Новости
Меню
Единоборства

«Увидел в глазах Саши страх!» Блогер Тарасов требует реванша с Емельяненко

Единоборства / ММА   /  ММА 
190
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: ««Увидел в глазах Саши страх!» Блогер Тарасов требует реванша с Емельяненко»
№ 8528, от 20.09.2021
Интервью с Александром Емельяненко и Артемом Тарасовым после их боя на турнире «Наше Дело», который закончился победой 40-летнего Емельяненко единогласным решением судей.

Емельяненко и Тарасов бились в клетке по правилам кулачных боев, но в перчатках для ММА (3 раунда по 2 минуты). Во втором и третьем раундах Тарасов суммарно упал четыре раза (три раза специально завалился, один раз упал, очевидно, не специально — Емельяненко отправил его в реальный нокдаун). Нокаута, тем не менее, не случилось, хотя мало кто сомневался в том, что Александр, даже после всех своих запоев, победит досрочно.

Интервью Емельяненко

— Тарасов не дрался, а бегал, — сказал Емельяненко. — У меня не было возможности его нокаутировать. Я ему резал углы, когда он двигался вправо, разворачивался и наглым образом убегал, как на стометровке. А у меня не стояло задачи обогнать его — я как мог догонял его. Мне достаточно было зацепиться — и Тарасов падал на жопу.

— Сдерживали силу ударов?

— Да нет, не сдерживал. Я легко работал и не напрягался. Я же говорю, в этом бою я даже не вспотел. Я больше вспотел во время разминки, чем в бою с Тарасовым. Никакого дискомфорта он мне в этом бою не доставил.

— У вас есть какая-то сечка над глазом...

— Да сечка эта... Ну я не знаю, нокаутирующим ударом обладают люди и при весе в 60 килограммов — в боксерских перчатках они могут вырубить: в 18- или 22-унцовых перчатках бьют и сечки делают. Ну как не будет сечки, если из-под жопы кинуть удар, опустив голову вниз и закрыв глаза. Наугад в мою сторону кинуть руку в накладках ММА — конечно, будет сечка. Она не доставила мне никакого дискомфорта — маленькая сечка.

— У Тарасова сильные удары?

— Я их вообще не чувствовал. Он, по-моему, один или два раза отмахнулся только.

— Как считаете, как этот бой выглядел со стороны?

— Я не знаю. Ну как? Тарасов с низкого старта бегал, а я его догонял — вот так выглядело.

— Вы стали хоть немного Тарасова уважать? Он три раунда продержался.

— Я вообще уважаю спортсменов, которые выходят в ринг, — и людей, занимающихся спортом, которые следят за собой. Тем более людей, выступающих профессионально на ринге. Я знаю, что быть спортсменом — это самая тяжелая работа и труд. Также я знаю, насколько страшно было Тарасову выходить против меня, поскольку он не раз смотрел мои бои и знал, что я обладаю нокаутирующей мощью в обеих руках. Этого он и опасался, поэтому убегал от меня, чтобы хоть как-то добегать до конца третьего раунда.

— Есть сожаление, что не удалось удосрочить?

— Нет никаких сожалений. Я прошел весь бой, не задышал, раскидался. Хорошо себя чувствую и функционально, и физически, и технически. Я готов и дальше готовиться, выступать. Я попросил своего менеджера, чтобы он мне нашел какого-нибудь соперника на октябрь, которого я бы отправил спать.

— Как вам такой формат — когда вы деретесь в клетке, в перчатках для ММА, но по правилам бокса?

— Я в первый раз выступал в таких условиях. Мне без разницы, где драться и кого бить, — будь это ринг или клетка. Я всю жизнь дерусь в клетке, а бить людей — это моя работа.

— А что за история с предложением от менеджера Сергея Харитонова провести бои по боксу и ММА?

— Я не знаю, мне так мой менеджер сказал, что кто-то там звонил. Но они позвонили и пропали. Вы все вопросы, касаемые моих выступлений, соперников и боев, задавайте Азамату Бостанову (менеджер Александра. — Прим. «СЭ»), поскольку он лучше меня осведомлен. Он просто меня перед фактом ставит, когда мы едем на подписание контракта. Всеми договоренностями занимается он. Я ему просто говорю, что готов дальше выступать. Этот поединок прошел без травм. Завтра отдохну и все — с понедельника по две тренировки, я начну готовиться к следующему сопернику.

— Какой по силе соперник вам нужен?

— Я никогда не выбираю себе оппонентов — кого поставят, того и бью.

— То есть если Bellator сделает достойное предложение, вы будете готовы подраться 23 октября на турнире в Москве?

— Готов. У нас сейчас идет стадия переговоров. Я думаю, что после этого турнира («Наше Дело». — Прим. «СЭ») будут более конкретные предложения, я все жду.

— Что скажете людям, которые сейчас могли расстроиться из-за того, что профессиональный боец Емельяненко не нокаутировал блогера?

— А что им расстраиваться? Они все видели. Я как мог бегал за Тарасовым. А он разворачивался наглым образом и от меня убегал. Я бегал за ним весь бой, его прессинговал. А он бросался, а потом убегал по новой.

— Бой с Тарасовым — самые легкие деньги в карьере?

— Я не делю соперников на легких или сильных. Все, кто выходит против меня и выступает в ринге, — достойные бойцы.

— Есть ощущение, что вы пропустили больше ударов, чем хотели бы?

— Да я всего один удар пропустил — когда сечку получил, и то почувствовал ее только в конце раунда, когда вытирал со лба пот и увидел, что рука в крови. Ничего плотного, конкретного или основательного от Тарасова я не пропустил.

— Воскресенье как проведете?

— С любимой.

— Вы снова вместе, да?

— Да. Милые бранятся — только тешатся.

— Вы у Азамата и дальше жить будете?

— Я не знаю, видно будет. Я без понятия, где и что я буду делать. Мое дело — ходить в спортзал и готовиться. А со всеми остальными организационными и бытовыми вопросами — не ко мне.

— Если бы вашим соперником был не Тарасов, а кто-то повыше уровнем, пропущенные удары могли закончиться плачевно.

— Соперник выше уровнем так бы не бегал. Мне достаточно зацепиться, и я уже не отпущу — буду бить до тех пор, пока не упадет. В принципе, мне удалось и Тарасова несколько раз посадить на жопу.

— Проблем с защитой у вас нет?

— Да нет никаких проблем. Я наоборот — провоцирую оппонентов, чтобы они работали и видели возможность для атаки. Я все вижу: как они бьют, откуда, что. У них неплотные и некачественные удары. Бьют как... Так, скажу вам, чуть-чуть ругнувшись: как по *** ладошкой. (Смеется.)

Интервью Тарасова

— Вы все видели сами — я велосипед, хейтерам большой привет, — сказал Тарасов. — Вы обещали, что я буду велосипедить и делать все что угодно, но на самом деле этим боем я вас немножко удивил — надеюсь. Я сам себя удивил — видели удары, которые я попадал? Выдохся... Я спросил у судей, они сказали, что первый раунд я выиграл, и теперь я хочу реванша с Сашей по боксу на РЕН ТВ в ближайшее время. Я подготовлюсь чуть лучше и покажу бой по боксу.

— Но там ринг будет, меньше пространства...

— Без разницы — ринг, не ринг. Он же в конце боя предложил зарубиться, я согласился, попал и сделал ему сечку. Кто из топовых бойцов в последний раз делал Емельяненко сечку, кроме Маги Исмаилова? Кто из топовых бойцов в последний раз наносил Емельяненко сечки? Никого, я один-единственный.

— А как же Тони Джонсон?

— Ну, блин, извини меня, это боец какого уровня... Я по Александру попадал. Масса, класс — разные... Пацаны, не забывайте, что я блогер, а не боец. Что вы хотите от меня? Я недоволен боем, но доволен собой, потому что я могу чуть-чуть перетерпеть и выиграть. Я видел в глазах Саши страх, как и многие, кто там был.

— А нокдауны все-таки были или нет?

— Не, никаких нокдаунов не было. Это было такое движение — наша наработка с тренером. Вот в боксе, когда на канаты падаешь вниз, это не считается нокдауном, а здесь — отсчитывают. Не было ни одного тяжелого удара, которым он бы попал по мне, — вообще. Меня даже не пошатнуло ни разу.

— Какие мысли были, когда заходили в клетку?

— Страшно было, честно. Страшно выходить против такого бойца, как Александр Емельяненко, — это большая ответственность. Но я себе сказал, что должен выиграть этот бой, что должен победить самого себя. Теперь я виню себя, что не выиграл у себя, а также не поднажал, где нужно было, и не показал характер, когда требовалось, — поэтому Саша выиграл. Сегодня не он победил, а скорее я проиграл.

— Кто опаснее — Дацик или Александр Емельяненко?

— Бой с Дациком был намного сложнее и опаснее. Саша очень предсказуемый — руки на одном месте. Дацик технически опаснее, а еще он бьет и ему все равно на пропущенные удары. А если Емельяненко пропускает, то пятится назад, и с этим можно работать.

— Можно сказать, что ждали большего от Александра?

— Честно говоря, не то что я ждал большего от Александра. Я не ожидал от себя такого: что смогу подготовиться за две-три недели и показать такой бой. Естественно, хейтеры скажут, что Саша — не тот и так далее. Но возможно, это я просто был сильным. Никто этого никогда не узнает, в том числе мы с вами. Я сделал бой. Саша обещал меня вырубить, а я обещал, что проведу все три раунда, — я свое слово сдержал.

— Кто выиграет — Емельяненко или Дацик?

— Дацик.

— Почему?

— Мне кажется, Дацик сейчас сильнее, учитывая его последние бои. Но я повторюсь, что перед тем как Емельяненко будет драться с Дациком, я хочу с Александром реванша на «Бойцовском клубе РЕН ТВ» по боксу — зарубиться через месяц-полтора, показать другой уровень.

— А с Дациком? Вы же хотели бой и с ним.

— И с Дациком, и с Емельяненко — со всеми. Но учитывая, что Дацик сильнее, мне кажется, что сначала нужно драться с Емельяненко. (Смеется.)

— А вы не считаете, что в боксе будет тяжелее, поскольку там больше перчатки?

— В боксе можно работать на очки. Сегодня я работал не на очки, а на удар. Честно говоря, вот у меня рука — она не сгибается. Реально, мы вчера поработали с тренером, и у меня, как у Высоцкого, когда его поймали с наркотой, — пять шрамов. У меня каждая тренировка по боксу заканчивается тем, что у меня руки набухают. Мне очень тяжело все это дается. Но я не могу ничего поделать, потому что я такой персонаж, который переворачивает индустрию. Также я считаю, что сегодня я опять, спустя три года с момента боя с Дациком, перевернул индустрию, но чуть-чуть не так, как хотел...

Ни одного удара Емельяненко я не почувствовал, клянусь — на адреналине, может быть, или еще что-то. Все мои падения были скорее от страха. Ну представьте, на тебя идет 130-килограммовый Емельяненко, разозлившийся от того, что ты ему влепил боковуху... Блин, чувак, ну е-мое, лучше присесть, а то может попасть.

— А он почувствовал ваши удары?

— У него было видно по лицу, что почувствовал. Он бы не гримасничал и не шел бы на меня — конечно, он почувствовал мой удар.

Гонорары за бой:
Емельяненко — 10 миллионов рублей
Тарасов — 5 миллионов рублей

Отдел единоборств «СЭ»

190
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...