Большое интервью Брызгалова. О России и Америке во время пандемии, политике и русских вратарях

Хоккей   /  НХЛ 
49
104
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Илья Брызгалов: «Зачем строить жизнь на Марсе? А если врежется комета и все снесет?»»
№ 8181, от 21.04.2020
Знаменитый голкипер стал гостем эфира на YouTube-канале «СЭ».

Вирус, мэр Новокузнецка

— Сейчас во время пандемии коронавируса в США все зависит от гражданской ответственности людей. Правильно ли это?

— Конечно.

— Но ведь не все люди ответственны настолько, чтобы соблюдать все предписания.

— Что значит все? Объявили меры предосторожности, например, ребята, соблюдайте дистанцию в два метра с другими людьми. У нас в Нью-Джерси есть общественный закон, согласно которому ты без маски не можешь никуда зайти — ни в продуктовый магазин, ни в аптеку, ни на бензоколонку. Есть определенные ограничения. В одном магазине одновременно не может находиться больше какого-то количества людей. Например, 50 человек. Остальные на улице. Стоишь в очереди в двух метрах друг от друга и ждешь, пока тебя запустят. Погода у нас тут хорошая. Почему не постоять и не подышать свежим воздухом? Понимаешь, что это нужно, и начинаешь привыкать.

— Не надоело?

— Конечно, хочется скорее вернуться у нормальной жизни. Сходить в ресторан, музей, на какое-нибудь спортивное мероприятие. Нынешняя ситуация надоедает. Уже ждешь, когда все вернется. Здесь у людей есть какое-то преимущество. Допустим, свой частный дом. Там есть задний двор, где ты можешь проводить время. Когда живешь вчетвером в маленькой двухкомнатной квартирке, то я понимаю, как это тяжело. Особенно психологически.

— В России стал хитом видеоролик, в котором мэр Новокузнецка со свитой пытается выгнать человека, который занимается в одиночестве на турнике, со спортивной площадки. Тот ушел, но на «великом и могучем» выразил свое отношение к чиновнику.

— Будь у руководства в городах простой разум... Ведь человек занимается совершенно один. Вокруг него никого нет. Зачем и для чего его беспокоить? Человек хочет позаниматься в одиночестве, не находится в группе людей. Вот если их было бы много, то всегда можно сослаться на постановление, что больше двух не собираться. А то, что произошло, я не понимаю. Издеваются. Тебя поставили начальником, и ты начинаешь воспринимать людей иначе. Вы, ребятки, становитесь нашими крепостными. Тот же мэр города в людях видит не граждан, которым должен всячески помогать и содействовать, улучшая их жизнь и быт, а — как крепостных, как свое средство заработка. И поэтому они должны его беспрекословно слушаться и подчиниться. А ты сам кто такой?

— Вам многие будут возражать, дескать, сидите у себя в Нью-Джерси, получаете миллионы от «Филадельфии» и ничего не понимаете, что происходит в России.

— Что я не понимаю? Чем люди, их быт и сама эпидемия отличается от того, что происходит в России? Избегайте массового скопления народа, в публичных местах ходите в масках. Если ты гуляешь один или в кругу своей семьи — гуляй. Естественно, при этом не сталкиваясь и не обнимаясь с другими людьми. Не хватает общения — поговори с ними на расстоянии. Это нормальные меры, которые здравомыслящие люди могут соблюдать. Если человек занимается один, от него не исходит ни одной угрозы, то зачем к нему подходят и начинают показывать какую-то власть? Разум просто отсутствует у таких людей. Кого может заразить этот человек, даже являясь бессимптомным носителем вируса?

— При всех предпринимаемых мерах количество заболевших коронавирусом в США больше всех в мире, уже вовсю валят на Китай.

— Китай виноват. Вы в этом сомневаетесь? Безответственная коммунистическая система.

— В данном случае тоталитаризм виноват?

— Я немного о другом. Пропаганда есть везде. И здесь в Америке. Когда она однобокая, то это неправильно и тяжело. Если у тебя есть выбор из нескольких пропаганд, то можно найти зерно правды. Тут одни телеканалы отображают чисто республиканские взгляды, другие — точку зрения демократов. Есть и третья сторона, более нейтральная. Послушав все, каждый в силу своих образованности и знаний может вычленить из всего какую-то долю истины.

НХЛ, Трамп, патриотизм

— У вас нет ощущения глубокого пессимизма по поводу продолжения прерванного сезона? Кажется, кроме Гэри Бэттмена все в унынии и готовы махнуть рукой. Какой хоккей может быть в августе в какой-нибудь Северной Каролине?

— Я понятия не имею, что происходит в НХЛ. Не участвую в собраниях и не получаю никакой информации. Что они там решают и обсуждают — по-моему, знаю меньше, чем вы. Но если есть возможность доиграть чемпионат в июле или августе, то почему этого не сделать?

— Вспомните себя. Разве может быть крутой хоккей в августе, когда на улице «+35»?

— Играют же плей-офф в июне, когда практически везде по «+35». В Лас-Вегасе два года назад, когда игрался финал, а я делал оттуда репортажи, то было и все сорок! Но атмосфера при этом была невероятная. Здесь умеют создать шоу. С атмосферой проблем не будет.

— Вы участвовали в заседаниях профсоюза, когда были игроком?

— У нас были встречи, когда приезжали люди из профсоюза и рассказывали, что происходит по обсуждению Коллективного соглашения, мы могли задавать вопросы по финансам и планам, выражать сомнения. Это все обсуждалось и выносилось на голосование.

— Часто выступали?

— Нет, когда эти встречи активно проводились, я еще не совсем хорошо владел английским. Но какие-то вопросы, меня интересовавшие, задавал.

— А как же локаут в сезоне-2012/13?

— Большинство хоккеистов находилось по всему миру — кто в России играл, кто в Швеции, кто в Финляндии. Все делалось в основном через электронную почту.

— Профсоюз многое принимает во внимание из того, что предлагают игроки?

— Да. Но когда ты потом садишься за стол переговоров непосредственно с НХЛ и владельцами команд, то многие позиции меняются. Профсоюз всегда проигрывает эти войны. И деньги не у них, и внутри самой организации есть слабое звено.

— Кто именно?

— Игроки, зарабатывающие на маленьком и среднем уровнях. Через несколько месяцев они начинают — давайте заканчивать, мы хотим поиграть в хоккей, надо платить по счетам, карьера идет, надо заработать денег, поэтому необходимо договориться. Потихоньку общая позиция начинает разваливаться. Голосов звезд не хватает, чтобы продолжать локаут.

— Как вы тогда относитесь к демократии, являющейся по сути диктатурой большинства?

— В Америке конституция написана так, что она защищает меньшинство.

— В НХЛ, получается, мнения Сидни Кросби и Евгения Малкина не учитываются?

— Один человек — один голос. Но ничего лучше демократии не придумано. Нельзя всех сделать счастливыми, но надо найти какую-то середину. Если большинство решило вот так, то с этим приходится мириться.

— За кого вы будете голосовать на выборах президента США? Что республиканцу Трампу, что демократу Байдену уже крепко за 70, на их фоне советское политбюро ЦК КПСС выглядело бы вечно молодым.

— Посмотрите на Трампа. Какой он живчик! Ему 70 с лишним, но у него больше энергии, чем многих 25-летних ребят. Он проделывает огромный объём работы. Человек здравомыслящий. Четко излагает свою точку зрения и формулирует план развития страны. В то же время посмотрите на Джо Байдена — он начинает что-то говорить и сразу теряет мысль. Ой, сбился, о чем я говорил? Байден больше похож на членов советского политбюро. Но Трамп — точно нет. У меня в нем сомнений нет. Отдам за него свой голос.

— Трамп до последнего отрицал проблему коронавируса.

— У него есть политические и экономические советники и врачи. Когда ВОЗ предоставляет лживую информацию, принимаются решения на ее основании. А потом оказывается, что они просто ничего не знали об этом вирусе. Если бы еще вначале января сказали, что эта пандемия очень опасна — все могло пойти по-другому. Экономике не нанесли бы такого ущерба, страны бы не закрывали. Такое ощущение, что все эти международные организации — сборище некомпетентных бездельников, которые сосут деньги из всех стран. Основным донором являются США.

— Вопрос от наших зрителей — есть ли у вас кумир?

— У меня нет кумиров. Я следую библейским заповедям. Всегда равнялся на себя, жил своей головой.

— Но есть ли какая-то историческая личность, которая вас восхищает?

— В истории было много интересных личностей. Но они фигуры противоречивые: в них есть и гениальность, и злодейство. Так что, отвечая на ваш вопрос, — наверное, ученые, ведь они двигают прогресс. Эйнштейн, например. А у всех политических деятелей руки по локоть в крови.

— Закончим с темой России и США. Вы все еще русский или уже американец?

— Я родился в Советском Союзе. Сейчас у меня два гражданства. Что вы имеете в виду?

— Вы используете много англицизмов. Может быть, у вас поменялась и ментальность.

— Я уже адаптировался к тому, что раньше мне было чуждо в Америке. Моя большая часть сознательной жизни прошла здесь. Что касается английских слов, когда общаешься на английском постоянно — так легче выразить свою мысль. Это проскакивает неосознанно. Я стараюсь приезжать в Россию при любой возможности. Для меня она была, есть и остается моей родиной. А вот патриот ли я? Не знаю, потому что значение слова «патриот» искажено, исковеркано. Допустим, я люблю Тольятти или Москву. Согласен ли я всегда с государством — нет. Так же и в Америке — с чем-то я согласен, с чем-то нет.

— Можно быть патриотом страны и не любить государство.

— Так и есть. А у нас эти понятия путают и отождествляют. Если ты патриот, ты обязан любить государство. А если не любишь, значит, не патриот.

— По чему российскому вы скучаете в Америке, и по чему американскому — в России?

- Уже и там, и там можно все найти. Если в России начинаешь скучать по хорошему стейку — всегда знаешь, где его можно скушать. А в Америке есть русские магазины. Я люблю кукурузные палочки и всегда их могу здесь найти.

— С гречкой проблем в Нью-Джерси нет?

— С ней нет проблем, но я ее не люблю. Она сухая — невкусная. Надоели уже со своей гречкой. Она даже хуже, чем коронавирус. Есть же и другие крупы: и рис, и перловка.

«Анахайм», Сорокин, Бобровский

— Еще один вопрос от наших зрителей — нравилось ли вам играть в «Анахайме»?

— Конечно. Это одно из лучших мест, где можно провести хоккейную карьеру. Там отличная организация, крутая атмосфера.

— В системе «Анахайма» после вас и Виталия Вишневского не было больше российских игроков.

— Там был еще вратарь Игорь Бобков.

— Да. Но это очень мало. Там невзлюбили наших соотечественников?

— Я не сказал бы так. Это точно не относится к людям, которые работают в организации. Когда я приезжаю в «Анахайм», меня всегда очень тепло встречают. Они относятся ко мне с огромным уважением. Мало россиян у них, возможно, потому что просто не получается взять на драфте игроков, которых они хотят.

— Кто был лучшим в «Дакс» на тот момент, когда вы играли там?

— Думаю, что Скотт Нидермайер.

— А как же Теему Селянне?

— И Селянне, да. Но вы спросили, кто был лучшим. Вся команда была отличная — с большим количеством классных ребят. Но лучшим был Скотт. Это легенда.

— Кто был самым опасным нападающим в НХЛ для вас, с точки зрения вратаря?

— Мне больше всего хлопот доставлял Джо Павелски. Он постоянно играл под воротами, и у него был совершенно неудобный для меня бросок. Великолепный игрок.

— А из классических снайперов? Вы не так часто играли против Овечкина?

— Довольно часто. Но если вы имеете ввиду конкретно его — с ним я проблем не испытывал. Можете посмотреть статистику.

— Вы говорили, что готовы стать тренером, если поступят интересные предложения. Какие, например?

— Работа с молодыми талантливыми вратарями. Невероятно интересно наблюдать, как они растут.

— Не боитесь, что вам придется жить на арене?

— Почему жить? Если работать с двумя-тремя вратарями, не будешь находиться на арене постоянно. Плюс сейчас очень много различных программ. Они появились уже, когда я играл в «Филадельфии». Думаю, сейчас даже продвинулись. Любой бросок, любой момент можно разобрать, кликнув на него, чтобы не смотреть всю игру. Технологии!

— Что вы думаете про Илью Сорокина?

— Честно скажу, не видел, как он играет, к сожалению. Но я видел Шестеркина и Самсонова — они показывают просто великолепный результат. Говорят, Сорокин того же калибра. Думаю, что у него не возникнет проблем в НХЛ.

— Хорошо ли для него то, что Семен Варламов будет первым номером в «Айлендерс»?

— Это поможет. Процесс адаптации должен пройти получше.

— Вы много помогали Сергею Бобровскому, когда он только приехал?

— Первый год он провел в «Филадельфии» без меня и уже успел адаптироваться. Но когда я приехал, мы отлично общались. Вместе ходили на ужины во всех поездках. Нам было интересно друг с другом. Помог я ему или нет — это нужно уже спросить у Сереги.

— Этот сезон у Бобровского хуже предыдущего — пропускает он в основном свои шайбы. Может быть, система главного тренера или тренера вратарей не подходит ему?

— Скажу честно, все факторы, которые вы перечислили — имеют место быть. Его игра изменилась. Раньше он играл в системе Джона Тортореллы, где вся команда настроена на игру в защите. У Джоэля Кенневилля все забывают об обороне. Исходя из этого, больше провалов. Может быть, ему не подходит тренер вратарей, и он не может найти себя. Отсюда такое количество легких шайб.

— Можно ли сравнить вашу ситуацию после перехода из «Финикса» в «Филадельфию» с ситуацией Сергея?

— Тренер меня спросил, что мне нужно для того, чтобы быть успешным. Я сказал, что я должен видеть шайбу. Я не хотел, чтоб защитники блокировали эти броски — мне самому нужно было контролировать шайбу и отскоки. Тренер согласился, и все проблемы были решены. В «Филадельфии» у главного тренера была другая философия на счет того, что шайбу должны ловить защитники. Я терял контроль, и это выбивало меня из игры.

— Все помнят историю с экстренным вратарем «Каролины», который не дал «Торонто» выиграть. В Северной Америке обсуждали эту ситуацию и предлагали обойтись без таких голкиперов.

— А что они предлагают? Просто перевернуть ворота? Как играть без вратарей?

— Хотели начать возить трех вратарей-профессионалов.

— А вдруг и с третьим что-то случится? Всякое бывает. Давайте четверых возить. А это же все деньги. Что касается «Торонто» — то, что они проиграли команде с экстренным голкипером — это позор. Надеюсь, этого парня, который работает в фарме «Мэйпл Лифс», не уволили, и он все также заливщик льда. Представляете, если «Торонто» не хватит одного-двух очков до попадания в плей-офф...

— Если бы вам предложили стать экстренным голкипером какой-то команды, кого бы вы выбрали?

— Я нахожусь в Филадельфии и хожу на все матчи «Флайерз». Если бы им понадобился вратарь, я бы с удовольствием сыграл (смеется). Но не думаю, что выглядел бы лучше тех голкиперов, которые хоть немного катаются. Сам не вставал на коньки уже больше года.

Игорь Еронко

Михаил Зислис

vs
49
Офсайд
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...