Эфир
Новости
Меню
Единоборства

2 июля 2021, 08:45

«Я не повержен. Сказал UFC: «Если скоро подвернется бой — я готов». 44-летний Олейник не сдается

Шеф отдела единоборств
Боец-долгожитель — о поражении от Сергея Спивака и разговоре с Даной Уайтом.

Алексей Олейник, Россия, 44 года, тяжелый вес. Статистика в ММА: 59-15-1 (8-7 в UFC). Выступает с 1996 года.

В ночь на 20 июня Алексей Олейник проиграл Сергею Спиваку из Молдавии на турнире UFC, а на следующий день ему исполнилось 44 года. Это поражение стало для ветерана ММА третьим подряд. До поединка ходили слухи, что в случае проигрыша Олейника могут уволить из UFC. В интервью «СЭ» Алексей ответил на вопросы о своем будущем в промоушене.

— Что думаете по поводу судейского решения?

— Я еще не пересматривал бой, но ощущения, что я порвал соперника и победил, у меня нет, поэтому нет у меня и никаких возмущений. С другой стороны, считаю, что бой был близким. Во втором и третьем раунде у меня абсолютно не было страха, шел на него, хотел доработать. Но я совершил ошибку, пытаясь перевести в партер. В таких ситуациях я действую на автомате — думаю, меня можно понять, я все-таки борец. То есть в любой ситуации, если устал, больно или еще что-то, на автомате пытаюсь клинчевать, перевести в партер — в родную стихию.

Сергей — молодец, отдаю ему дань уважения. Рад, что у него все хорошо. Он сейчас в ростере должен подняться. Показал хороший бой, ему тоже было нелегко. У меня абсолютно нет претензий к сопернику или еще к кому-то. Если они и есть, то только к себе.

— Вы сейчас сказали, что не следовало переводить бой в партер. Это вы про третий раунд или про второй тоже?

— Про третий раунд. Но это автомат, к счастью или к сожалению.

— Опишите, как этот автомат работает.

— Это когда ты ни о чем не думаешь, можно даже потерять сознание, но тело будет что-то делать. У меня несколько раз было такое в карьере — терял сознание, но тело продолжало что-то делать дальше. Это бессознательное, ты делаешь это автоматически. Как когда происходит громкий хлопок — люди голову вжимают или быстро приседают, дергаются. Это инстинктивно срабатывает. У меня же борцовский инстинкт — клинч, цепляться и так далее. Иногда работает, иногда нет. Так получилось. Где-то не хватало времени, где-то скорости не хватило. Уверен, что прием на диафрагму получился бы, если бы было еще 20 секунд (Олейник вышел на диафрагму в концовке второго раунда. — Прим. «СЭ»). Еще раз повторю, Серега — молодец, отработал домашнее задание очень хорошо. Могу его только поздравить.

— Что скажете про свою выносливость? Вас хватило на все три раунда, на ваш взгляд?

— Нет, на третий раунд меня не хватило, минуты на 2—3. На то, чтобы я работал в атаке.

— Как считаете, года 2—3 назад вас бы хватило на все 15 минут работы в атакующем режиме?

— 20 лет назад меня хватило бы на час. Без шуток. Я проверял себя. Работал примерно 100 минут без перерыва. Менял соперников — они выдыхались, умирали, не могли встать, а меня хватало на час. 10 лет назад меня хватило бы уже на меньшее количество времени, но на большее, чем сейчас. Но те, кто думает, что меня хватает уже совсем на чуть-чуть, — ошибаются. Все-таки это UFC, я подрался с молодым, крепким пацаном. Думаю, что у Сергея была сейчас лучшая форма. Думаю, что он будет становиться только крепче. У него сейчас несколько побед подряд в UFC, он молодец, у него все хорошо.

Я работаю в зале со всеми ребятами — с Андреем Орловским, дос Сантосом, с множеством ребят из Bellator. С теми, кто приезжает к нам из России, — Виталий Минаков и многие другие. С Розенструйком. С десятками других людей. И с ними у меня [в спаррингах] все нормально. Одного придушим, другого побьем, третьего переработаем в функционалке. Не скажу, что я уже где-то совсем теряюсь. Все эти фамилии или почти все — у меня с ними все получается, все нормально. С Виталиком Минаковым, правда, мы работали мало, буквально пару раундов. Но поработали хорошо, аккуратно. С остальными, кого я назвал, в борьбе я работал хорошо, в ударной технике чувствую себя с ними неплохо. Не считаю, что уже где-то совсем-совсем уступаю... И функционально меня хватает.

— Рассечение, которое открылось, сильно повлияло на ход боя?

— Нет. Единственное — сразу появился страх, что сейчас сразу остановят бой. Я чуть рванул, добавил оборотов. Чтобы не отходить, не начинать тереть голову. Я понимал, что рефери в любой момент может остановить поединок, как только я чуть приторможу. Этого не хотелось, поэтому добавил. Наверное, видно было. Кровь полилась — сразу полез в размен, пошел ближе. На бой это не повлияло. Не было ни страха, ни чего-то еще. Пошла кровь — для нас, бойцов, это обычная работа.

— Самый главный вопрос: вы остаетесь в UFC?

— Не знаю. Всегда решают две стороны, первая — UFC, вторая — это я. Я после боя не чувствую себя поверженным, выжатым, обессиленным. Вижу свои ошибки, вижу, где можно что-то улучшить, изменить. А какой вывод из боя сделает UFC, такой и сделает. Мы пообщались с Даной Уайтом после поединка, он был в хорошем расположении, хорошо отозвался о бое, поздравил меня с днем рождения, все было нормально. За бой мне не стыдно. Пока все. Дайте чуть отдохнуть. Я, кстати, уже сказал UFC: «Ребят, если подвернется любой ближайший бой — готов подраться».

— А они что?

— Они сказали: «Окей, приняли». В любом случае у меня сейчас отстранение на месяц. На 30 или на 45 дней, стандартное после каждого боя, вне зависимости от того, с травмами ты или нет. После этого срока смогу драться. Пока в UFC ответили стандартным «Ок», если будет предложение — я готов драться.

— Что именно сказал Дана Уайт?

— Мы общались буквально две минуты. Он сказал: «Congratulations, happy birthday», сказал, что был хороший бой, что-то в духе: «Красавчик, так держать».

— А с Али Абдель-Азизом обсуждали свое будущее?

— Еще нет. Но опять же по поводу следующего боя в UFC я просил через него. Он сказал: «Все окей, сначала занимайся здоровьем, буду иметь в виду. Чуть что — сразу буду предлагать, говорить об этом».

— Сколько боев у вас осталось по контракту с UFC?

— Навскидку не вспомню, один-два боя... Вроде было четыре боя, я провел уже два или три.

Продолжение интервью с Олейником — в ближайшие дни на сайте «СЭ».