«Буду выступать пять лет. А дальше надо замуж». Она поразила мир ММА красотой и нокаутом

Единоборства / ММА   /  ММА 
102
26
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Ислам Бабаджанов
Ислам Бабаджанов
Корреспондент
Большое интервью с Дианой Авсараговой.

В ночь на 10 апреля состоялся долгожданный дебют россиянки Дианы Авсараговой в Bellator. 29 секунд — именно столько времени ушло на нокаут в исполнении 22-летней осетинки. Мощного удара правой рукой на отходе оказалось достаточно для того, чтобы Тара Графф присела на колено. А последующим панчем Авсарагова наглухо нокаутировала соперницу.

До этого Графф проиграла нокаутом Валери Лореде — американке с кубинскими корнями. Между Авсараговой и Лоредой много общего — они обе красивые, обеим по 22 года, бьются в одной весовой категории, идут без поражений. Теперь их бой — едва ли не самый ожидаемый в женском ростере Bellator.

О Валери, планах в Bellator, переживаниях до боя с Тарой, целях в ММА, замужестве и многом другом Диана рассказала в интервью «СЭ» сразу после приезда в родную Осетию.

«Это мой первый нокаут»

— Диана, с момента боя прошло чуть больше трех дней. Была эйфория после боя или что-то в этом роде? Вы очень эмоционально отреагировали на нокаут.

— Да, конечно. Я не ожидала, что так быстро бой завершится. Была в шоке. Я рассчитывала на все три раунда и готовилась на полный бой. И когда она упала, я сперва ничего поняла... Потом только все осознала (улыбается).

— Вы готовились на все три раунда, но насколько вы, ваша команда, в том числе Лиана Джоджуа, допускали, что поединок может завершиться нокаутом в вашу пользу?

— Мы не допускали, так как думали, что она после последнего боя сделает вывод и не будет так бегать, как тогда. Но она повторила все то же самое... Мы думали, что она будет аккуратничать, осторожничать, не будет бегать. Перед боем Лиана говорила мне, что если получится досрочно победить, то это хорошо. Если нет, то стремиться не нужно к этому. Вырубить ее не входило в планы.

— Откуда у вас жесткий удар правой рукой? У вас же борцовская база.

— Борцы — они физически очень сильные. Тренер поставил мне точный удар, отрабатывали все эти удары на отходах, двигались — и это все сработало.

— Это какой по счету нокаут в вашей жизни?

— Первый (улыбается).

— Не бывало такого, что на тренировке, во время спаррингов или в уличных драках вы кого-то нокаутировали?

— Нет. Уличные драки происходили в школьные годы, и тогда до этого все не доходило. Чтобы нокаут... Такого не было.

«Было очень сильное волнение. Я молилась»

— Быстрый бой в Bellator, травм нет. Когда будете готовы вернуться?

— В принципе, я и сейчас готова (улыбается). Главное, с весом... Обычно после боя вес быстро набирают, а я набрала только два килограмма. Не смогла набрать вес пока что. Мне должны прислать намного улучшенный контракт [с Bellator]. И наверное, через месяц только начну рассматривать, когда мне лучше всего подраться.

— У вас три победы в ММА. Одна победа болевым приемом, одна — решением судей, одна — нокаутом. Интервал между боями полтора-два года. Почему так мало деретесь?

— Ну, первый раз, когда я подралась... В принципе, второй бой состоялся намного быстрее. Потом все затянулось по причине того, что промоушен, в котором я провела второй поединок, обещал мне в скором времени бой, но это все длилось почти год. В итоге я подписала контракт с Bellator, и тут тоже возникла пауза — из-за визы проблемы были, потом карантин начался. В Европе я должна была подраться, в Лондоне, но все отменилось [из-за карантина]. Поэтому почти два с половиной года я не дралась.

— Как настраиваетесь на свои поединки? Что самое важное для вас в последний момент до выхода?

— Я не знаю почему, но у меня было очень сильное волнение перед этим боем. Это, возможно, из-за того, что я давно не выступала — давно не ощущала, так скажем, прежних эмоций. Я еще Лиане говорила [до боя в Bellator], что я очень сильно волнуюсь (улыбается). Поэтому она пыталась как-то меня рассмешить, отвлечь. Я не знаю... Я молилась. Помолилась не для того, чтобы я выиграла, а просто чтобы волнения не было, а остальное сама сделаю. Как только нас вызвали, меня начали мазать перед боем — клянусь, тут же как будто рукой все сняло. Никакого волнения, и я просто вышла очень спокойная. В шоке была... Ведь сперва я так сильно волновалась, а потом как рукой все сняло.

— Бытует мнение, что девушки до боев волнуются меньше, чем парни. Согласны?

— Я так не думаю... Какая разница? Мне кажется, что все одинаково волнуются. Если человек не волнуется, я думаю, это ненормальный человек (улыбается).

«Думала, не смогу получить визу. Но мыслей менять «Ахмат» на другой клуб не было вообще»

— Сейчас в интернете примерно такие заголовки: «Красавица из Ахмата нокаутировала соперницу на турнире Bellator». Какие мысли возникают в голове в такой момент?

— Ну сейчас хотя бы пишут, что я выиграла, а до этого писали, что я не уровень [Bellator]. Еще предрекали мне проигрыш, рекорд 2-1... Что там только не писали. Я перед боем уже перестала читать комментарии, чтобы не портить себе настроение. Ну хотя бы сейчас уже не так пишут (улыбается).

— Как в клубе «Ахмат» отреагировали на такое выступление?

— Ну, в первую очередь позвонил Патриот — Абузайд Джандарович (Вимсмурадов, президент бойцовского клуба «Ахмат». — Прим. «СЭ»). Это первый человек, который мне позвонил после боя. Не успела выйти из клетки, так он сразу поздравил меня. Похвалил меня, сказал, что я придерживалась плана, который составил тренер (Мурад Бичуев. — Прим. «СЭ»). Он был очень рад тому, что я именно таким образом выиграла.

— Рамзан Кадыров не поздравлял?

— Нет (улыбается).

— С ним, насколько я понял, у вас общения нет?

— Мы видим его на турнирах — издалека.

— В конце прошлого года клуб «Ахмат» попал под санкции США. Учитывая, что вы уже бьетесь не в России, а за океаном, не переживаете за свою карьеру?

— Я переживала до получения визы. Думали, что не смогу получить. Но все же я получила, и все в итоге без проблем — меня пропустили, и я подралась.

— Не было мыслей о смене команды?

— Нет, вообще.

«Когда были проблемы с визой, запустила себя, весила 65-67 кг»

— До дебюта вас знали в России и ближайших государствах, а теперь, после перехода в Bellator, а уж тем более после такого дебюта, о вас заговорили и в США. Заметил в комментариях, что многие называют вас Богиней. Не думали о смене никнейма?

— Я английского не знаю, поэтому не читала (смеется). О смене никнейма я не думала, так как все тут меня знают как Пантеру. Многие до сих пор не знают моего настоящего имени. Смысла нет менять.

— Как вы сами признавалась, вам в «директ» пишет огромное количество парней. В какой-то период вам приходилось писать на своей странице, что вы замужем. Очевидно, многие восхищены вашими внешними данными. Но что вам больше нравится — когда говорят о вашей красоте или когда восхваляют ваши бойцовские качества?

— Когда восхваляют мои бойцовские качества — это для меня самый лучший комплимент (улыбается).

— На неделе боя с вами рядом находились Лиана Джоджуа и Дмитрий Смоляков. В одном из влогов Смолякова я заметил, что вам постоянно приходились смотреть, как они едят. Как вы умудрились не сорваться в период весогонки?

— Нет, в этом плане я себя контролирую. Я знаю, что это мне надо, а не кому-то. Не они должны отбирать у меня еду, чтобы меня контролировать. Я профессиональный спортсмен, и в такие моменты я должна себя контролировать.

— Вы выступаете в весовой категории до 57 кг, а сейчас сказали, что с момента боя набрали 2 кг. Получается, это столько вы обычно весите условно последний год?

— Не помню. Знаю, что после этого боя так стало. В первом бою у меня был вес 62 кг, потом — 61. Бывает, что я вешу 65-67 кг, но это если я запускаю себя. Когда не было определенности насчет боев, когда с визой возилась, вот тогда я запустила себя.

— С кем удалось потренироваться в США? В каких залах?

— Я тренировалась в том зале, где Лиана и Мераб Двалишвили (боец легчайшего дивизиона UFC. — Прим. «СЭ»), Алджамейн Стерлинг тоже там был (улыбается).

— Стерлинг не сказал, когда будет защищать титул?

— Нет, не сказал (улыбается).

«Более чем уверена, что нас сведут с Лоредой»

— В вашей весовой категории в Bellator бьется Валери Лореда. Наверняка вы ее изучали и, возможно, рассматривали как будущую соперницу. Что могли бы сказать по поводу возможной встречи с ней?

— Почему мне ее постоянно приписывают... (Улыбается.) Там ведь есть чемпионка, есть девушки более высокого уровня. Рассматривала ли я ее как вероятную соперницу? Да, конечно. Я больше чем уверена, что нас сведут в скором времени.

— Насколько вероятно, что вы встретитесь с ней уже в следующем бою?

— Не думаю, что это будет следующий бой, так как мне сказали, что она дерется летом — в июле. Потом, после этого, она ведь не будет готова сразу провести поединок — надо подготовиться. Да и мне надо будет до этого времени подраться. Столько ждать ее я не собираюсь.

— Одна из причин, почему о Лореде все говорят, — ее откровенные фотографии в Instagram.

— Для них, я думаю, это нормально.

— Как бы вы оценили ее внешние данные?

— Внешне она очень красивая девочка. Мне рассказывали, что она очень добрая. Добрый человек, да еще и красивый.

— Предположим, что вы — жюри. В конкурсе красоты кому бы отдали предпочтение — Диане или Валери?

— Не знаю, Валери, наверное (смеется).

— Тот же самый вопрос, только касаемо бойцовских навыков?

— Ну тут уже Диана.

— Вы говорили, что ваш кумир — Джина Карано. Вам хотелось бы с ней познакомиться или, может, даже потренироваться вместе?

— Да, я очень хочу с ней познакомиться. Мне еще как человек и как спортсмен нравится Крис Сайборг. Очень хотелось бы с ней потренироваться.

— Как ты думаешь, сколько нужно времени и какого уровня нужно достичь, чтобы она тебя заметила?

— Я не знаю. Наверное... Да она уже скоро заметит! (Смеется.)

«У всех, кто живет на моей улице, больше десяти драк»

— Вы не раз рассказывали в своих интервью, что дрались на улице. Можете рассказать о примерном уличном рекорде? Сколько боев успели провести вне спорта?

— В одном интервью некоторые не дослушали до конца. Запомнили только, что я дралась с пацанами и что они писали на меня заявления. А я там сказала, что дралась во время школы, в начальных классах.

— Больше десяти драк?

— Конечно, больше. У любого, кто живет на моей улице, больше десяти драк.

— Как вы попали в вольную борьбу?

— Вообще меня мама отдала на вольную борьбу. Все удивляются, как мама может отдать на вольную борьбу (улыбается). Она сама фанатка этого спорта, сама в детстве хотела заниматься этим спортом, но ей тогда дедушка не разрешал. Мама предложила, и, естественно, я согласилась. Чем только я раньше не занималась! Даже на фехтование ходила, на кикбоксинг пару месяцев походила, баскетбол, волейбол, армрестлинг. И потом меня заметил мой тренер [по вольной борьбе] Руслан Османов. Я его очень сильно люблю и уважаю. Я прожила у них примерно два года, после чего ему пришлось отправить меня в Москву, чтобы я могла дальше выступать, бороться, так как там больше девушек было.

— Как в Осетии относятся к девушкам-борцам?

— Раньше относились не так хорошо, а сейчас у нас очень приветствуется спорт. Когда я выигрывала по вольной борьбе, меня все поздравляли, поддерживали. К этому у нас уже нормально относятся. Главное — ничем плохим не заниматься. А заниматься спортом — это достойно уважения. Потому что заниматься спортом и быть профессиональным спортсменом — это достаточно тяжело. Тренироваться по три раза в день, режим, который нужно соблюдать, — это все нелегкий труд.

— Вы будете выступать еще не более пяти лет, правильно понимаю?

— Ну да. В первую очередь я девушка. Мне нужно будет строить семью. Поэтому всему свое время.

— Замужество после завершения карьеры?

— Конечно, да. Исключительно после карьеры. Я думаю, что так будет правильно и удобно. Потому что, когда девушка выходит замуж, ей не будет удобно разъезжать по сборам, боям — это все будет отвлекать.

Ислам Бабаджанов

vs
102
Офсайд
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта