«В Риге лечили от ковида витамином С». Российский вратарь Галимов — о тяжелом сезоне в Латвии

Хоккей   /  КХЛ 
4
12
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Михаил Скрыль
Михаил Скрыль
Корреспондент
Российский вратарь не играл из-за травмы с декабря.

Сезон-2020/21 для вратаря рижского «Динамо» Станислава Галимова завершился досрочно 21 декабря. Из-за травмы, полученной в матче с «Сочи», голкипер не смог помочь рижанам в оставшейся части регулярного чемпионата. Станислав сделал операцию, прошел курс реабилитации и сейчас постепенно готовится к новому сезону. Поэтому наше общение и началось с вопроса о тренировочном процессе и ближайших планах.

Футбольная травма и перенесенный коронавирус

Чем занимаетесь?

— Сейчас уже катаюсь в Челябинске. Нашел тренера, с которым провожу подкатки. Он работает с вратарями в школе «Трактора». Попросился к нему и сейчас работаю с ним.

Отпуск-то был у вас?

— Как сказать. В конце декабря я провел последнюю игру. Потом в конце января сделал операцию и сейчас восстановился после нее. Только в начале мая вышел на лед.

Вы ведь еще и коронавирусом по ходу сезона переболели.

— Это отдельная история. Рассказываю, как нас лечили от ковида в Риге. Нас закрыли дома в квартире, привезли градусник, дали витамин С и сказали, чтобы мы сами заказывали еду.

Это было с первого дня, когда пришел положительный тест?

— Да. Я проснулся, доктор написал мне: «У тебя подтвердился ковид, сиди дома». Мы звонили, узнавали, нужно ли нам ехать в гостиницу, но нет — сказали сидеть дома. Заказывайте еду через доставку, а она стоит 15 евро. Нам привезли градусник и витамин С. Илья Проскуряков так десять дней с температурой лежал и только потом в больницу поехал.

Как протекала болезнь?

— У меня больше 37 температура не поднималась. Я пил пару дней противовирусные. Три-четыре дня держалась температура, потом отпустило, и просто сидел дома. Через две недели сделали тест — ответ пришел отрицательный.

Затем было восстановление?

— Нет, мы сразу начали тренироваться и играть. В итоге все это вылилось в травмы. Нагрузка была сумасшедшая. После болезни я сыграл десять матчей подряд.

Травма в матче с «Сочи» выглядела очень страшно. Можно ли ее как-то объяснить?

— Мышца болела до этого. Все началось с матча против СКА, когда мы выиграли по буллитам. Потом поехали в Череповец, но мне сказали отдыхать, а поставили Проскурякова. Прошла половина игры, и Илью поменяли после двух пропущенных шайб. Я вышел холодный, начал кувыркаться, прыгать. После этого мышца и заболела. Лечился, лечился, вроде полегче стало. Потом сложилась такая ситуация, что из вратарей остались только я и молодой Бруно Бруверис. Мне говорят: «Давай-давай, надо играть». Вышел и «порвался». Уехал через пять минут.

Да уж.

— Как мне рассказали позже, оторвалась очень маленькая мышца, травма у меня очень редкая. В основном такое встречается у футболистов. Не знаю, правда, почему так. Мышца могла зажить сама, но я решил сделать операцию.

Операцию сами оплачивали?

— Это тоже интересная история. Мне сказали, что можно сразу сделать операцию в Риге за две тысячи евро. Мол, клуб все оплатит. Я им сказал, что хочу сделать ее в Германии. Они ответили, что тогда платить будешь сам. Хорошо, никаких проблем, только отпустите меня, отдайте документы, и я полечу на операцию. Объяснил Петерису, что буду делать операцию в Германии, так как здесь делать не хочу. А стоила она десять тысяч евро. Петерис тогда сказал, что мне вернут две тысячи. Я отправил все документы и чеки, но до сих пор ничего нет. Думаю, что и не будет ничего.

Вы о себе никак не напоминали?

— Нет, а зачем? Когда уволили Петериса, понял, что все это бессмысленно.

А зарплаты в «Динамо» не задерживали?

— Нет, все выплачивали день в день. Уже полностью рассчитались.

Как шло восстановление после операции?

— Ничего сложного не было. Требовался покой некоторое время, потом две недели передвигался на костылях, затем мог спокойно ходить, крутить велосипед. А полное восстановление заняло три месяца — до начала мая.

Сейчас эта мышца вас не беспокоит?

— Нет, сейчас все отлично. Но все равно стараюсь не «рвать» и делать движения плавно. Спокойно занимаюсь растяжкой. Дело в том, что даже без операции я бы мог тренироваться, но решил не рисковать.

Проблемы рижского «Динамо»

Можете объяснить, почему у Петериса Скудры, команды которого всегда отличались системной обороной, не получилось выстроить эту систему в «Динамо»?

— Сложный вопрос. У нас играло много парней, которые еще в прошлом сезоне выступали в МХЛ. Им не хватало опыта — пацаны по 19-20 лет. У игроков не хватало мастерства, чтобы понять его систему. Тем более она оказалась новой для всех, никто не знал его требований. Петерис пытался все донести, мы тренировались, а потом резко уходили на карантин.

Какое-то время были без льда. Еще по ходу сезона приходили новые игроки. Доходило до того, что ты заходишь в раздевалку, а там постоянно кто-то новенький. А когда все заболели, поменялось полкоманды. Думаю, Петерису не хватило времени, плюс сказалась текучка игроков и неопытный состав.

Петерис в одном интервью говорил, что раздевалка в начале сезона была «пустая».

— Да, верно. Не было ни одного сплочения, ни одного командного ужина. Иностранцы были сами по себе, латвийцы сами по себе. Мы (русские ребята) вроде пытались что-то сделать, но ничего не получалось. В раздевалке не было рабочей атмосферы.

