Новости
Меню
Хоккей

4 мая, 11:45

«В детстве смотрел на Овечкина. Хотел быть таким же, как он». Интервью русского дебютанта НХЛ Охотюка

Хоккеист «Нью-Джерси» Никита Охотюк с детства хотел быть похожим на Александр Овечкина
Корреспондент
Поговорили с российским защитником из «Нью-Джерси».

22 апреля в НХЛ дебютировал еще один российский защитник. Челябинский воспитанник Никита Охотюк сыграл за «Нью-Джерси» и отметился голом в первом же матче. Невероятное достижение для молодого защитника! С 2017 года Никита выступает в Северной Америке. Из Челябинска Охотюк переехал в канадскую OHL, а на драфте-2019 «Девилз» выбрали хоккеиста под 61-м номером. Тогда защитник понял, что сделал правильный выбор. Спустя три сезона за «Оттаву 67» Никиту подключили к фарм-клубу «Нью-Джерси», а в нынешней регулярке пригласили в главную команду.

В интервью «СЭ» Охотюк поделился впечатлениями от дебюта, рассказал, как Андрей Свечников шутил над ним перед матчем с «Каролиной», что чувствует молодой защитник, когда выходит в паре с опытным Пи Кей Суббаном и почему в 2017 году переехал из Челябинска в Канаду.

Досье «СЭ»
Никита Охотюк.
Защитник.
Родился 4 декабря 2000 года в Челябинске.
Воспитанник челябинского «Трактора».
Выбран на драфте НХЛ (2019) «Нью-Джерси» во втором раунде под 61-м номером.
Игровая карьера: «Белые Медведи», МХЛ (2016-17), «Оттава 67», OHL (2017-2020), «Бингемтон», АХЛ (2020-21), «Ютика», АХЛ (2021 — по н.в.), «Нью-Джерси» (2021 — по н.в.).

Представлял, что забью в первом же матче в НХЛ

— Что почувствовали перед первой игрой в НХЛ?

— Это даже не описать словами! Каждый хоккеист с детства мечтает попасть в НХЛ. Когда идешь к этому долгое время и понимаешь, что выходишь на лед, испытываешь невероятные эмоции. Радость смешивается с волнением.

— Как вы узнали о том, что сыграете за «Нью-Джерси»?

— Я играл на выезде с «Ютикой». После матча тренер в раздевалке сказал, что меня вызывают в НХЛ и что завтра с утра я должен вылететь в «Нью-Джерси».

— Сразу поверили ему? Не думали, что это шутка?

— Конечно, сразу. Здесь так не шутят.

— Вас удивил вызов в НХЛ?

— Я надеялся и думал об этом. Очень рад, что это произошло в конце сезона. Осуществилась моя большая мечта.

— Кого первым оповестили о скором дебюте?

— В первую очередь позвонил невесте. Следом сообщил родителям, семье. Все были в восторге. Родители, наверное, радовались больше, чем я. Они столько отдали для этого.

— После матча с «Баффало» телефон, наверное, разрывался от поздравлений?

— Да, пришло много сообщений. Старался всем ответить. Поздравили некоторые тренеры, с которыми я работал в бывших командах и сборной. Очень много людей написали.

— Какой ритуал для дебютантов в «Девилз»?

— Как и во всех клубах НХЛ: новичок выходит на раскатку первый, ему дают прокатиться пару кругов, после чего выходишь без шлема.

— Давайте поговорим о первом матче. За сколько смен вы поняли, что такое уровень НХЛ? Что сразу бросилось вам в глаза?

— Очень четкий хоккей. Ты знаешь, где находятся все твои игроки. Скорости высокие, передачи точные. Каждый играет на своих местах по позициям. Не зря говорят, что НХЛ — лучшая лига мира и в ней играют лучшие хоккеисты.

— Могли ли представить, что сможете забить в первом же матче за «Девилз»? Вряд ли защитник-дебютант думает о шайбах в первом матче.

— Честно, я представлял это в голове. Вот было бы круто, если бы я забил в первой игре. Перед матчем я сказал невесте: «Я сегодня забью». Так и получилось.

— Как настраивались на дебютный матч в НХЛ?

