Новости
Меню
Единоборства

14 марта, 08:30

«Конор не любит правду». Макгрегор избавился от тренера, который сказал ему, что он не засабмитит Диаса

Крис Бреннан рассказал, как Конор Макгрегор обиделся на него из-за заявления, что он не сможет засабмитить Нейта Диаса
Корреспондент
Не любит, когда в нем сомневаются.

В марте 2016-го захлопнулось короткое историческое окошко, в пределах которого Конор Макгрегор носил ауру непобедимости в UFC. С апреля 2013-го по декабрь 2015-го ирландец выиграл семь боев подряд (шесть из них нокаутами), закончил эпоху Жозе Альдо за 13 секунд и стал новым чемпионом UFC в полулегком весе.

Стоит упомянуть, что к семи победам в UFC у Конора примыкали еще восемь выигрышей подряд до прихода в промоушен — то есть пять лет и 15 поединков кряду он не знал поражений в ММА. Образ окна был выбран для того, чтобы проиллюстрировать, как много ирландец успел сделать в достаточно небольшое время, отпущенное ему обстоятельствами и собственными возможностями.

Во-первых, Конор, как это потом показало время, обладал непререкаемой нокаут-силой только в полулегкой категории (в этом весе все разы, когда он ронял соперников, заканчивались нокаутами. В легком и полусреднем весе соперники после его ударов уже могли вставать) — дивизионе, куда сгон ему давался крайне тяжело, и неслучайно он никогда больше туда не возвращался после завоевания титула. Во-вторых, Макгрегор не был достаточно универсален и вынослив, чтобы править долго, — кто-то может счесть это за мнение задним умом, но все большие карьеры и исторические события яснее всего анализируются только по прошествии времени.

В-третьих, Конор успел идеально своевременно втиснуться, словно во вращающуюся дверь торгового центра, в техническую смену поколений полулегкого веса. Он явил собой на тот момент новую версию полулегковеса с превосходным фундаментом бокса и нокаутирующим ударом и при этом очень массивного бойца, гонявшего в 66 кг с 82-83 кг. Неслучайно Чад Мендес и Жозе Альдо — лучшие полулегковесы домакгрегоровской эпохи — на фоне Конора казались карликами. Это был очень короткий период, когда навыки Макгрегора были абсолютно эксклюзивными, и он воспользовался этим узким окошком времени на все сто процентов.

Ну и, в-четвертых, безусловно, фактор матчмейкинга. Макгрегор был подведен к первому титульному бою, избежав встреч со всеми сильнейшими борцами и грэпплерами дивизиона — Фрэнки Эдгаром, Чадом Мендесом, Деннисом Бермудесом и Рикардо Ламасом. Да, с Мендесом в итоге встреча состоялась, но она была внеплановой (Альдо снялся, и Мендес вышел на замену. То есть UFC вели изначально Конора в обход Мендеса), и Чад выходил с очень короткого уведомления. Кто знает, как сложилась бы карьера Макгрегора, если бы с самого начала восхождения боссы UFC нагрузили его хотя бы одним-двумя грэпплерами вместо боя с условным Деннисом Сивером (который ради Макгрегора вообще был искусственно поднят в рейтинги, чтобы продать афишу мейн-ивента).

Так или иначе, к Конору вопросов никаких нет — он победил всех, кого ему дали, и к бою против Нейта Диаса вокруг него сияла та самая аура непобедимости. Как вспоминал потом Джон Кавана: «Нам тогда казалось, что Конор мог ходить по воде». Поединок, однако, прошел в незнакомом для Макгрегоре весе, и впервые он столкнулся с тем, что кто-то может держать его удар. Открытие было тягостным и закончилось досрочным поражением. Тем не менее от проигрыша своей звезды UFC только выиграл — во-первых, потому что слава Макгрегора никак не померкла, а во-вторых, его поражение зажгло новую звезду — Нейта Диаса. Хардкорные фанаты и так давно знали, что Нейт — харизматичный и крутой типаж, но теперь это узнала большая аудитория. Для UFC же две звезды — всегда лучше, чем одна. Афиша реванша была отменно продана, поединок на тот момент стал самым успешным PPV-перформансом в истории (1,65 млн PPV), и сложился он как нельзя лучше, зрелище получилось народным — с кровью и стойкой, Макгрегор отыгрался за поражение, а Диас удержался в новоявленных любимцах публики.

Отдельно стоит упомянуть подготовку Конора к реваншу. Он потратил на нее 300 000 долларов — на тот момент неслыханная сумма для кэмпа бойца ММА, и по мнениям окружавших его людей, находился тогда на абсолютном мотивационном пике. Важную роль после поражения удушающим в первом бою ирландец уделил джиу-джитсу. К реваншу ему с партером помогал бывший боец UFC, черный пояс Крис Бреннан.

Долгие годы у Бреннана не было площадки, чтобы рассказать о том кэмпе, но вот недавно она, наконец, появилась. Криса позвали на YouTube-канал Lytes Out Podcast, и он вспомнил тот лагерь с Макгрегором. И не просто вспомнил, а поделился убойной историей, как ирландец обиделся на него из-за заявления, что он не сможет засабмитить Диаса.

***

— Ты помогал Конору Макгрегору готовиться к реваншу с Нейтом Диасом. Как так получилось?

— Много лет назад в мой калифорнийский зал приехали Джон Кавана и Дейв Джонс. Они тренировались у меня, мы подружились, я пригласил их в дом моих родителей. Они жили у меня какое-то время, жарили барбекю, купались в бассейне. Потом Джон пригласил меня как-то в Дублин, я вел семинары в его зале, была одна безумная история, как мы полтора часа грэпплили в его гараже... Через пару лет я открыл филиалы своего зала в Дублине и приехал туда на семинары. Написал Джону: «Ты в городе?» — «Да-да, заходи к нам». И я пришел к нему, и как раз у Конора был спарринг по грэпплингу.

Мы стоим с Джоном, тут Конор подскакивает с матов в самый разгар спарринга, подходит ко мне, жмет руку, представляется и идет грэпплить дальше. Думаю: «Вау, круто». Причем забавно, что за год до этого я был в Вегасе на его бое против Чада Мендеса и болел за Мендеса. Потому что типаж Конора был для меня невыносим. А тут он подошел пожать руку. (Смеется.) После спарринга мы поговорили, сфотографировались, Джон начал рассказывать ему о моем БЖЖ. И потом я уехал. Через какое-то время я написал Джону, что мне очень у них понравилось, что Конор крутой парень и так далее, а он вдруг говорит: «Мы скоро будем в Вегасе. Хочешь поработать с Конором?» — «Ты серьезно? Давай, конечно». Я полетел в Вегас, и мы начали работать. Там, кстати, был Диллон Дэнис, и он вел себя суперуважительно, сидел на моих занятиях и повторял движения, которые я показывал. Славный парень. Не знаю, что сейчас случилось с ним, все сегодня превратились в каких-то актеров.

Конор Макгрегор и Диллон Дэнис. Фото Instagram
Конор Макгрегор и Диллон Дэнис.
Фото Instagram

Потом мы работали с Конором, и случился такой момент. Я показывал ему защиту от какого-то приема, и он говорит мне: «Покажи мне что-то, чем я смогу контратаковать Нейта и засабмитить». Говорю: «Ты не засабмитишь Нейта». Он такой: «В смысле? Что ты имеешь в виду?» — «Бро, если ты даже уронишь Нейта и запрыгнешь на него, он поймает тебя в треугольник. Даже не пытайся засабмитить его, я как тренер не хочу тебя вовлекать в такие рискованные ситуации. Держись своего плана на бой». Мы продолжили работу, потом был их бой, и там как раз были 30 секунд, когда вся наша работа пригодилась. Он идеально отработал то, что нарабатывали, и в итоге он выиграл поединок.

Потом проходит какое-то время, и я пишу Джону: «Могу я поработать с Конором к его следующему бою?» — «Мммм, нет». — «Почему?» — «Он не работает с теми, кто говорит ему «нет». — «В смысле?» — «Он не любит, когда ему говорят, что он не сможет сделать что-то». Я был в шоке, честно говоря, не мог врубиться в такую позицию. «Б***, бро, я сказал правду! Он не сможет засабмитить Нейта! Разве ему не нужен тренер, который говорит правду? Он может засабмитить Нейта, только если как-то страшно потрясет его». — «Извини, но такая у него позиция». При этом я хочу сказать, что у Конора реально хорошее джиу-джитсу, просто когда дело доходит до партера, он уже всегда уставший. Это его главная проблема — выносливость. Но я был честен с ним. А он не любит тех, кто говорит ему правду. С тех пор, если мы пересекались с Конором, то нормально общались, но больше он меня никогда не приглашал.