«Динамо» собралось позже всех команд КХЛ. Как проходила предсезонка?

— Ее практически не было. Когда прилетели русские игроки, нас поселили в отдельную раздевалку, и мы тренировались сами по себе из-за карантина. Потом вышли с него, потренировались немного все вместе и начали играть. Не хватило ни зала, ни льда.

Петерис Скудра как-то изменился по сравнению со временем в «Торпедо»?

— Не особо. На мой взгляд, остался таким же.

Говорили, что он стал мягче.

— Возможно, так и есть, но это произошло уже в конце сезона, когда все было понятно.

Маркеры не летали по раздевалке?

— Скрывать не буду, всякое было.

На ваш взгляд, из ситуации, в которую попало «Динамо», можно было найти какой-то выход?

— То, что мы могли, мы делали. И тренировались как могли, и играли. Тренировались даже в гостиницах сами. Думаю, из этого никак не получилось бы выбраться.

Когда истек контракт, руководство «Динамо» с вами даже не связывалось?

— Нет, даже намеков не было. Они же подписали вратарей из Чехии и Швеции.

После сезона с Петерисом лично общались?

— Нет. Когда сезон закончился, он написал в командный чат «всем спасибо за работу» и все. Как ни крути, Петерис дал нам шанс, собрал хоккеистов, которые по разным причинам остались без работы. За это ему нужно отдать должное. Как он себя вел — уже другое дело. Может, и мы тоже давали повод, но за то, что он не побоялся нас пригласить, ему только спасибо. На него тоже свалилась гора проблем. Не было предсезонки, бесконечные карантины, сверху давит руководство, ведь он и звал всех игроков. Петерис пытался как-то исправить ситуацию, но новые хоккеисты долго набирали форму. Им требовалось время, чтобы сыграться. Все это сыграло против него.

Вас удивила история с Джорданом Мюррэем, который украл клюшку у Ильи Ковальчука?

— Меня тогда уже не было в команде. Мы с ним играли в начале сезона, но я не знаю, что на него нашло. Я был в шоке, не верил, что такое возможно. Не думаю, что Ковальчук отказал бы ему, если бы он попросил. Этот парень приехал с АХЛ, видимо, у них такое считается нормальным.

Дальнейшая карьера

Сейчас у вас нет конкретных предложений от клубов?

— Нет, пока тишина, но я готов к любому предложению, чего уж скрывать.

Двусторонний контракт не будет смущать?

— Сложный вопрос. Все зависит от системы клуба. Если, например, дома, то почему бы и нет. Не вижу в этом проблемы.

Год назад вы рассказали, что рассматривали варианты в Европе как план «Б».

— Если будет вариант, то рассмотрю и его. Главное, чтобы было из чего выбирать. Как получается у хоккеистов: нелепая травма, пара неправильных переходов — и ты никому не нужен. Но назад уже ничего не вернешь.

Если не смотреть на состав, абстрагироваться от всей ситуации и открыть статистику вратарей рижского «Динамо», цифры действительно страшные.

— Потому что были постоянные замены, которые сильно влияют на статистику. Например, ты пропустил две шайбы в первом периоде, тебя заменили — будет коэффициент надежности как минимум шесть. То есть больше, чем когда пропустил четыре шайбы за весь матч. В матче с «Сочи», когда получил травму, я пропустил одну шайбу, потом пару бросков отбил и уехал. Коэффициент надежности — 12.

Если бы не пара матчей, когда меня меняли, статистика была бы лучше. У нас были отдельные хорошие игры. Мы победили СКА, «Куньлунь», с «Автомобилистом» и «Локомотивом» играли на равных. Начало чемпионата получилось смазанным из-за отсутствия нормальной предсезонки, но не все это понимают.

Все смотрят статистику, никто не будет детально разбирать матчи.

— Да. С кем я ни разговаривал, все прежде всего смотрят на твои показатели. Самое интересное, что по ходу сезона у меня было предложение поехать в чешский чемпионат в один из топ-клубов.

По ходу сезона «Динамо» задействовало восемь вратарей. Пригласили даже Зейна Макинтайра из Северной Америки.

— Парень, кстати, хороший. Он до этого четыре месяца не катался. Трудолюбивый, работоспособный вратарь. Он здесь набрал форму, а потом спокойно подписал контракт в АХЛ, как и Иван Налимов.

Он же заболел в Риге, как только прилетел.

— Да-да. Прилетел и сразу заболел. Пока восстановился, пока потренировался — потом уже и обратно улетел.

Экстренно вызвали и Александра Лазушина.

— Саша — самый несчастный из нашей компании вратарей. Вы видели, кто играл с ним в составе? Просто команда МХЛ. Так его еще и вызвали по ходу сезона. Он прилетел, пару матчей сыграл, ничего не получилось, и с ним расстались. Проскуряков даже шутил: «Вы хоть Кэри Прайса подпишите, все равно он никак не сыграет». Цепочка неудач сомкнулась, и ничего уже нельзя было глобально изменить.

Досье «СЭ»

Станислав Галимов
Родился 12 февраля 1988 года в Челябинске.
Вратарь, воспитанник челябинского хоккея.
Выступал за «Трактор» (2005-2006, 2019-2020), «Ак Барс» (2007-2012, 2016-2017), «Атлант» (2012-2014), ЦСКА (2014-2016), «Торпедо» (2017-2019), «Металлург» Мг (2019), «Динамо» Рига (2020-2021).
Обладатель Кубка Гагарина (2009, 2010), участник Матча звезд КХЛ (2015), бронзовый призер МЧМ (2008).

vs
4
Офсайд
Игра миллионов
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Загрузка...