Новости
Меню

Единоборства

«Волков плакал, а Ган был так побит, что мы продлили ему отпуск на 7 дней»

Единоборства / ММА   /  ММА 
7
12
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Никита Горшенин
Никита Горшенин
Корреспондент
Мощное интервью-разбор по лучшему бою года в тяжелом дивизионе UFC.

26 июня этого года Сирил Ган и Александр Волков провели поединок, открывший новую эпоху в тяжелом весе ММА.

Никогда ранее мы не видели двух тяжей-гигантов, ведущих настолько технически богатый и умный бой — чистые, прямые удары, никакой размахайки, аномально большое для тяжей количество киков, глубоко продуманная защита, безупречное кардио. Конечно, не стоит забывать поединок и Алистара Оверима с Джуниором Дос Сантосом из 2015 года — тоже два техничных, габаритных ударника, но все-таки — не настолько габаритных, как Волков и Ган, не настолько комплексных (оба крайне редко использовали кики, Волков же с Ганом через них строят почти все комбинации и держат дистанцию) и не настолько сильных в защите.

В России результат поединка восприняли крайне негативно и, есть подозрение, не очень адекватно — Волкова снова списали со всех счетов, назвали нерешительным, неагрессивным, медленным, не умеющим выигрывать большие бои. Сильно бьют по глазам и судейские записки — счет 5-0 по раундам выглядит одиозным вердиктом, с которым не согласна даже сторона Гана.

Да, француз со 2-го раунда работал первым номером, но Волков не уступал в объеме и весомости ударов и держал чрезвычайно плотный рисунок боя. Отходить к сетке — не значит проигрывать бой, назрели времена, когда понятия давления и контроля октагона требуют основательного пересмотра. Да, Ган был получше на боксерский дистанции и больше попадал по голове, но, как вы сейчас узнаете, Сирил сам получил в этом бою значительный ущерб на дистанции киков, которую как раз выиграл Волков.

Мы связались с главным тренером Гана Фернандом Лопесом, чтобы сделать, наконец, большой разбор лучшего боя года в тяжелом весе UFC. Это наш третий разговор с Фернандом за последний год — всегда он держит слово и всегда выкладывается на интервью по полной программе.

Человек он, правда, занятой — договорились мы пообщаться в прошедший четверг в 21.00, но из-за нескольких совещаний и текучки интервью сдвинулось на безумные 1.50 ночи. Говорили почти до 5 утра, а когда прощались, я сказал, что через 1,5 часа мне ехать 300 км до Москвы на поезде — ради интервью как раз с Волковым. «Вау. Нам нужно больше таких трудолюбивых журналистов, как вы. Пишите мне в любое время», — сказал Лопес.

***

— Итак, за счет чего Сирил Ган победил Александра Волкова?

— Давайте сначала скажу простую вещь. Самый сильный соперник, который у нас когда-либо был, — это Александр Волков. Я думаю, Волков — самая большая угроза в дивизионе даже для действующего чемпиона Франсиса Нганну. Очень, очень хороший боец, очень хорошо дрался с нами. Единственная проблема — люди продолжают недооценивать язык тела Сирила. Что такое язык тела? Это ложная информация, которую мое тело посылает вам. Что происходит в бою? Ваш мозг учится на поступающей информации. К примеру, если я пробью вам двойку, а затем поднырну в сторону и пробью левым хуком в печень, то вы почувствуете боль. И это останется у вас в памяти. В следующий раз, когда я пробью всю ту же комбинацию, вы уже перекроете печень локтем, но я буду бить уже не левый хук в печень, а правый оверхенд. Удар попадет вам в голову, и теперь у вас будет новая информация — что после двойки может следовать не только левый хук в печень, но и правый оверхенд. И чтобы избежать этих ударов, вам уже после двойки нужно сильно отшагивать назад. Если же вы попытаетесь защититься сразу от двух ударов блоками, один из них точно попадет.

И с Сирилом мы постоянно работаем над языком тела, чтобы соперник не понимал, что идет дальше. Александр Волков проделал прекрасную работу над лоукиками, мы не ожидали, что он будет бить их так много. Мы ожидали от него ударов ногами в корпус и голову, но не лоукиков в таком количестве. По ходу боя мы нашли средство против них — это обликкики. Далее очень важный момент. Зрители обращают внимание только на состоявшиеся действия в бою — например, только на бокс, удары. Но бойцы могут боксировать и без ударов — выполняя обманные движения и просто передвигаясь на ногах. И когда один соперник финтит лучше, другому нужно больше предугадывать и читать. А это сильно замораживает его. Вот так Сирил Ган и работает. Люди теперь говорят: «Не понимаю, почему Деррик Льюис так ничего и не сделал, не понимаю, почему Жаирзиньо Розенштрук весь бой был замороженным». А замороженные они все, потому что соперник напротив представляет собой сложную задачу, проблему. После боя с Льюисом ко мне подошел Даниэль Кормье и сказал: «Сирил Ган — это проблема». — «Почему?» — «Потому что никто не может понять, какое его следующее действие». Поэтому я и говорю вам, что Сирил — мастер языка тела. Его очень тяжело прочитать.

Но вам, людям из России, стоит гордиться Александром Волковым, потому что это единственный бой Сирила, после которого все его лицо было в синяках. В других его шести боях UFC и девяти в ММА он никогда не получал по лицу. Расскажу вам историю. Когда я готовил гейм-план на Волкова, составлял его в файле PDF, как я всегда делаю, и потом подошел к ним с Сирилу, то сразу сказал ему: «У меня для тебя две новости — хорошая и плохая. Плохая — в этом бою тебя много и сильно будут бить по лицу и корпусу. Хорошая — если ты морально готов пропускать эти удары, то выиграешь у Волкова. Ты должен это просто принять и смириться — тебя будут бить по лицу и корпусу». И вот так мы обговорили все и подготовились оба к тому, что будем пропускать удары. Потому что к Волкову никак не подойти на нужную дистанцию без пропущенных ударов. Просто нет никаких других входов. Потому что он очень большой, очень техничный, с отличным боксом, очень неудобный для таких ребят, как Сирил. С учетом всех этих вещей, я очень горжусь нашей победой над ним.

— Чем еще Волков удивил кроме лоукиков?

— Джебом. Очень хорошая скорость джеба.

— С точки зрения бойцовского интеллекта Волков силен?

— Абсолютно. Абсолютно. Сирил прошел всех своих соперников в ММА без каких-либо проблем. А тут нам было очень тяжело. Мы не могли переводить Волкова, хотя, честно говоря, это и не было планом. Потому что не хотелось тратить на тейкдауны энергию — Волков очень тяжелый, и если активно пытаться перевести его, в конце концов вы устанете. Тейкдаун мы рассматривали только в одном случае — если Волкова удастся подловить по таймингу и пройти ему в ногу. Если это не проходит, то немедленно возвращаться на боксерскую дистанцию. Ни один тейкдаун у нас не прошел, потому что Волков оказался слишком массивным и с хорошей защитой. Вот, давайте считать: в борьбе Волков не дал нам ничего сделать, удивил лоукиками, их таймингом, а также способностью контратаковать кики киками. Всякий раз, когда Сирил бил кик, Волков сразу же отвечал своим киком. Это большая редкость в ММА, когда боец умеет мастерски контратаковать кики своими ударами ногами.

«После лоукиков Волкова у Сирила были разбиты ноги, колено, лодыжка. Пришлось продлить ему отпуск на 7 дней»

— В России после боя многие говорили: «Если бы Волков был агрессивнее, он бы выиграл».

— Нет. Если бы он был агрессивнее, его бы нокаутировали. Никаких сомнений. Сирил — снайпер-контрпанчер, если вы агрессивны с ним, то уходите в нокаут. Да, у него нет огромной силы удара в позициях на отходе назад, но если вы агрессивно преследуете его, то получится сценарий боя Вердум — Миочич. Попробуйте побежать на него, и вы сядете на канвас, это 100 процентов. Поверьте мне, Волков был очень агрессивен. Настолько агрессивен, насколько это позволяли ему бой и соперник. Ни один другой соперник в карьере Сирила не был с ним настолько агрессивен, как Волков. Но с Сирилом такая ситуация: чем больше ты агрессивен, тем больше пропускаешь.

— Согласны с судьями, что Ган выиграл все 5 раундов?

— Мы не выиграли первый раунд. Даже во время боя я сказал Сирилу, что мы проиграли этот раунд.

— Как насчет 4-го?

— Вот здесь я не уверен. Мне показалось, что это был очень близкий раунд. Честно, я сказал Сирилу, что мы проиграли и его. Но я сказал это не потому что думал так, а потому что хотел завести Сирила. Мне нравится обманывать своих бойцов по результату раундов, чтобы заставить их быть агрессивнее.

— Сильно ли болели ноги Сирила после всех этих лоукиков Волкова?

— Да, ноги у него были просто разбиты. Когда мы начали готовиться к бою против Деррика Льюиса, у Сирила очень болело колено, очень болела лодыжка, он был весь измученный, все болит... Сейчас я вам скажу эксклюзивную новость, я никому этого не говорил после боя. Когда мы вернулись после Волкова в Париж, у Сирила было 5 дней отпуска. Он отдохнул эти дни, вернулся в зал, и мы начали лагерь к Льюису. Но уже на 4-й день всё остановили. Потому что Сирил был весь больной, побитый, медленный, изможденный. Он сказал мне: «Тренер, я дико уставший. Не могу ничего делать». И мы решили сделать ему еще один отпуск на 7 дней. Он провел 7 дней на отдыхе с семьей, вернулся в зал, и вот тогда мы начали работать, но и то — в очень легком режиме. Никакой работы на силу и функционалку, только техники и стратегия. Вот настолько Сирил был измотан после Волкова. Усталость, больное колено, больная лодыжка... Скажу, что из-за всего этого подготовка к титульному бою далась нам очень тяжело.

— Тренер Волкова сказал, что в вашем бою Сирил не делал ничего нового по сравнению с предыдущими поединками. Согласны?

— По Сирилу всегда очень сложно понять, в чем он изменился. Это можно увидеть, только если вы работаете с ним очень близко. Но, конечно, с Волковым он делал то, что не делал раньше. Как вы можете драться с Жаирзиньо и Волковым одинаково? Как можно драться одинаково против маленького и высокого? Против быстрого и медленного? Против среднего бойцовского интеллекта и высокого? Я лично составлял гейм-планы на эти бои и могу сказать, что они были абсолютно разными.

Волков плакал, и Сирил сказал: «Иногда я ненавижу этот спорт»

— Использовали ли вы какие-то психологические особенности Волкова в свою пользу? Вы же всегда изучаете интервью соперников, разгадываете их характер.

— Ну... (Улыбается.) Волков до боя говорил, что хочет проверить, чье кунг-фу лучше. И я решил, что по ходу боя нам нужно будет его немного поддразнивать, цеплять. Например, вы видели, Волков бросает комбо «джеб - лоукик», Сирил отвечает «двойка - панч в корпус - лоукик», а затем разводит руками, как бы говоря: «Ну и кто лучше? Хочешь еще?» Вот по ходу лагеря мы обыгрывали такие вещи, готовились к тому, что будем дразнить его, залезать в голову. Я, правда, не знаю, помогло ли это нам. (Смеется.) Но мы видели, что Волков невероятно мотивирован. И он очень пугающе выглядит вживую. Я не завидую, честно говоря, следующему сопернику Волкова. Когда вы стоите напротив Волкова в клетке — вам, б***, реально становится страшно. Он реально страшный. Когда перед боем судья разводит вас по углам и Волков идет этой своей походкой в угол, смотрит Сирилу в глаза... Вау. Это реально пугает. Мне было страшно, и я помню, как посмотрел Сирилу в глаза, как он там, — а он улыбался. После боя я спросил его: «Почему ты улыбался, когда он посмотрел тебе в глаза?» Он ответил: «Он был какой-то слишком серьезный, угрожал мне взглядом. Мне хотелось дать ему понять: брат, не стоит этого делать — через несколько секунд мы и так деремся. Не беспокойся, я люблю бои, люблю рубиться. Просто подожди немного».

Но не стоит думать, что Сирил недостаточно уважает Волкова. Ему было очень не по себе из-за его поражения. Когда мы вернулись после боя в отель, сидим в моем номере, я прикладываю к ногам Сирила лед, тут заходит человек из нашей команды и говорит, что ему показалось, Волков плакал. Оперся руками о клетку и плакал. И Сирил сказал: «О нет. Мне так плохо за него. Как же иногда мне не нравится этот спорт». И другой парень из нашей команды спрашивает: «Почему? Какая тебе разница, что там сейчас у Волкова?» И Сирил говорит: «Мне не по себе, что он проиграл и упустил такой шанс. Если бы он выиграл, то был бы очень хорошим чемпионом. Мне кажется, у него есть все, чтобы выиграть у Нганну. Если бы Волков выиграл у меня, потом он бы побил Нганну. Мне неловко, потому что я новичок в этом спорте, только зашел сюда, а Волков здесь очень давно, даже дрался в Bellator, он заслужил успех». И потом Сирил хотел найти Волкова и подбодрить его.

— Был ли момент в этом бою, когда вы сомневались в победе, сильно нервничали?

— В середине первого раунда я немного беспокоился, скажу честно.

— За счет чего Сирил добавил после первого раунда?

— Он начал выигрывать бой, когда начал играть. Ему надо играть. Надо воспринимать происходящее легко. Когда он начал двигаться, играться, использовать язык тела, я понял, что теперь бой наш. Если говорить о точном моменте — когда он начал финтить с обликкиками, показывал, что бьет обликкик, но выбрасывал фронткик". Тогда я понял, что все хорошо.

«Перед боем мы работали так много, как никогда, над скручиванием пятки, болевым на лодыжку и рычагом колена»

— Вы говорили в интервью Джону Моргану, что если бы Волков дал вам определенные позиции, вы бы засабмитили его. О каких позициях и сабмишенах речь?

— К этому бою мы работали так много, как никогда прежде, над рычагом колена, скручиванием пятки и болевым на лодыжку. Над скручиванием пятки мы работали просто безумно много. Нашли парня с огромными ногами, как у Волкова. И прогоняли скручивание пятки снова и снова. Волкова очень тяжело контролировать на земле, он здорово разворачивает соперников. Поэтому мы изучали, как нам избежать свипов и потери позиции при атаке сабмишеном. То есть если скручивание пятки не проходит, мы не даем ему перевернуть нас и выйти в доминирующую позицию сверху. Со скручиванием пятки есть проблема, что соперник может высвободить ногу, навалиться и забивать вас граунд-энд-паундом. А у Волкова очень хороший граунд-энд-паунд. Поэтому я сказал Сирилу, что если мы выходим на сабмишен, то должны исключить ситуации, где Волков может нас перевернуть и оказаться сверху. Для этого мы нарабатывали в лагере фифти-фифти позиции со скручиванием пятки, которые можно закрыть так, что соперник не сдвинется. И Сирил с тем самым длинноногим спарринг-партнером очень удачно закрывал такие позиции — соперник не мог двигаться ни вправо ни влево — все закрыто.

— Почему Сирил не так часто бьет бэкфист? У него длинные руки, хорошие финты, подвижный корпус для быстрого разворота под такой удар.

— На самом деле, он любит бэкфист. Пересмотрите его первую защиту титула в канадском TKO — там он уронил соперника как раз бэкфистом. Сирил любит делать новые вещи, любит пробовать. Если вы подведете его к вышке у бассейна — он без проблем прыгнет с нее. К баскетбольному кольцу — он засадит данк. Но в случае с бэкфистом и любым ударом Сирил хочет знать наверняка, что позиция и тайминг идеально подходят. Он выбросит бэкфист, если точно будет знать, что именно этот удар нужен по позиции. Потому что бить просто так — Сирил очень не любит промахиваться. В зале он бьет бэкфист частенько, и я думаю, вы скоро увидите, как он часто бьет его и в боях. Повторюсь, Адама Дычку в TKO он отправил в нокдаун как раз бэкфистом.

Никита Горшенин

vs
7
Офсайд
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...