаков, Санников ушли в условный СКА, то они бы вряд ли получили столько возможностей для роста и творчества, сколько им предоставят в "Сибири".

– Сильно состав поменяется?

– Да. Многие покинут команду, но пока давайте без имен. Да я и не имею права пока называть какие-то фамилии.

НИКИТИН ХОТЕЛ РАБОТАТЬ В СБОРНОЙ

– Первый, кому вы предложили пост тренера в "Сибири" после ухода Дмитрия Квартальнова, Игорь Никитин. Согласитесь, что сейчас он тоже один из самых сильных тренеров, с которыми понимающие люди связывают успехи ЦСКА. Что не срослось?

– Да, мы говорили именно с Никитиным, но он очень хотел работать в национальной команде, для него это очень престижно. Если бы он возглавил наш клуб, то ему бы пришлось уйти из сборной.

– Если бы вы не отпустили Петериса Скудру, то он бы сейчас, возможно, возглавлял "Сибирь". И у вас бы была жесткая агрессивная команда, которая бы смяла "Металлург".

– Как я мог удержать Петериса, если у него было предложение из "Торпедо"? Дмитрий Квартальнов работал в "Сибири" и у нас не было в планах его менять. А Скудра работал помощником. Я просто не имел права его удерживать, да и не хотел. Что касается стиля команды, то он у нас похожий. Может быть, не столь прямолинейный в атаке, но мы также стараемся выжимать из хоккеистов максимум.

– Правда, что Андрей Скабелка в самом начале попытался вести себя, как Петерис Скудра, но вы его остановили?

– Нет, так как Андрей Скабелка – человек с совершенно другой психологией. Я не осуждаю Петериса. У него свои методы, пусть даже он иногда перегибает, но Скабелка – другой. У него все через позитив. В этом смысле он больше похож на Дмитрия Квартальнова, чем на Петериса.

МАРИЯ ЛЕВИНСКАЯ ИНОГДА СТАНОВИТСЯ БОЛЕЛЬЩИКОМ

– А как вам фотографии пресс-атташе Марии Левинской?

– Да мне все равно. Это ее личное дело.

– Не запретили?

– Нет, а с чего мне это запрещать? Просто после того как об этом напомнил Геннадий Величкин, мне звонили знакомые, которые хотели бы посмотреть на эти фотографии. Веселая история.

– Удивило, что кто-то наезжает на Марию Левинскую. По-моему, она делает для новосибирского клуба очень много, но кто-то считает, что она вредит клубу.

– Мария – один из наших самых ценных сотрудников и точно один из лучших пресс-атташе клубов КХЛ. Конечно, у нее бывают перекосы. Она скорее болельщик во время матчей команды и очень эмоционально относится к игре, что потом сказывается на ее сообщениях в социальных сетях. Мы ведем работу в этом направлении, но я прекрасно понимаю, что если совсем ее ограничивать, то это будет не та Мария. Кроме того, благодаря Левинской о "Сибири" много говорят.

– Кстати, про болельщиков. Пять тысяч на встрече с командой после сезона! Я отказываюсь понимать.

– Да я сам, мягко говоря, был поражен. Причем мы же собирали записки с вопросами, и Мария говорит, что записок было очень мало. То есть люди пришли просто посмотреть на хоккеистов, которые находились на сцене полчаса. Это выше моего понимания. Но это и характеризует город. Он – необыкновенный, и люди там такие же.

МЫ ПОКРЫВАЕМ 20 ПРОЦЕНТОВ РАСХОДОВ

– Что вы имеете в виду?

– Между прочим, когда я веду переговоры с легионерами, то они, приезжая в Новосибирск, понимают, что оказываются в Европе. Город совершенно ничем не отличается от того, к чему они привыкли. Да и я, когда возвращаюсь из Москвы, совершенно не вижу разницы. А как любят команду! Мне поклонники клуба сделали золотой значок, нашим сотрудникам сделали серебряные значки с надписью "Сибирь". В каком городе еще такое возможно?

– Но губернатор к клубу относится не очень хорошо.

– Это неправда. Он в курсе всех дел команды и у нас с ним прекрасные отношения.

– Пиво вам запрещают продавать на стадионе.

– Это очень непростой вопрос. Тут не так: губернатор приказал – пиво стали продавать. Тут нужны изменения в законе, нужно на федеральном уровне пойти против кое-кого, чтобы получить разрешение. Но я постоянно намекаю, что это возможность дополнительно заработать для клуба.

– Сколько?

– Порядка 20 миллионов рублей за сезон. Это по самым скромным подсчетам.

– Вы вообще сейчас зарабатываете?

– Мы покрываем 20 процентов расходной части.

– Ого. В лиге же считается нормальным 5 - 10 процентов. Откуда 20?

– Стараемся. Это продажа атрибутики, мы занимаемся продажей питания на стадионе, плюс билеты. Увеличение стоимости билета на 300 рублей во время плей-офф позволило серьезно заработать.

– Где еще можно заработать?

– За счет продажи товаров с символикой клуба. Пока мы вообще этим не занимались, но вот-вот начнем. Мы затянули с этим вопросом потому, что у нас менялась эмблема, символика. Но сейчас это будет нашей приоритетной задачей. Начнем с воды, а дальше уже будет зависеть от предложений.

Алексей Шевченко

vs
0
Офсайд
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта