Новости Статьи Матч-центр

Бородатый хоккей

Спартак Знарка

Итоги года

Лучшее-2018. Эрнест Серебренников: "Подписал Садырину книжку: "За спасение утопающих!"

Итоги года
0
0
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
В новогодние праздники "СЭ" предлагает перечитать материалы "Разговора по пятницам" за 2018-й. Авторы Юрий Голышак и Александр Кружков выбрали лучшие интервью рубрики за год, на очереди – беседа со знаменитым комментатором, первым режиссером спортивных трансляций на ленинградском ТВ Эрнестом Серебренниковым, который рассказал уникальные истории о Садырине, Морозове, Кондрашине, Белове и многом другом. Материал вышел 17 августа.
Эрнест Серебренников. Фото Роман Киташов, ФК "Зенит"
Эрнест Серебренников. Фото Роман Киташов, ФК "Зенит"

– Это же вы на базе в Удельной снимали сюжет, который внезапно прервался подвигом Садырина?

– Я!

– Кадры сохранились?

– Недавно отыскал в архиве, подарил клубу.

– Вы разговаривали – и услышали крик?

– Сейчас на том месте футболисты паркуют машины, а тогда была баскетбольная площадка. Кстати, база "Зенита" – это типовая поликлиника. Кабинеты врачей и единственный туалет в конце коридора. Здания по индивидуальному проекту в 60-е годы строить было нельзя. Так вот, стоим с Садыриным. Рассказывает – кто в форме, кто нет. Вдруг с противоположной стороны пруда крики, на шум выскакивает жена Садырина: "Паша, кто-то тонет!" Дальше как в кино. Он разувается – и тут же ныряет.

– Прямо в рубашке?

– Да. Через какое-то время выключаю камеру, думаю – сейчас тоже нырну! Плаваю я хорошо. В этот момент появляется Паша, вытаскивает мальчика, поднял его уже со дна. Вызвали врача "Зенита", "Скорую", начали делать искусственное дыхание. Откачали. Все меня спрашивают – знаю ли судьбу этого парня?

– Что отвечаете?

– Не знаю и не хочу знать. А Паша как ни в чем не бывало снова встал под деревом, повернулся ко мне: "Что, продолжим?" Даже не помню, переоделся ли. Смеясь, договорили.

Перед эфиром звонит Гена Орлов, ведущий программы, для которой и снимали интервью: "Было что-то интересное?" – "Да ничего особенного". Ну, мальчишку вытащили из пруда. Все мимоходом. Честное слово, никакого значения этому не придал. Хотя со стороны сюжет выглядит фантастически.

– Медаль за героизм на водах до Садырина дошла?

– Вроде бы. А я в тот же день, все отсняв, извлек из машины какую-то неплохую книжку. Говорю: "Все равно тебя, Паша, не наградят. Так награжу я". Подписал – "За спасение утопающего" и вручил.

– Дома у Садырина бывали?

– Конечно. Мы же с игровых времен дружили. Как-то сидели у него, и Паша приоткрыл подробности ухода из "Зенита" в 1996-м. Договорились о подписании нового контракта. Едет на машине – и тут звонок: "Павел Федорович, вы ушли, а мы задержались еще на минуту. Решили контракт с вами не продлевать".

– Обидно.

– Знаете, что Садырин сказал по этому поводу? "У меня в тот момент что-то оторвалось внутри". Подразумевая – как раз тогда и началась онкология… Там была определенная игра, про которую для газеты говорить не хочу. Я в эту игру не играл, Орлов – тоже. Но!

– Что?

– Все мы защищали Садырина. Гена – особенно горячо. Прямо с экрана говорил: "Кто такой Мутко? Никто эту фамилию не знает. А Садырина знают все". Понятно, Мутко стал его врагом.

– Надо иметь смелость – наживать таких врагов.

– Против Мутко были Яковлев, губернатор, и Малышев, его зам. Хотя для "Зенита" Мутко сделал очень много! В этом прошлом осталось столько тайн – вы даже не догадываетесь… А помните первый уход Садырина из "Зенита"? Письмо, которое против него подготовил ленинградский спорткомитет?

– Разумеется.

– После того совещания выхожу на улицу, вижу – стоит одинокий Садырин. Все разошлись. Говорю: "Паша, давай свою машину оставлю, поедем на твоей?" Часа три катались по городу, куда-то заходили, пили кофе. Самое интересное, он это помнил через годы, я – нет. Как его успокаивал: "Паша, ну что ты расстраиваешься? Это как развод с женой. Надоели друг другу – разбежались".

Тем же вечером Паша набрал мне домой. Хохочет! "Эрик, ты не представляешь…" Оказывается, ему позвонил защитник "Зенита", подписавший письмо. Попросил рекомендацию в партию. "Вы же обещали…" Не буду говорить, кто. Сейчас он тренер средней руки.

– Давыдов?

– Не-е-т, Толя Давыдов – совсем другой. Не надо гадать. Имя ничего не значит – парень просто дурак.

– Чем разговор завершился?

– Садырин смеется: "Какая рекомендация? Ты ж написал, я не гожусь как тренер" – "Ну и что. К партии это отношения не имеет". А я Паше сказал: "Скоро начнешь новую жизнь". И в 1991-м он выиграл с ЦСКА чемпионат. Потом в поезде столкнулись, ехали в Москву. Сели в купе, разлили по маленькой. Паша говорит: "Эрик, а я запомнил твои слова!" – "Это какие же?" – "Да пошло все на х…, жизнь несколько раз начинаешь заново".

– Садырин – удивительный.

– Я как-то Бескова о нем спросил. Думал, сейчас выплеснется московское высокомерие, да еще и Бесков… А Константин Иванович приподнял брови: "Дважды стать чемпионом страны – это надо иметь секрет!" Вот к Морозову он относился насмешливо. Мне говорил: "Как там диссертация Юрия Андреевича? Ее кто-нибудь читает?"

Полностью разговор с Эрнестом Серебренниковым – здесь

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
0
Офсайд
Загрузка...
Новостная рассылка «Вечерний Спорт-Экспресс»
Только на самые главные новости и важные материалы из мира спорта