Бился с «Красной машиной» и объединял народы. Первый звездный хоккеист, сбежавший в НХЛ из-за железного занавеса

Хоккей   /  НХЛ 
100
152
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Иван Шитик
Иван Шитик
Корреспондент
История знаменитого нападающего из Чехословакии — Вацлава Недомански

Кажется, собрались... Три небольших чемодана с вещами. Джинсы, майки... Ничего особенного. Они загрузили все в багажник своей машины. Нужно было взять минимум вещей, чтобы не вызвать подозрения на границе.

Перед отъездом муж, жена и сын еще раз обговорили все детали. Отец так нервничал, что собрал всех в ванной комнате и включил душ. Вдруг в доме установлены прослушивающие устройства?

Семья получила возможность съездить в отпуск в Швейцарию. Идеальное прикрытие. Главное — спокойно преодолеть границу с Австрией...

Восхождение легенды

В 1969 году сборная Чехословакии дважды победила команду СССР на чемпионате мира. Более того, три человека из той сборной попали в символическую сборную турнира. Во-первых, голкипер Владимир Дзурилла. Во-вторых, защитник Ян Сухи.

Наконец, на этом турнире зажглась еще одна звезда чехословацкого хоккея — нападающий Вацлав Недомански. Его физическая мощь, напор и натиск стали непосильной задачей, с которой не могли справиться лучшие защитники других сборных.

С девятью голами в восьми матчах мощный вингер стал олицетворением того непоколебимого духа, что продемонстрировала сборная Чехословакии на ЧМ-1969. Пусть не такой техничный и искусный, как звезды советской сборной, но уроженец города Годонин просто врастал в зону соперника — его оттуда не могли выгнать даже самые сильные защитники.

Недомански уже зарекомендовал себя с лучшей стороны в чемпионате Чехословакии, выступая за «Слован», но ЧМ-1969 заставил весь мир обратить внимание на нападающего. Его выступление на том турнире позволило говорить о Недомански как об одном из лучших силовых форвардов в мире и сделало Большого Неда настоящим героем родной страны, которая все еще отходила после шока пражской весны 1968 года.

Еще больший вес на родине ему придавал тот факт, что Недомански являлся чешским игроком, который выступал за команду из Словакии. Его видели тем человеком, который может объединить два народа, не всегда находивших общий язык. Наверное, противостояние между чешскими и словацкими хоккеистами лучше всего понятно на примере разговора знаменитого американского тренера Лу Вайро и его не менее легендарного коллеги из Братиславы Ладислава Горского.

«Вы ведь больше всего хотите победить СССР?» — как-то спросил Вайро. «Нет, больше всего мы хотим победить чехов», — ответил Горский.

Позже Горский отметил, что победа «Слована» (единственного клуба из Словакии в чемпионате Чехословакии) в национальном первенстве была для него важнее, чем победа сборной на чемпионате мира.

В 1969 году Чехословакия завоевала бронзу. Через год команда снова стала третьей. И вновь Недомански проявил себя с лучшей стороны. Большой Нед занял второе место в списке бомбардиров, уступив только легендарному Александру Мальцеву, и снова попал в символическую сборную.

В 1971-м Чехословакия сделала шаг вперед, поднявшись на второе место, тем временем как СССР выиграл чемпионат мира в девятый раз подряд. Недомански забил 8 голов, но это было лишь прелюдией к 1972 году, когда он утвердился, возможно, в статусе лучшего игрока Европы.

В 1972-м чемпионат мира проходил в Чехословакии (впервые с 1959 года). Местные болельщики верили, что поддержка домашних трибун поможет команде свергнуть ненавистных чемпионов. Казалось, что это маловероятно, учитывая, какую мощь демонстрировала «Красная машина», но первую встречу команды свели вничью (3:3), что подарило лучик надежды перед следующим рандеву.

20 апреля 1972 года. Этот матч вполне мог определить судьбу золотых медалей.

Первую шайбу забила сборная СССР после обреза Ярослава Холика. Однако позже нападающий исправился, забив гол и упрочив преимущество команды в счете — 3:1. Эта шайба до сих пор считается одной из самых важных в истории чехословацкого хоккея, так как в итоге она и стала победной — 3:2. Впервые за десять лет СССР не поднимется на высшую ступень пьедестала.

В последнем матче Чехословакия разгромила Финляндию со счетом 8:2, а расстроенная сборная СССР сыграла лишь вничью со Швецией (3:3), что позволило хозяевам турнира впервые за 23 года завоевать золото чемпионата мира.

Главной звездой решающих матчей был Холик, но Недомански на протяжении всего турнира показывал стабильно высокий класс, набрав 15 (9+6) очков в 10 матчах. И пусть на этот раз он не попал в символическую сборную, зато на него обратили внимание скауты североамериканских клубов.

Главный талант Европы

Хоккейный мир как раз был готов к важным переменам. С появлением в Северной Америке Всемирной хоккейной ассоциации между ВХА и НХЛ развернулась ожесточенная борьба за самых талантливых игроков из Европы.

В ВХА не было никаких лимитов на легионеров, поэтому в 1974 году генеральный менеджер «Виннипега» Руди Пилус заполучил двух шведов — Андерса Хедберга и Ульфа Нильссона. Их поставили в одну тройку со звездным Бобби Халлом, что принесло немедленный результат. Хедберг забросил 53 шайбы, а Нильссон установил рекорд для новичков по очкам (120).

Шведские игроки очевидно усилили «Джетс», но Жиль Лежер, который был только назначен генменеджером «Торонто Торос», уже посматривал в сторону Чехословакии. А там не было звезды ярче Недомански.

В 1973 году сборная Чехословакии взяла бронзу чемпионата мира, а в 1974-м Недомански снова громко заявил о себе. Сборная СССР катком проложила свой путь к золотым медалям (разница голов 64:18), но Чехословакия смогла нанести ей болезненное поражение — 7:2. В историю чехословацкого хоккея этот матч вошел под названием «Идеальная игра».

В итоге чехословаки стали вторыми на турнире, а Недомански был признан лучшим нападающим. Так что за него развернулась ожесточенная борьба между североамериканскими клубами.

Вацлава и раньше пытались соблазнить отъездом в Америку. Но у других клубов не было того козыря, который был у «Торос». А именно — у владельца Джона Бассетта. Его отец — Джон Бассетт-старший — был видной политической фигурой в Канаде с большими связями.

А Джон Бассетт-младший ушел в спорт. Он был чемпионом Канады по теннису, стал владельцем не только хоккейного клуба, но и команды по американскому футболу. До эпопеи с Недомански он сумел переманить в стан «Торос», потратив более 2 миллионов долларов, знаковых канадских хоккеистов — Фрэнка Маховлича и Пола Хендерсона.

Недомански уже встречался с представителями других клубов, в том числе со знаменитым генеральным менеджером «Баффало» Панчем Имлаком. Связь с игроком держали через журналиста Джорджа «Барона» Гросса. В 1949-м он сам бежал из Чехословакии. Гросс отсидел некоторое время в тюрьме, а выйдя на свободу, придумал хитрый план: вместе с несколькими друзьями они выдали себя за спортсменов-каякеров и так переплыли по Дунаю на территорию Австрии, откуда уже бежали в Канаду. Там Гросс стал спортивным редактором газеты Toronto Sun...

Но вернемся к Недомански. Вернувшись с ЧМ-1974, он стал планировать отъезд в Северную Америку. На игрока было три претендента: «Торонто», «Атланта Флэймз» и «Баффало». Генеральный менеджер «Атланты» Чак Флетчер и его помощник Дэвид Пойл даже тайком прилетали в Словакию. Но никто не смог напрямую договориться о переходе. Нужно было искать обходные пути.

В июле 1974-го Вацлав выбил себе отпуск. Он собрал свою жену, Веру, и сына, Вацлава-младшего. Они не стали брать много вещей, что могло бы вызвать подозрение на границе. Целью их путешествия была Швейцария.

В Берне его уже ждали представители клубов из Северной Америки. Недомански выбрал «Торос», подписав контракт на пять лет и 750 тысяч долларов. Это вызвало большой скандал. Ведь «Торонто» не собирался платить компенсацию за игрока.

Став первым игроком, который перебрался в Северную Америку из-за железного занавеса, Недомански должен был стать примером для других спортсменов. И пусть адаптация к жизни в новой стране шла не так быстро, зато на льду он сразу заявил о себе. Большой Нед быстро стал любимцем фанатов и одним из лидеров команды.

Обмен

Однако все шло гладко не очень долго. На второй сезон Недомански забил 56 голов, но «Торос» закончили с худшим результатом в лиге. «Другая команда из Торонто» не привлекала большого интереса фанатов. Поэтому владелец решил перевезти клуб в США — в Бирмингем.

Недомански такая перспектива не очень прельщала. К тому же он не был уверен, как отнесутся к его статусу иммигранта в США. Все это вылилось в посредственный сезон — только 36 голов в составе новообразованных «Буллз». А команда лидировала в лиге только по двум показателям — зарплате игроков и количеству поражений.

Сезон-1977/98 начинался немногим лучше: посредственные 5 (2+3) очков в первых 12 матчах. В это время «Детройт» уже прорабатывал первый в истории обмен между двумя лигами.

«Я запросил обмен сразу, как узнал, что команда переезжает в Бирмингем, — не скрывал Недомански. — Но Бассетт меня не отпустил. Я знал, что «Квебек» и «Виннипег» интересуются мной, но клуб не хотел отдавать меня в другую команду лиги».

Хотя «Детройт» тоже не был самым желанным местом. К самой команде не было вопросов, но в то время Недомански, у которого уже родился второй ребенок, пытался получить канадское гражданство. И новый переезд мог усложнить эту процедуру. Вацлав даже рассматривал вариант, при котором будет ездить в Детройт из канадского Виндзора.

Вскоре возник еще один сложный момент. «Детройт» должен был провести выставочный матч против «Кладно». Но Федерация хоккея Чехословакии заявила, что Недомански не имеет права принимать участие в матче, так как был дисквалифицирован Международной федерацией хоккея. Президент НХЛ Джон Зиглер предложил другой вариант: Недомански сыграет, в противном случае «Кладно» может просто не приезжать в Северную Америку.

Игроки «Ред Уингз» также поддержали новичка. НХЛ договорилась о серии из восьми матчей с командами из Чехословакии. Европейская федерация должна была получить за эти матчи 200 тысяч долларов, которые, конечно, терять никак не хотелось.

Для Недомански это был непростой период. Но, как оказалось, не самый сложный в его карьере в НХЛ.

Судебные тяжбы

После скомканного из-за обмена сезона на следующий год Недомански засверкал прежним блеском. Пусть команда не показывала серьезных результатов, но Большой Нед стал лидером «Красных крыльев» по голам и очкам. И это в 35 лет!

Он становился свободным агентом после окончания сезона. И ждал последнего большого контракта в карьере.

Летом 1979 года генеральный менеджер «Детройта» Тед Линдсей и агент Вацлава Недомански Алан Иглсон сели за стол переговоров. Нападающий должен был получить один из самых больших контрактов в лиге. Соглашение на 15 лет! Да-да, вы не ослышались. Первые четыре года Недомански должен был получать по 250 тысяч долларов в год. Потом его зарплата резко падала бы до 60 тысяч, но каждый год росла бы на 10 тысяч до окончания сезона-1993/94.

Также Недомански гарантированно получал бы работу в структуре «Детройта» после завершения карьеры.

Казалось, что стороны уже обо всем договорились. Была даже назначена пресс-конференция. Но владелец «Детройта» Джеймс Норрис-младший отказался подписывать эти условия.

«Все случилось в ночь перед подписанием договора, — вспоминал Иглсон. — Конечно, такие новости сложно утаить. Владельцы других клубов стали названивать Норрису. Такой контракт — это серьезный прецедент. И они понимали, что это стоило бы им миллионов. Так что Норрис уступил под давлением: «Подписывать не буду».

Недомански заключил куда более скромное соглашение, что аукнулось его агенту. Вацлав подал иск в суд на Иглсона, требуя компенсации в размере миллиона долларов.

Дело рассматривалось в суде Онтарио в 1984 году. Никогда раньше игрок, тем более бежавший из Европы, не подавал в суд на агента. И не просто агента, а одного из самых влиятельных людей в хоккее.

Сторона Недомански настаивала, что Иглсон заверил игрока в том, что договор был подписан. Что Линдсей прислал агенту окончательный вариант соглашения. В нем также была прописана опция выкупа контракта игрока: «Детройт» мог расстаться с Недомански, если бы выплатил ему 60 процентов от общей суммы, которая полагалась по контракту.

В 1980-м хоккеист подписал другое соглашение: 1,4 миллиона долларов на четыре года с опцией продления еще на сезон. Но в 1982-м клуб выкупил контракт. Недомански впервые в карьере остался без работы.

Табличка Вацлава Недомански в Зале славы НХЛ. Фото AFP
Табличка Вацлава Недомански в Зале славы НХЛ. Фото AFP

По ходу судебных разбирательств начали всплывать другие некрасивые моменты. Иглсон начал представлять интересы Недомански сразу после того, как игрок перебрался в Северную Америку. Вскоре он стал не только агентом, но и финансовым консультантом. Он вложил крупную сумму своего клиента в компанию Nanjill Investments Ltd. Только позже Недомански узнал, что эта компания принадлежит частично самому Иглсону. Она даже была названа в честь его жены (Nan) и дочери (Jill).

К судебному разбирательству подключилась еще одна знаковая фигура — легендарный защитник Бобби Орр, чьи интересы Иглсон тоже когда-то представлял. Из-за проблем с коленями защитник был вынужден закончить карьеру в 1978 году. Его прежний контракт, казалось, гарантировал ему 1,5 миллиона долларов. Но он был составлен таким образом, что Орру пришлось через суд добиваться выплаты хотя бы миллиона. Дальше были разбирательства с налоговыми органами, а также с самим Иглсоном о сумме агентского вознаграждения, что оставило Орра ни с чем.

Так что, когда началось дело Недомански против Иглсона, Бобби был на стороне игрока. Честно говоря, сторону истца мало интересовала история самого Орра. Скорее они хотели узнать, как Иглсон ведет свои дела.

После выкупа контракта «Детройтом» Недомански немного побегал за «Сент-Луис» и «Рейнджерс», после чего завершил карьеру в 1983 году в возрасте 39 лет. Истец требовал компенсацию за упущенную прибыль, пенсионные начисления, а также моральный ущерб.

Жена Вацлава, Вера, выступила в качестве первого свидетеля: она подтвердила, что они с мужем полагали, что договор уже был подписан. Эта сделка должна была обеспечить их финансовое благосостояние до конца жизни. А срыв переговоров сказался на здоровье хоккеиста.

Недомански также отказался от контракта на миллион долларов за три года с «Рейнджерс», чтобы заключить долгосрочное соглашение с «Детройтом». В «Ред Уингз» подтвердили, что по первоначальному соглашению Недомански мог рассчитывать на пенсию в размере 19 250 долларов в год, если бы закончил карьеру в 50 лет. На время судебных разбирательств пенсия игрока составляла 5250 долларов в год.

Иглсон не скрывал, что не стал обращаться в арбитраж, так как посчитал, что это может только навредить игроку. В итоге суд вынес решение в пользу агента: Недомански должен был выплатить ему 71 тысячу долларов, а также покрыть все судебные расходы. Адвокаты игрока уверяли, что нужно подать апелляцию, но Вацлав решил прекратить судебные разбирательства.

Для него это было горькое напоминание о том, что несправедливость случается везде.

С того момента Большой Нед пропал с радаров общественного внимания. Он развелся с женой и уехал тренировать команду в Западной Германии. Потом была Австрия, работа скаутом в «Лос-Анджелесе»...

В 1991-м Недомански решил впервые вернуться на родину. С собой он позвал Боба Оуэна, другого скаута «Кингз».

Они прилетели во Франкфурт, заехали в Мюнхен. Потом отправились в Вену. Путь их лежал в родной для Вацлава Годонин, где еще жила его мать.

Чем ближе была граница, тем сильнее нервничал Недомански. Он признался Оуэну, что даже не предупреждал маму о возвращении. Боялся, что их развернут на границе.

Боб пытался успокоить Вацлава, что гражданину Канады уже нечего опасаться. Так что Недомански все же решился позвонить матери: «Я уже близко. Буду у тебя дома через полчаса».

Вот она, граница... Пограничники сразу узнали бывшую звезду сборной Чехословакии. Они были потрясены тем, кто стоит перед ними. Все страхи Недомански были напрасны: несколько рукопожатий, несколько автографов, снимок на память — и можно ехать дальше.

Дома ничего не изменилось. Тот же почтовый ящик. Та же тесная квартира на втором этаже. Казалось, и не прошло почти 20 лет...

15 ноября 2019 года. Торонто. Вацлав Недомански. Фото AFP
15 ноября 2019 года. Торонто. Вацлав Недомански. Фото AFP

Наследие

Сам Недомански редко рассказывал о своей карьере. Но его 65 голов на чемпионатах мира до сих пор остаются рекордом для Чехии и Словакии. Как и 8 (6+2) очков в матче против Польши в 1972 году.

Но самое главное, что спешный и не совсем легальный отъезд Недомански из Чехословакии проложил путь другим игрокам из Восточной Европы в НХЛ. Он стал первым представителем коммунистического лагеря, который смог стать звездой в Северной Америке.

«Я никогда не сомневался, что принял правильное решение тогда», — не скрывал Вацлав.

Его прошлое не помешало ему попасть в Зал славы ИИХФ (1997 год), Залы славы хоккея Словакии (2002) и Чехословакии (2008). А в 2019-м Вацлав Недомански был принят в Зал славы НХЛ.

Когда проходила торжественная церемония, то про Недомански показали небольшой документальный фильм.

Вот как бывает интересно устроена судьба: как-то после одного матча за «Детройт» нападающий был признан лучшим игроком матча. В качестве приза ему подарили VHS-камеру. Отцу она была особо не нужна, зато для сына стала самым дорогим подаркам.

Вацлав Недомански-младший, или просто Ваши, стал заниматься кинематографом, работал в Голливуде. И именно он снял этот фильм, который показывали во время включения Вацлава Недомански в Зал славы.

«Его историю никогда не рассказывали. Сам он не любит об этом говорить. То ли из-за скромности, то ли из-за того, что ему больно вспоминать многие моменты, — говорит Ваши. — Хотя, наверное, его просто так воспитали. Он привык все держать в себе».

Видимо, пришло время сына поведать историю семьи.

Другие истории чешских и словацких хоккейных звезд
«Улететь из России — лучшее решение в моей жизни». Откровения чешской звезды НХЛ //
«Спецслужбы угрожали их семье». Как супертройка братьев сбежала от коммунистов в НХЛ //
«Предатель коллектива и страны». Он сбежал из-за железного занавеса в НХЛ и чуть не спился в Америке

vs
100
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта