Хоккей

28 мая, 14:30

Подпишет ли «Ак Барс» Радулова, останется ли Билялетдинов? Отвечает генменеджер клуба

Специальный корреспондент
Интервью с Маратом Валиуллиным.

Любой приходящий тренер должен понимать, какие задачи перед ним стоят

— 30 мая вы пойдете к главе республики. Там и будет назначен главный тренер?

— Я думаю, пока нет. Писали же и говорили, что в начале июня определимся. Или в середине. Все от Билялетдинова зависит. Как я и говорил, есть план B. Мы не будем озвучивать его.

— Это Воробьев? Или Бабенко остается главным?

— Не так много кандидатов вообще среди тренеров, которые могут выйти на этот уровень. Наш клуб с амбициями. Всегда стремится выиграть Кубок, соответственно, любой приходящий тренер должен понимать, какие цели и задачи перед ним стоят. А они максимальные всегда. Юрий Иванович прошел «Витязь» и сейчас поработал в течение сезона. Видит, какие требования. Почему нет?

— Он ведь провалился с «Витязем».

— Почему? Они интересный хоккей показывали. Это тоже первый опыт. Все в жизни бывает в первый раз. Мы же не знаем, как у них там было. У них интересное большинство было. Интересные легионеры. В первой половине они показывали неплохие результаты и качество игры.

— Вы говорили, что не считаете приглашение Знарка ошибкой. Как это? Вы же чуть мимо плей-офф не пролетели.

— Чуть не считается. Мы вышли с первого места. Если бы заняли четвертое-пятое, то можно было бы так говорить.

— Кто все-таки его пригласил?

— Мы все. Есть слово такое — команда. Мы и пригласили.

— Говорили, что есть какая-то сила в Казани, которая продавливала кандидатуру Знарка.

— Не было такого. Анализировали всех кандидатов. И среди них были не только Знарок или Квартальнов. С Димой так же до последнего разговаривали. Он прекрасно понимал, что три года — это тоже определенный срок работы. С определенными составами. Пробовали и ротацию делать. В итоге не выполнили задачу, которую планировали.

— Стиль работы Знарка не походил для вас. Даже Квартальнов вписывался в систему.

— Еще раз повторюсь. Если бы за три года был бы определенный результат. Мы за три года... Пандемия была. Серебро взяли. Не было плей-офф. Вылетели в первом раунде и взяли бронзовые медали. Это не то, к чему мы стремимся. И все это прекрасно понимали. На ошибках учатся. Из-за этого я считаю, что приглашение Олега не было ошибкой.

Тренер Олег Знарок.
Олег Знарок.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Никаких конфликтов с Бурмистровым не было

— Правда, что вы выплатили ему все по контракту, несмотря на увольнение?

— Да.

— У вас с этим все четко?

— У нас всегда так. Бывают определенные нюансы. Где-то что-то не получилось, но мы всегда со своей стороны, стороны клуба и нашего спонсора «Татнефти» все выполняем, что планируем.

— Вы говорили, что с Бурмистровым больше никогда не будете работать, а вчера пожали ему руку.

— Кто это сказал? Много что могут сказать. Перед тем как уезжать в Магнитогорск, мы сидели с ним у меня в кабинете. Разговаривали порядка 30-40 минут. Поговорили, пожали друг другу руки. Когда планировали его обмен, клуб тоже преследовал свои интересы. Мы хотели обменять его в другой клуб, чтобы получить кого-то взамен. Но мы немного пошли ему навстречу, из-за этого чуть-чуть затянулось. Никаких конфликтов у нас не было. Вы сами видели, что мы поздоровались и в раздевалке, и после. Чисто рабочие моменты.

— Вы становились на сторону тренера, а не Бурмистрова. Это так?

— Что происходит в Вегасе, остается в Вегасе.

— Не собираетесь комментировать?

— Я уже столько раз говорил, что сторона тренера в этом конфликте была правильной.

— Какая цель на следующий сезон?

— Почему мы должны ставить цель — полуфинал или финал? Цель — Кубок. Идешь за ним, а как получится — это уже другой вопрос. ЦСКА же в финале пять лет играет. Наверняка они перед сезоном не ставят себе задачу попасть в полуфинал или финал. Визуализация такая и до игроков доносится. Каждый год становится сложнее. И с потолком зарплат, и с какими-то вещами регламентирующими. И понимаем, что рынок европейский закрылся. Хотя есть часть ребят, которые не боятся и приезжают. Плюс три иностранца вместо пяти. Все команды с наличием потолка зарплат выравниваются. Те же «Локомотив», «Динамо», «Авангард», «Салават» — разве они не хотят выиграть? Все с амбициями. Много интересных тренеров, игроков, которые в чемпионате раскрылись.

— Почему офершиты не делаете?

— Зачем? Костяк команды мы сохранили. У нас есть 21 контракт, есть предложения, которые мы ребятам сделали. Точечно усиляемся. У нас есть восемь защитников. Мы не считаем, что на рынке были сильнее. Возможно, один защитник будет праворукий. Не россиянин. Три-четыре кандидатуры есть, в том числе и Кемпфер, среди североамериканцев.

— Вы сознательно даете длительные контракты игрокам?

— Костяк ребят складывается. Это команда, которая друг друга знает. Постоянно в одном коллективе. Когда ты по 10-15 человек меняешь, то это сложно. Новый человек, новые сочетания, новая психология. А так он всех ребят знает. Думаете, в сезоне легко переподписать? Это не просто так. Если мы в декабре переподписываем, то, соответственно, в работу идет август, сентябрь, октябрь. Мы рады, что ребята также идут навстречу. Тот же Илья Сафонов понимал, что ему нужно развиваться и через несколько лет он может выйти на другой уровень. И потом уже смотреть. Либо продолжать играть здесь или переходить в другую лигу. Мы понимали, что у него есть огромный потенциал, и поэтому переподписали его еще в сентябре. Соответственно, улучшая какие-то финансовые вещи, мы также просим представителя увеличивать срок контракта.

— Не жалеете, что в свое время упустили Коваленко?

— Нет. Они разноплановые игроки с Воронковым. На тот момент мы посчитали, что лучше его продать.

Хоккеист Дмитрий Воронков.
Дмитрий Воронков.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Радулов — пример молодым

— Когда начнете переговоры с Радуловым?

— Они уже идут. Пока проблем нет. Нужно, чтобы все плюсы и минусы сошлись.

— То есть вопрос в деньгах?

— И в сроке, и в деньгах. Но диалог есть.

— Какой оптимальный срок для Радулова?

— Плюс год или два. Почему нет? Вы же сами видели его тренировки. Семь потов с него сходит. Это пример молодым, как нужно разминаться и готовиться. Он в своем возрасте так работает, что интереснее многих молодых. Его подход продлевает ему хоккейную жизнь. Есть еще потенциал.

— Когда ожидаете какой-то конкретики?

— В чемпионате. Возможно, что-то раньше, но... Хотя все может быть.

— Почему вратарь Пекса уехал?

— Мы ему предлагали разные варианты развития. Поэтапно вели в течение этих лет. И он об этом знал. То, что мы ему обещали, со своей стороны все выполняли. Он для себя решил уехать, но это необдуманный его шаг. С его стороны. В течение года-двух он бы здесь вышел на другой уровень. Мы ему предлагали, чтобы этот сезон он сыграл в «Нефтянике». Как видим, Артур Ахтямов за сезон стал другим. Но он решил пойти по своему пути. Хотя все возможно. Есть живые примеры того же Амира Мифтахова, который год был в системе «Тампы» и вернулся. Возможно, ему стоило с ним пообщаться.

— Вам не кажется, что он едет даже не в АХЛ?

— Вероятно, он не понимает пока. Я думаю, там к нему не будут так хорошо относиться, как здесь. Его бросят в топку. Выплывет — не выплывет. Пускай сам ощутит на себе все это.

Хоккеист "Ак Барса" Александр Радулов.
Александр Радулов.
Фото ХК «Ак Барс»

Останется ли Билялетдинов

— Для чего команда «Барс» существует?

— Много молодых ребят прошли через нашу систему. Мы же понимаем, что все 25 человек, которые там находятся, не будут играть в команде. Но у всех есть возможность показать себя. Тот же Костя Лучевников. Во сколько о нем узнали? В 24-25. Первую часть тоже играл в «Барсе», а потом и до первого звена дошел. Никита Евсеев также прошел систему. Терехов, Быков, Пекса. Много молодых ребят, которым нужно расти и играть на более взрослом уровне.

— Они же аутсайдеры.

— Почему? В плей-офф не попали, но в первой половине хорошо играли. На выезд съездили, где были «СКА-Нева» и «Югра», привезли шесть из восьми очков. Где-то что-то не получилось. Есть определенные вещи, которые мы сейчас анализируем и попытаемся в этом сезоне исправить.

— А «Ирбис» с Касаткиным?

— Они чуть-чуть концовку смазали. Мы сознательно пошли на такой шаг, зная, сколько он проработал. Но порядка 12 ребят у нас играют четвертый-пятый-шестой год, и для них это первый сезон был. Очень сложно. Не считая плей-ин, они с определенной задачей справились. Не было таких провалов. Пригласили Дениса Худякова тренером по вратарям.

— Стиль игры команды непонятен. Много классных игроков, но все становились серыми. Зачем ей результаты?

— Как это? Как они будут в «Ак Барсе» тогда? Без цели и задач будут только проигрывать. Будем думать, как все улучшить.

— Будете менять тренерский штаб?

— Давно уже пошла тенденция, что занятия на льду проводят помощники. Главный тренер наблюдает за процессом. Нет такого, как раньше. От этого уже отходят. То, что Билялетдинов находился на лавке, — ничего страшного в этом нет.

— Нужно больше тренеров?

— Для чего? На льду и так места мало. Площадки уменьшают. Достаточно мнений и большого опыта того же Билялетдинова.

— А если не будет Билялетдинова?

— Мы планируем, что Билялетдинов останется в системе. А как и при какой должности... Надеюсь, что отдохнет и поймет, что еще может работать.

— А перелеты и переезды? Ему же тяжело.

— Нормально все. Откуда это взялось?

— Всем известно про проблемы со спиной.

— А где справка? Покажите, что ему противопоказаны самолеты. Он ни разу не жаловался. Даже при полете на Дальний Восток. Мы летели на комфортабельном самолете. Лег спокойно, как на кровати. Какая разница? Мы за месяц летали три раза. Ничего страшного. Ни разу не жаловался.

— Не все. Вы полетели перед плей-офф.

— Ничего страшного. Тогда шесть дней было на восстановление. Мы приехали, сыграли еще два матча с «Авангардом» и «Магниткой». На них, видимо, пришлись эти адаптации. Хорошо, что так получилось. Ничего страшного.

Главный тренер "Ак Барса" Зинэтула Билялетдинов.
Зинэтула Билялетдинов.
Фото Александр Федоров, «СЭ»

Галимова менять не будем

— Что с Галимовым делать будете?

— Прическу менять.

— При Билялетдинове в концовке плей-офф к нему вообще вопросов нет. Но непонятно, чем он занимался весь регулярный чемпионат.

— Вы же говорите, что многие вещи зависят от главного тренера. Почему он так сыграл? Возможно, у него не было понимания, что ему нужно делать. Он действительно в концовке регулярки и в плей-офф отыграл здорово, понимая свою роль. Хотя до этого он играл с краю, а здесь его поставили в центр. Выполнял тот объем работы, который от него и требовали.

— Из всех молодых, если сравнивать с Сафоновым и Воронковым, у Галимова худший прогресс.

— Посмотрим в этом сезоне. Я думаю, он понимает, в каких моментах нужно прибавить. А так у него в принципе все есть.

— Не думали его обменять?

— Нет.

— Раньше у вас был список игроков, которых нельзя менять: Лямкин, Воронков, Галимов. Сейчас такой список есть?

— Откуда вообще этот лист взяли? Мы вообще никого не хотим обменивать. Лямкин столько лет провел. Зачем нам тогда его продлевать, если хотели бы его обменять? Или Воронков. В течение пяти лет стал лидером и любимцем публики. Таких игроков не так много, которые могут под кожу залезть, на пятак полезть. Они ценятся везде. Галимов — парень рукастый. Забить может. Если будет чаще свои качества использовать, то хорошо.

Дмитрий Воронков и Артем Галимов.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

Группа поддержки в парандже

— Танцующих девушек на трибуны вернут?

— Пока не обсуждали.

— А будете?

— У нас есть медиаотдел, который выходит с этими предложениями. Пока они не выходили.

— А вы как к этому относитесь?

— Я всегда говорил, что есть определенные семейные ценности. Возможно, если определенные наряды поменять им, то почему бы нет? В парандже. Или в костюмах барсиков. Мы все-таки республика, которая позиционирует себя как исламская. Основной посыл был в этом. Чтобы зрители смотрели именно хоккей.

— Вы соблюдали уразу. Сколько лет уже соблюдаете?

— Жестко только первый год. До этого воду пил. Старался не есть. Было сложно.

— Для чего?

— Это здоровье. Очищение организма. Проверить себя. Возможно ли это. Не так просто взять с утра до вечера не есть. Еще и не пить. У нас там перелеты, есть определенные поблажки. Если ты путник, то можешь попить и поесть. Но я все выдержал. Сложно было с перелетами. Когда в самолете все едят на протяжении восьми часов. А ты терпишь. Но по истечении месяца я потерял пять-шесть килограммов и сейчас ем меньше, чем обычно.

— Религиозный смысл для вас есть в этом?

— Я на пятничный намаз хожу всегда. Еще не перешел на пятиразовые, но стараюсь все праздники соблюдать. Есть именно халяльную пищу. Стараюсь не ругаться по возможности. Получается?

— Возможно ли появление тренера-иностранца?

— Нет. Определенные сложности будут. Адаптация. Год-два уйдут, возможно, только на это. Нужно под него тренеров подбирать, которые смогут доносить его философию. Для этого они должны знать язык. Я думаю, есть наши специалисты, которым можно доверять.

— В перспективе допускаете, что «Ак Барс» возглавит иностранец?

— Никогда не говори «никогда». Четкого запрета нет.

— Вы виделись с Якубовым накануне. Слышал, что он держит на вас зло, за то, что вы его сняли и пришли на его место.

— Как я его мог снять? Я не руководитель, чтобы принимать такие решения. Мы вчера играли. Драки никакой не было. Нормальные отношения. Руки пожали. Это жизнь.

— Вы стоите за его увольнением?

— Ни за кем я не стою. У нас хорошие отношения.

Болельщики "Ак Барса".
Фото ХК «Ак Барс»

Будущее Зарипова

— Нашли ли вы работу для Даниса Зарипова?

— Мы еще не встречались. Встретимся в ближайшее время и обсудим. Нужно понимание, как он видит свое будущее. Он долгое время провел в хоккее. Необходимо перестроиться. Не все так просто, что захотел на какую-то должность и пошел. Я думаю, что он должен все проанализировать. Хоккеисты привыкли к более свободному режиму, а не офисной работе.

— Вы сами понимаете, чем он может пригодиться «Ак Барсу»?

— У него богатый опыт. Он играл на всех уровнях. Я думаю, что он может многое привнести. После встречи будет понятно. Билялетдинов предлагал ему в течение сезона встать рядом. Данис на тот момент решил, что пока еще рано. Возможно, сейчас захочет стать тренером. Нельзя ничего исключать. Может, функционером. Может, еще что-то. Обухов в течение одного года работал у нас бесплатно и вникал. Потом мы его пригласили, он подумал пару дней и возглавил 2009 год рождения. Время показывает, что он действительно растет. Он достиг хорошего результата для первого года. Сейчас вот общаемся со Степой Захарчуком, чтобы привлечь его к рабочему процессу в школе. Чтобы он там стал помощником и потихоньку рос. Мы стараемся модернизировать школу именно теми ребятами, которые были в хоккее и приносили победы. Это касается и Даниса Зарипова. Но в первую очередь он должен определиться, где он себя видит. Это непростой вопрос.

— Вряд ли он станет тренером.

— Я не могу ему навязывать. Мы должны выслушать его позицию.

— А вы видите его своим помощником?

— Если ты в хоккей играл, то это тоже определенные нюансы. Прийти на матч и оценивать каждого игрока. Я по себе знаю, что ты смотришь за матчем, счетом на табло. А когда ты становишься функционером, скаутом, то в голове уже закладываешь, что приходишь на матч и можешь даже на результат не посмотреть. Ты смотришь за действиями игрока, за которым ты приехал.

Хоккеист "Ак Барса" Данис Зарипов.
Данис Зарипов.
Фото Дарья Исаева, «СЭ»

— Почему вы все время стоите у скамейки?

— Я в течение сезона и наверху пробовал сидеть. Обзорность не очень. И на трибунах сидел, со всеми разговаривал. Но, когда сидишь на трибунах, то зрители задают вопросы, и это немного тяжело. Устаешь после этого. А здесь ты видишь процесс и определенные нюансы. Команда должна быть командой во всем. Коллектив очень многое значит.

— Вы можете гарантировать, что Данис Зарипов не будет хоккеистом «Ак Барса» в следующем сезоне?

— Могу. Сейчас точно гарантирую.

— Но он же может подписать контракт с «Металлургом» или СКА.

— Пожалуйста. Он же неограниченный свободный агент. Но в «Ак Барсе» все. Прощальный матч будет 12 августа.

— Не кажется, что на совещании клубов КХЛ вам не хватает жесткости, чтобы отстаивать собственные интересы?

— Сейчас же присылают анкеты и выслушивают мнения. Мы свою позицию всегда высказываем. Но помимо нас есть и другие клубы. Лига принимает решение. А позицию свою мы стараемся отстаивать.

— Если что-то предлагает СКА или ЦСКА, то это обязательно будет принято.

— Не согласен. Почему? Клубов сейчас много. Лига пошла навстречу с этими анкетами. Она выслушивает мнения. Понятно, что это заочно, но, возможно, будет открыто и очно. Мы голосовали, что не против пяти легионеров. У нас легионеров нет, но это не значит, что их не должно быть. Возможно, на следующий год мы возьмем и привезем пятерых или троих. Пять — это оптимальное решение.

— Когда в Казани будет стадион на 20 тысяч? Считается, что нынешняя арена неудобна из-за локации.

— Почему? Локация удобная. Такси хорошо ходит. Прогуляться можно. Здесь в Казани все доступно и удобно. По новой арене — вопрос обсуждения. Время сейчас не такое просто, как раньше. Все анализируется. Стоит это или не стоит. Тема интересная.

— В прошлом сезоне было ли хоть раз, что вас могли отправить в отставку?

— Нет. По крайней мере, мне об этом не говорили.

— Чувствуете себя уверенно на своей работе?

— У меня есть свое мнение, которое я стараюсь отстаивать. Даже в сентябре — октябре я верил до конца, что мы выиграем. Вернее, правильно сказать, что мы что-то завоюем в этом сезоне. И жене своей говорил об этом, что уверен.