— Ничего особо не менял, готовился, как к обычной игре. У каждого игрока есть свой ритуал. Пытался отпустить лишние мысли, не думал об этом. Волнение, конечно, было, но перед матчем сказал себе: выходи, играй и получай удовольствие.

— С чем были связаны лишние мысли? Волнение?

— Не сказал бы, что я сильно переживал. Знаете, у каждого дебютирующего в НХЛ игрока бывает такое приятное переживание.

— Линди Рафф сказал журналистам, что был немного удивлен вашим дебютом. Вы общались с ним после игры?

— Да. У нас был плотный график. Игра, выходной, потом опять две игры. Он подошел ко мне, когда я разбирал на видео свои смены, и сказал: «Мне нравится, как ты играешь. Продолжай работать». Еще спросил, что я думаю о своей игре.

— Линди Рафф попросил вас оценить собственную игру?

— Да.

— Могли бы сказать: я в полном порядке.

— Нет, я не стану так говорить. Сказал ему, что я играл уверенно, спокойно, не торопился с шайбой. Не было внутренней паники. Старался играть проще и делать свою работу.

— Слышал, что многие главные тренеры НХЛ с первого же знакомства дают хоккеистам советы, что надо исправить в игре, над чем надо больше работать. Вам говорили что-то подобное?

— Да, мы общались еще в тренинг-кемпе. Он говорил, чтобы я играл проще. Увидел игрока — отдал пас. Не надо мудрить и задерживать движение шайбы.

— В соцсетях болельщики шутили, что не знают, как правильно произносить вашу фамилию. В команде не было подколов из-за фамилии?

— Подколов не было. Многие на самом деле спрашивали, как правильно произносить фамилию. Не только в «Нью-Джерси», но и в «Ютике», и в юниорской лиге в «Оттаве», где я играл раньше. Многие действительно не могли ее выговорить. Но в НХЛ и АХЛ произносят правильно.

— Но обращаются в раздевалке к вам не по фамилии?

— Да, у всех есть свои прозвища. Меня называют Оки. Это от фамилии, потому что она пишется как Okhotiuk.

Никита Охотюк и Пьюс Сутер. Фото USA Today Sports
Никита Охотюк и Пьюс Сутер.
Фото USA Today Sports

В НХЛ никто не следит за игроками

— Изменился ли ваш распорядок дня в клубе НХЛ? Например, когда футболисты приехали в сборную к Валерию Карпину, им исключили из питания сахар.

— Нет, здесь каждый сам знает, что ему нужно и когда. Кому нужен сахар, тот его ест. Никто не следит за игроками, все сами понимают, что можно, а что нет. В команде НХЛ не было новых требований по питанию или по времени отбоя. Каждый игрок сам понимает, во сколько лучше лечь, сколько поспать, когда кушать. Потому что многие в день матча едят в разное время. Например, я, если игра в семь вечера, утром завтракаю, потом иду на раскатку. После нее кушаю дома либо куриный суп, либо яйца, тосты и сок. Потом на час-полтора ложусь спать по самочувствию. Потом — обед. Обычно это паста с курицей. На арене, если чувствую, что хочу еще кушать, ем овсяную кашу или пью протеиновый коктейль.

— А после матча кушаете или сразу ложитесь спать?

— После матча стараюсь съесть хоть что-то. Какие-нибудь углеводы. Во время игр теряешь калории. Если матч на следующий день, то надо заставить себя покушать, чтобы были силы.

— За здоровьем вы следите очень внимательно.

— На таком уровне приходится, да. С каждым годом надо больше следить за здоровьем. Это раньше, когда был маленький, мог поесть что-то перед игрой, и все нормально. Сейчас уже надо следить за питанием.

— Какой из первых матчей за «Девилз» вам запомнился больше всего?

— Я получал удовольствие от каждой игры, но самый незабываемый, конечно, первый. Это дебют — его никогда не забудешь. Да и еще забил в первой же игре.

— Была ли мотивация сыграть против конкретных форвардов из «Баффало», «Каролины», «Детройта»? К примеру, против Андрея Свечникова.

— Мне было приятно выходить на лед против игроков, которых ты знаешь. С Андреем Свечниковым мы вместе тренировались летом, играли в сборной. Перед МХЛ мы играли против друг друга по одному году. Прикольно выходить против русского игрока. Вроде летом готовился вместе с ним, а сейчас играешь против него. Незабываемые моменты.

— Во время матча перебросились парой фраз?

— Да. Когда мы играли с «Каролиной», я давал интервью на раскатке, и Андрей Свечников мог кинуть мне шайбу в коньки. Во время матча мы переглядывались, улыбались друг другу.

— За «Харрикейнз» в том матче дебютировал Петр Кочетков. Вы с ним знакомы?

— Мы играли вместе пару раз, когда меня вызывали в сборную 1999 года. Петр хорошо сыграл в том матче, тем более это был его дебют. Вратарям еще сложнее, чем защитникам или нападающим. За ними никого нет. Если вратарь совершит ошибку, то никто не поможет исправить ее. На них большая ответственность, нужны стальные нервы. Петр сыграл уверенно, выиграл три матча подряд. Это очень хороший результат.

— Против кого из топ-форвардов НХЛ вам бы хотелось сыграть? Овечкина? Панарина? Макдэвида?

— На предсезонных матчах мне удалось поиграть против Овечкина и Панарина. Это незабываемые моменты. Помню, как в детстве маленьким мальчиком смотрел на Овечкина. Хотел быть таким же, как и он. А сейчас выходишь на лед с таким великим игроком и испытываешь классные чувства внутри.

— Вы выходили в паре с Суббаном. Что чувствуете, когда играете рядом с одним из лучших защитников лиги?

— Уверенность. Он очень опытный защитник, долгие годы играет в НХЛ. Молодые хоккеисты иногда на льду не подсказывают партнерам. Пи Кей Суббан постоянно общается на льду. Это сильно помогает. Например, шайбу вбросили в угол, я еду к ней и не вижу, что за спиной. Пи Кей закричит: «Я, я, я», — и ты знаешь, что можешь отдать ему пас на другой угол не глядя. Он подсказывает что-то на скамейке и в перерывах. Перед вбрасываниями мы обсуждаем план действий. Игра с Суббаном — большой опыт для меня.

— Суббан производит впечатление человека, который всегда на позитиве. В раздевалке он такой же?

— Да, он всегда позитивный. Включает музыку в раздевалке, может потанцевать. Он вносит в коллектив позитив.

— Приятно, что в команде играет белорус Егор Шарангович?

— Всегда легче входить в коллектив, когда знаешь человека и когда вы общаетесь на одном языке. Егор встретил меня, помог. Перед моей первой игрой мы поужинали, пообщались. Я не сидел один в гостинице. В то же время я знал многих игроков с тренировочного лагеря, с некоторыми встречался в АХЛ. С адаптацией проблем не было.

— А как у вас с английским?

— Сейчас никаких проблем нет, разговариваю свободно.

— «Девилз» потеряли шансы на плей-офф, и команда активнее подключает молодых. Это плюс для вас в том смысле, что есть возможность проявить себя перед следующим сезоном?

— Да, такой шанс лучше не упускать. Эти игры — хороший опыт для меня. Они помогут мне в следующем году, придадут уверенности и пойдут на пользу в плей-офф АХЛ.

«Трактор» предлагал остаться

— Вы с 2017 года играете в Северной Америке. В чем вы изменились за эти годы?

— Во многом. Я получил большой опыт за пять лет. Я был совсем другим игроком, когда только приехал в Канаду. Здесь другой хоккей: площадка меньше, все быстрее, другие скорости и силовая борьба.

— Переезжать в юном возрасте в другую страну — это риск. Почему в 2017 году решили уехать из Челябинска в OHL?

— Тогда я подумал: раз есть такой шанс, почему бы им не воспользоваться, пока молодой? Всегда мечтал играть в НХЛ. Подумал, что смена лиги поможет мне в этом.

Никита Охотнюк. Фото fhr.ru
Никита Охотюк. Фото fhr.ru
fhr.ru

— В Челябинске уговаривали остаться?

— Да, предлагали остаться. Мы с родителями ни с кем не конфликтовали. Спокойно сказали, что хотим ехать в Канаду. Пожали руки и пожелали удачи друг другу.

— Какой у вас был английский, когда переехали в Канаду?

— Английский был нулевой. Мог сказать только «здравствуйте». Было тяжело разговаривать и понимать тренеров. Допустим, нам что-то объясняют на тренировке, но если не покажут еще и на доске, то вообще ничего не понятно. Потом начал учить английский.

— Сами?

— Какое-то время с репетитором, но больше всего через общение. Друзья в команде помогали мне. Я мог понимать какие-то слова, но все равно переспрашивал что-то. Они объясняли мне. За счет этого научился говорить. Один друг специально говорил со мной медленнее, чтобы я больше понимал. Многие говорят быстро, и ты не успеваешь понимать, что они говорят.

— Когда переехали в Северную Америку, ставили ли для себя временные цели? Например, через три сезона попасть в команду АХЛ, затем — в НХЛ.

— Да. Цели были такие: поиграть в OHL, попасть на драфт, улучшить свою игру и подготовиться к НХЛ. Вроде бы все идет так, как надо.

— Выбор на драфте стал фактором, подтверждающим, что вы движетесь в правильном направлении?

— Безусловно. На драфт выходит много юниоров со всего мира — всегда тяжело попасть на него. Сильно обрадовался, когда меня выбрали «Девилз».

— После драфта мыслей вернуться в Россию не было?

— Нет, не было. Хотелось еще больше работать, доказывать и пробиваться в команду.

— Вы играли вместе с австрийцем Марко Росси, который в одном из сезонов набрал 120 очков за 56 матчей. Какие качества позволяли ему так доминировать в лиге?

— Он очень техничный и быстрый игрок с хорошим катанием. Марко очень любит работать. Я заметил это с первого дня. За счет этого он добивался таких результатов и добьется еще больших! Мне очень нравилось с ним играть. Очень умный нападающий: всегда поднимает голову, видит площадку, отдает передачи. Иногда делает такие пасы, что партнерам остается просто попасть по воротам, чтобы забить гол.

— После ковида Росси столкнулся с непростой болезнью. Вы общались с ним?

— Да, я писал ему, когда узнал о его проблемах со здоровьем. Тогда он сказал мне, что все уже хорошо. Рад, что сейчас он играет и набирает очки в АХЛ. Марко — очень талантливый хоккеист.

— Быстро привыкли к американскому менталитету и освоились в новой стране?

— Первое время было тяжело из-за незнания языка. Сложно было общаться и понимать людей. Только спустя шесть месяцев я стал больше идти на контакт. С каждым годом язык и понимание людей были все лучше.

— Для русского человека не совсем привычно, что люди в Америке всегда улыбаются, всегда приветливые. Иногда и не поймешь, когда человек честен с тобой, а когда улыбается наигранно. Сталкивались с таким?

— Я и раньше был в Америке и замечал, что прохожие могут тебе улыбнуться просто так. Понимал, что здесь все такие. Не было ничего непривычного в новой стране. Скорее местным было непривычно видеть, что я не всегда улыбаюсь. За годы в Америке я все равно поменялся. Понимаю, когда надо улыбнуться, когда — нет.

— Первое время в Канаде жили в семье?

— Да, два с половиной года я и еще пара игроков жили у женщины. Родители остались в Челябинске и прилетали ко мне на праздники.

— Родители не связаны с хоккеем?

— Только из-за меня, так как я играю в хоккей. Полжизни они потратили, чтобы вырастить меня.

— Чем занимается ваш старший брат?

— Он живет в Москве, работает с папой. В хоккей не играет. Раньше занимался борьбой, окончил школу с золотой медалью. Как папа говорит: «Один у нас умный, другой — хоккеист». Надеюсь, он шутит.

— У вас спортивная семья?

— Да. Родители тоже занимаются спортом. Папа раньше играл в футбол, занимался боксом и борьбой. Сейчас они с мамой ходят в тренажерный зал, поддерживают здоровье. Зимой катаются на лыжах. Спорт ценится в семье.

— Но хоккей в детстве увлек только вас?

— Помню, что меня хотели отдать в борьбу или единоборства. Но однажды мы с папой пошли смотреть хоккей, и мне очень понравилось. Мне тогда было лет семь, и родители думали, в какой вид спорта меня отдать. Решили, что в хоккей.

— Раз старший брат занимался борьбой, то он и вас каким-то приемам обучил. На льду с вами шутки плохи.

— Ха-ха, брат на мне отрабатывал некоторые приемы. Кое-что я умею.