Новости
Меню

Хоккей

30 ноября 2021, 21:30

Преступление, халатность или несчастный случай? Подробности трагедии 16-летнего хоккеиста

Специальный корреспондент
В российском хоккее нужно сделать все, чтобы смертельный случай Валентина Родионова не повторился. Но возможно ли это?

Во вторник прошла церемония прощания с хоккеистом Валентином Родионовым. 16-летний защитник «Динамо» потерял сознание на матче первенства Москвы против ЦСКА, врачи несколько дней сражались за его жизнь, но спасти не смогли. Что делать для предотвращения этих смертей — непонятно.

Думал, что я Валентина Родионова не знал, но руководитель КХЛ ТВ Дмитрий Федоров напомнил, что это не так.

— Вы у него интервью брали, — напомнил он.

— Когда? — поразился я.

— В конце августа, когда они с «Красной Армией» играли, — подсказал Федоров. — Я еще потом спросил у него, какие вопросы были. Валентин сказал, что вы просили его про тренера что-то плохое сказать.

— И?

— Валя улыбался, а я его подбодрил, мол, надо быть ко всему готовым.

Точно, это я был, мои вопросы...

Но мальчишку 2005 года рождения я запомнить не мог. Нынешний сезон для них первый год в молодежной лиге, слишком много хоккеистов вокруг, слишком часто, да и с августа прошло много времени. Но посмотрел архив — действительно Родионов. Он, кстати, порадовал достаточно грамотной речью, полными ответами, готовностью пошутить. Встречаются и те, кто два слова связать не может. Даже в 30 лет.

— Это вообще светлый парень был, — вспоминает Федоров. — Человеческие качества у него были уникальные. Он в свои 16 лет все время выдавал какие-то мудрые и очень умные сентенции. Задаешь ему, казалось бы, сложный вопрос. Взрослый может несколько минут говорить и ничего конкретного не скажет. У Валентина все умещалось в одну-две фразы. Причем у него был невероятный дар, он про какие-то драматические события говорил с улыбкой. Однажды рассказывал, как у него дома был пожар. И, казалось бы, такое страшное событие, а сумел это все в анекдот превратить.

Что произошло

Валентин потерял сознание на лавке во время матча с ЦСКА. При этом никто не мог вспомнить, что же случилось во время его последней смены. Никаких попаданий шайб, никаких силовых приемов. Согнулся, поехал на замену, упал на скамейке. Госпитализация, кома, несколько дней борьбы за жизнь парня и смерть. Мои источники говорили, что доктора сделали все, что возможно, а спасти Валентина было уже нереально. Но как так? Несчастный случай?

— Неправильно говорить про несчастный случай, — сомневается Андрей Николишин, чемпион мира по хоккею. — Насколько известно, Валентина вызывали в сборную, там у него в одном из матчей было сотрясение мозга.

Кто-то рассказывает, что после возвращения из сборной, Валентин подходил то ли к доктору команды, то ли к тренеру юношеского «Динамо» и говорил, что у него было сотрясение и нельзя ли его отправить на МРТ, чтобы проверить, есть ли повреждение. И якобы ему ответили довольно по-нашему:

— Сейчас важный матч с ЦСКА, сыграешь, а потом пойдешь на обследование.

Если это правда, то надо разбираться, кто виноват. Были ли произнесены эти слова и кем именно. Такое спускать нельзя.

Впрочем, есть и другие версии.

Кто виноват и что делать

— Если мы возьмем его диагноз, то в голове у Валентина была обнаружена киста, — утверждает главный тренер «Динамо» Алексей Кудашов. Он в прошлом году работал с ребятами 2005 года рождения, консультировал их, ведь его сын занимается у бело-голубых. — И с этой кистой можно было прожить всю жизнь. Конечно, детей надо более тщательно проверять, но, насколько я понимаю, с этой проблемой можно прожить всю жизнь, а можно неожиданно умереть.

Совсем недавно в МХЛ была еще одна трагическая смерть. В матче с «Локомотивом» шайба попала в голову защитнику питерского «Динамо» Тимуру Файзутдинову, он потерял сознание и тоже так и не смог вернуться. Тогда в российских лигах сделали выводы. Всех ребят до 2001 года рождения в профессиональных турнирах обязали носить «ошейники» — защиту горла, а также защиту для ушей на шлемах — специальные пластиковые вставки. Причем контролировать это стали жестко, а правила ввели резко. Например, в одном из матчей КХЛ «Спартака» Василий Пономарев и Александр Никишин менялись «ошейником» по ходу встречи, второго не было.

Обезопасить мальчишек, изучая опыт Родионова, в принципе невозможно. Нет, если правда, что хоккеиста заставили играть с сотрясением, — это одно. Но если это одна из «историй», которые появляются после каждого трагического случая? Сейчас, кстати, всех достаточно серьезно проверяют, а Валентин был игроком юниорской сборной России, так что контроль его здоровья был на приличном уровне.

— Надо менять хоккей, — убежден Федоров. — И я могу объяснить почему. Сейчас в мире рождаемость упала, в семьях не так много детей. Даже в Северной Америке родители не слишком рады отдавать своего единственного ребенка в хоккей, так как это очень опасный вид спорта. Я бы внес два изменения. Во-первых, нужно на юниорском уровне изменить подход к игре. Например, сначала человек должен играть в шайбу, а только потом применять силовой прием. Во-вторых, нужно наказывать за любые удары в голову, даже если изначально человек бьет в тело.

Но с Дмитрием не согласны те, кто этим самым хоккеем занимается на профессиональном уровне.

— Надо и хоккеистам напоминать о том, что они играют в контактный вид спорта на высоких скоростях. И они должны быть всегда готовы к тому, что против них могут провести силовой прием, готовиться к нему, уметь принимать его, — не согласен Андрей Николишин. — А иногда смотришь, как человек располагается с шайбой, и диву даешься. Он делает все, чтобы получить травму.

У главного тренера «Красной Армии» Рината Хасанова своя точка зрения, немного философская.

— Есть плавание, есть шашки, а есть хоккей, — говорит он. — Каждый занимается тем, что умеет, что ему больше нравится. Если не нравятся силовые приемы, если боишься получить травму, то можно заняться другим видом спорта. Но суть хоккея менять не следует.

Против запрета силовых приемов и защитник бело-голубых Андрей Миронов.

— Допустим, мы запретим силовую борьбу на юношеском уровне, — размышляет профессиональный хоккеист. — И как эти парни потом будут переходить на взрослый уровень, где силовая борьба разрешена? Как они поедут в НХЛ, где этот аспект тоже сильно ценится?

Наверное, предложения Дмитрия Федорова действительно слишком радикальные. Это уже будет не хоккей, а совершенно другой вид спорта.

Но что-то, наверное, делать надо. Или не надо? У меня нет ответа.

Тренер не смог сдержать слез

В понедельник молодежка «Динамо» играла с питерским СКА-1946. Выиграли 2:1, вырвали победу на последних секундах. Я с опаской ехал на эту игру. Думал, что попаду в атмосферу траура, буду встречать людей с красными глазами. Тут бы самому с ума не сойти.

Но ничего такого заметно не было. Майка Валентина, приклеенная над скамейкой динамовцев, отсутствие музыкальных заставок и группы поддержки. Тренер Ярослав Люзенков, деловито раздающий советы хоккеистам, парни, которые думали только об игре. Даже удивился немного. Как так?

Но только после сирены я понял, чего это стоило.

— Давайте сегодня только коротко поговорим, — опередил меня главный тренер «Динамо» Люзенков. — Сами понимаете, какой день.

— Да, — говорю. — Всего пару вопросов. Насколько тяжело было работать с командой в такой день.

Люзенков молчал, прошло несколько секунд.

— Очень тяжело, — выдавил он из себя и снова замолчал. — Вы знаете, я не могу говорить.

Из глаз тренера покатились крупные слезы, он скрылся в тренерской.

Стало понятно, что в клубе очень тяжело пережили смерть мальчишки, которому было всего 16 лет.

И самое страшное — все понимают: хоть что сейчас придумывай, а Валентина не вернешь.