«На месте Черчесова я бы откровенно отвечал на все вопросы». Хабиб — про Евро-2020, Федора и наркотики в Дагестане

Единоборства / ММА   /  ММА 
25
8
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
18 июня в Алма-Ате пройдет турнир EFC 37, в главном бою которого Шамиль Завуров выйдет против бразильца Рикардо Тирлони. За день перед шоу на вопросы журналистов ответил владелец промоушена — Хабиб Нурмагомедов.

О том, скучает ли по жарким пресс-конференциям (как с Макгрегором и Фергюсоном)

— Знаете, слово «соскучился» будет, наверное, преследовать меня лет двадцать, если не больше. Конечно, по этой энергетике скучаешь. Когда выходишь в октагон, когда вес гоняешь, когда на пресс-конференциях. Ты больше нигде таких эмоций не сможешь почувствовать, это реальный наплыв разных чувств. По пресс-конференциям самим особо не скучаю, но сам этот процесс сгонки, процесс боя, когда нас везут на арену, когда мы в ожидании находимся пару часов, — вот этот процесс сильно запомнился.

О любимой пресс-конференции

— Какую бы конференцию отметил? Они все были разные... Некоторые конференции, интервью я сейчас смотрю, и мне как-то неудобно бывает на них смотреть даже. Отметил бы пресс-конференцию в Лондоне с Дастином Порье. Мы прилетели туда — он один, я один, никого больше не было. А в Вегасе, Нью-Йорке, когда бывали пресс-конференции, ты с командой прилетаешь, соперник с командой. А в Лондоне у нас была первая пресс-конференция, фейс ту фейс, я один, смотрю — он тоже один прилетел. Некоторая такая энергетика была... зона, в которой я никогда себя не чувствовал раньше. На уважении прошла пресс-конференция.

О том, как жалел соперников

— Думаю, моего последнего соперника — Джастина Гэтжи. Также можно отметить Майкла Джонсона. Когда я его на болевой на руку взял — на кимуру: я мог ему сломать руку и два-три раза говорил, чтобы он сдался. Аккуратно делал. Потому что это такой болевой, что если после него рука ломается, то больше не восстанавливается. Я это понимал — и сделал аккуратно. Понял, что он попался, поэтому крутил аккуратно.

А с Джастином я сначала зашел на болевой на руку, а потом перешел на треугольник. Я понял, что он сдаваться не будет. Не хотел ему руку калечить и перешел на треугольник — потому что у него там [в зале] были родители, отец и мать в первом ряду сидели. На видео этого не видно, но когда я зашел [в клетку], то [увидел] они в первом ряду сидели, смотрели на меня. Я не хотел его калечить.

О бое Флойда Мейвезера и Логана Пола

— А что тут комментировать? Оба заработали денег. Это чисто бизнес. Конкуренции не было особо. Старый Мейвезер вышел... Спарринг сделали и заработали много денег. Что еще могу сказать? Как я к этому отношусь? Ну ребята решили денег заработать. Ну что, я буду им говорить — не зарабатывайте или не деритесь? Вышли, подогрели интерес, подрались, получили десятки миллионов. У меня такого интереса [провести выставочный бой] нет пока что. Но если вы не 100 долларов (вопрос задал журналист паблика «100 баксов». — Прим. «СЭ»), а чуть-чуть больше дадите — подумаю.

О том, по каким принципам воспитывает детей

— Я как мусульманин стараюсь, чтобы у меня дети тоже были мусульманами. Чтобы у них были убеждения как у мусульман. Чтобы они были не просто этническими мусульманами, по принципу — где родились, из-за того что у них родители мусульмане, а чтобы они понимали, почему они мусульмане. Я опираюсь на религию ислам. Я мусульманин и хочу, чтобы мои дети тоже были мусульманами, единобожниками. Такие принципы я исповедую.

О сборной России на Евро-2020

— Можно ли назвать эту сборную самой слабой в истории? Была же сборная 2008 года. Я из той сборной ни с кем не общался. А в этой сборной у меня есть определенные друзья. Мы с ними пересекаемся, общаемся. Критиковать их — это как будет выглядеть? Скажут: «А что ты нам не сказал, а тут интервью дал». У этой сборной... Во-первых, у нее нет лидера. Во-вторых, команда несыгранная. Миранчук много не играл, Черышев много не играл. А местный чемпионат — вы сами видели, как наши клубы в Европе выступили. Эта команда точно не лучшая.

Начало — конец нулевых, думаю, вот была сборная... Еще-три четыре года назад была сыгранная сборная — на чемпионате мира. А сейчас есть определенный спад. Он у всех бывает. Посмотрите на Испанию: что это за команда была десять лет назад и какая она сейчас — не лучшая, так скажем. Перестройка. Сборная сейчас точно не лучшая. Будет игра с Данией — она будет решающей. Прогноз? Потолок России — выход из группы. Они могут, им по силам. После того как они выйдут из группы, им будет тяжело.

О том, что Станислав Черчесов игнорирует некоторые вопросы журналистов

— Думаю, что он не отвечает, потому что у него было много скандальных интервью. Мне кажется, он устал от этого. Но я думаю, что он должен отвечать [на вопросы журналистов]. Потому что сборная России по футболу — это не сборная России по тхэквондо, или по ММА, или еще чему-то. Потому что футбол смотрят везде — от Камчатки до Калининграда. Чемпионаты Европы, чемпионаты мира, особенно когда сборная играет.

Думаю, что отвечать ему надо, конечно. Надо отвечать. Потому что столько людей болеют, переживают. Они [футболисты и тренеры сборная России] несут ответственность перед общественностью. А так — это его выбор. Как-то критиковать его... Но я бы отвечал. Я был бы предельно откровенен, отвечал бы на вопросы.

О возобновлении карьеры

— Мой последний бой смотрели? Я там вроде сказал, из первых же уст было? У Ислама Махачева свой путь, у меня свой путь. Если Ислам потерпит какую-то неудачу, я думаю, он сам будет в силах ответить. А мы будем рядом помогать, чтобы этих неудач у него не было. У меня никакого желания возвращаться нет, и не думаю, что оно когда-нибудь будет.

О карьере футболиста

— Ну, если играть, то в премьер-лиге. Не российской — английской (смеется). А так, если играть профессионально, — мне скоро 33 года будет, поэтому куда уже дергаться? Но какую-то футбольную историю мне бы хотелось построить. У меня есть кое-какие проекты, в этом направлении я двигаюсь, скоро услышите. А самому играть... Не имея любительской карьеры, сразу переходить в профессионалы... Быть якорем не хочется в какой-то команде.

О чемпионах EFC в UFC

— Тагира [Уланбекова] мы подписали, Умара [Нурмагомедова] мы подписали. Чемпион у нас есть сейчас действующий, тяж Ризван Куниев, — ему предложили выступить на «Контендер Сериес». Если он выиграет, его подпишут в UFC. Если у нас человек выигрывает и ему предлагают идти в UFC, мы его отпускаем, не держим. С пониманием относимся, что вершина ММА за океаном. Че его держать, если его зовут туда?

О том, формирует ли карды EFC

— Не во всех турнирах участвую, но в главных боях и кардах принимаю участие, сам смотрю. Хорошие турниры смотрю, хороших бойцов знаю, за всем слежу, в теме, знаю, кто в каком весе дерется, как дерется, насколько хорошо идет. Во всех организационных моментах меня не хватает, но в значимых моментах, например где турнир будет проходить, я участвую. Сейчас у нас будет турнир в Дагестане, потом в Кыргызстане, потом в Нижнем Новгороде, еще почти договорились провести первый турнир в Грузии, это конец сентября — начало октября. Эти моменты стараюсь лично контролировать.

О ММА на Олимпиаде

— Олимпиада — это, конечно, вершина спорта, и если бы у меня была такая возможность, то я бы, конечно, выступил. Пока ММА не на Олимпиаде, но перспективы у этого спорта большие. Скажу почему — потому что просмотры, потому что спонсорские контракты, много людей смотрят, можно телевизионные контракты привлечь. Рано или поздно ММА приведут на Олимпиаду. На Играх в Париже не думаю, что будут ММА, а в Лос-Анджелесе или в 2032 году уже есть определенные шансы.

О том, как не сыграл со звездами футбола

— Ну в благотворительном матче [за любимый клуб «Реал"] я бы мог сыграть. Со стариками, которые уже ушли, на их фоне я бы мог побегать. Был один благотворительный матч, меня пригласили, все легенды там должны были сыграть. Это было в Марокко. Я смотрел список всех этих фамилий, и там были игроки, на которых я в детстве смотрел, — конечно, такой матч я бы не пропустил, но тогда Абубакар [Нурмагомедов] дрался, и мне пришлось полететь к нему на подготовку, чтобы секундировать. Я это потом ему много раз припоминал (смеется) — говорил: «Из-за тебя такое мероприятие пропустил». А так... в таких матчах я бы принял участие.

О будущем Забита Магомедшарипова

— А где Забит сам? Почему вы его не спрашиваете? Он вроде здесь должен быть. Избегает вас, да? А че в самолете его не поймали, там же видео работает?

— Постеснялись.

— Не знаю, какой ему совет... Если он сейчас подерется, то через бой точно может получить титул. Он третий номер. Кто там, Холлоуэй? Каттара он побил. Можно было с Холлоуэем подраться. У человека должно быть желание. Если желания нет, никакие деньги не заставят его драться. Настаивать — это самое плохое. Когда у человека травма и он спрашивает, нужно ли ему драться, — вот это очень опасно. Честно говоря, я на эти вопросы никогда не отвечаю и стараюсь никакие советы не давать. Он может совет принять и подраться, хотя в душе он 50 на 50. Если ты 50 на 50, то лучше в клетку не выходить. Ты там должен быть на 150, а не 50.

О своем вечном рекорде (21 тейкдаун в бою с Абелем Трухильо в 2013 году)

Перед тем боем я повредил левое колено, связки. У меня колено было опухшее, я особо тренироваться не мог. Когда в бой зашел, я его бросал, он поднимался, потому что я не мог его спину забрать, не мог ноги заправить, потому что колено болело. И про себя я подумал: «Буду просто бросать его каждый раунд, все 15 минут». И все. А в стойке он был очень опасный боец, с ним зарубаться было рискованно. А если бы я знал, что есть определенные рекорды... Это же был 2013 год, никаких рекордов никто не знал. Это только потом я узнал, что в пятираундовом бою был рекорд у Шона Шерка, который провел 16 тейкдаунов, а я провел в трех раундах 21. А если бы знал, я бы еще больше бросал. У меня были моменты — я бы давал ему подниматься и еще бросал. Секундантам бы сказал, чтобы считали, сколько тейкдаунов. Это сейчас люди могут увидеть определенный рекорд и постараться его сбить. В том бою я мог его еще больше бросать.

О Шамиле Завурове

— Шамиль будет драться в главном бою, это очень волнительный момент для меня. Я Шамилю тоже говорил, что я не особо люблю секундировать его, потому что очень переживаю, волнуюсь за него. Он внес очень большой вклад в мое становление как бойца и человека. Понимаю, что еще и возраст. Он уже больше 20 лет тренируется, бьется. Он нам обещал, что следующий бой будет для него последним. Надеемся, сдержит обещание. А с кем последний бой... Если из российских ММА — то с кем попало же не сделаешь? Я думаю, с Венером Галиевым можно было сделать, прощальный бой для обоих. И ему, и Шамилю уже хватит. Можно было бы сделать для российской публики, которая понимает, шарит. И им было бы интересно закончить так, хорошее интересное событие получилось бы.

Подготовка Шамиля? Шамиль сам никому ничего не отдает. Есть определенные места в борьбе, где уже надо останавливаться, а он там втыкает, не останавливается. Если ты с Шамилем куда-то выходишь, то должен быть готов. Я сам лично сколько от него нахватался. Когда с Шамилем выходишь, у нас только рубки получаются. Я сейчас чуть потяжелее его, последнее время старался сильно не бороться, чтобы он травму не получил. Он на сгонке, я на массе, ребята поменьше весом с ним боролись.

О Федоре Емельяненко

— Почему Федора Емельяненко нет в числе гостей? Я не думаю, что он отказывается. Все дело в предложении. У меня в голове не было, что кого-то надо приглашать... Забит приехал с Магомедом Тигром, а у Тигра тут брат дерется. Мовсар Евлоев просто прилетел, в одном городе оказался. Это просто случай, ситуация, вот так они попадаются — гости. Я со всеми общаюсь, переписываюсь, если бывают в одном городе, пишу, они посещают турнир. А так — Федора можно было бы пригласить, это хорошая идея, спасибо. На турнир в Москве можно было бы пригласить, постараюсь достучаться и пригласить.

О желании всегда побеждать

— С Исламом Мамедовым сегодня утром боролись, и он на меня смотрит так как-то... Спрашиваю: «Что такое?» Он говорит: «Ты в прошлый раз, когда в селении боролись, встать мне не дал. Я теперь злой на тебя». Ему же бой в Bellator дали с Брентом Примусом, бывшим чемпионом, это будет его дебют в Bellator. Я говорю: «Все, в этот раз полегче с тобой буду». Такие моменты бывают, но когда бороться начинаешь, все пропадает, хочется постоянно выигрывать. Хотя молодые голодные, всегда хотят выигрывать сами, а мне уже нечего доказывать. Где-то уже могу и поддаться.

О молодежи и наркотиках

— Вот сейчас в Петербурге был экономический форум, и уборщицы в туалетах вымыли огромное количество кокаина, эфедрона... Вот вы бы могли сделать обращение по наркотикам, чтобы молодые прислушались?

— На самом крупном экономическом форуме России какая молодежь может быть? Туда ты же просто так не зайдешь. Там же только правительство.

— Дети же вас посмотрят и...

— А при чем здесь экономический форум и туалеты?

— Нет, вопрос в другом... Вы не могли бы, чтобы дети посмотрели вас и...

— Вы могли бы привести в пример школьные туалеты или что-то такое. Эта проблема есть, она очень актуальная, особенно у нас в Дагестане. Не знаю, как так получается, что самые дешевые наркотики в России находятся в Дагестане. Я думаю, это работа определенных людей, которые очень грамотно проводят свою работу, тщательно внедряют вот эти дешевые наркотики, травы, соли в определенные регионы, чтобы портить молодежь. А мы клюем на это. Это должно решаться на правительственном уровне. Если правительство захочет, за один день решит эту проблему. Налоги же очень хорошо собирают, правильно же? А наркотики не могут остановить. Закладки делают. Все же через интернет. Молодежь приходит, подбирает. Я думаю, это в первую очередь правительство должно работать. Во вторую очередь на местах родители должны следить, тотальный контроль за детьми. И только в третью — такие личности, как я, люди, которые имеют подписчиков, должны говорить, что эта вещь — плохо. Эта работа одним советом молодежи не закончится. И конечно, в туалетах на экономическом форуме должно быть меньше кокаина, они же управляют страной. Ты правильно подметил.

О Геннадии Головкине

— С Геной мы знакомы, виделись один раз в Москве. Слежу, конечно, за его карьерой, это боксер высокого уровня. В 2004-м он был в финале Олимпиады, если не ошибаюсь, а уже на дворе 2021-й. Почти 20 лет прошло. Надо один бой сделать большой, чтобы на старость себе заработать, и все. Вот мой совет. Когда человеку за 35 лет, ему уже не стоит заниматься таким жестким спортом, особенно в легких весах. Он же дерется в 75 кг? Один-два боя, и ему надо заканчивать. Это мой совет. Потому что у него семья, впереди жизнь целая, бизнес там, двигаться надо будет как-то... Бокс — более травматичный спорт, чем ММА. В ММА у тебя могут быть проблемы с суставами, а в боксе — с головой. А вообще — хорошо бы тех блогеров побить и деньги забрать. Чтобы тех меньше стало, и ты деньги заработаешь. А драться с такими львами, как Канело, которым 27-28 лет... Не стоит этого делать. Я бы на его месте пару блогеров вырубил, деньги забрал и оставил спорт.

Об Алма-Ате

— А у вас же дом в Алматы, говорят.

— Не дом, квартира. Такой бизнес... Но ты в чужой огород не лезь (смеется).

Илья Андреев

Никита Горшенин

vs
25
Офсайд
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...
Материалы на тему