1 апреля 2022, 01:10

«Не уважаю людей, которые курят траву». Тренер Нганну спит по 3 часа, не берет выходных и ни о чем не мечтает

Тренер по боксу и ММА Дьюи Купер дал большое интервью «СЭ»
Никита Горшенин
Корреспондент отдела единоборств
Огромное интервью.

Бывший боксер и кикбоксер, финалист K-1 Дьюи Купер — ныне супервостребованный тренер сразу в двух больших мирах — бокса и ММА. 47-летний специалист работает с 21 бойцом, в том числе с чемпионом UFC в тяжелом весе Франсисом Нганну.

Когда-то Купер выигрывал пояса чемпиона мира по боксу с Бейбутом Шуменовым и Джесси Варгасом, выводил Карлоса Такама на титульники против Энтони Джошуа и Дерека Чисоры, много лет работал бок о бок с Флойдом и Роджером Мейвейзерами, а также Даной Уайтом в культовом зале United Champions.

За Купером огромная школа жизни и какой-то уникальный атлетический код — даже в 47 лет он тренируется для себя два раза в день без выходных. Это при том, что между этими двумя тренировками он катается по разным залам и держит 5-6 часов в день лапы для самых тяжело бьющих панчеров в боевых видах спорта.

Из-за его одержимости тренировками нам даже пришлось передвинуть интервью на час вперед. «Можем перенести наше интервью на 12.00? Я так втянулся в тренировку, что хочу поработать еще час», — пришло мне сообщение в Whatsapp за 10 минут до оговоренного начала беседы. Когда мы спустя час вышли на связь, Купер сидел перед монитором весь мокрый от пота, а по ходу разговора пару раз мощно прикладывался к пятилитровке с водой: «Не хочу допустить дегидратации».

Говорили мы долго и о разном, и главное впечатление от Купера — это то, как силен в нем дух здорового капитализма. «Я не верю в релаксацию, пашу весь день. Мы здесь на очень короткое время, нужно оптимизировать себя и свою работу и помочь тем людям, до которых ты можешь дотянуться. Если все это тебе удастся, в духовном плане ты можешь быть спокоен».

Не правда ли, сильные слова?

***

— Мы передвинули наше интервью на час, потому что у вас была своя тренировка. Что обычно делаете, чтобы держать себя в форме?

— Я тренируюсь каждый день, никогда не беру выходных. Базовая тренировка — пробежка, какие-то вещи из бокса и кикбоксинга и что-то из ОФП. Сегодня я работал с собственным весом — отжимания, подтягивания, выпады, приседания-«ножницы». 20 минут подряд без отдыха я делал каждое из этих упражнений по 10 раз.

— Любимые упражнения?

— Мне не очень нравится поднимать железо, я, конечно, работаю и с ним, но больше люблю со своим весом, потому что это укрепляет суставы. Сильные суставы важны, особенно когда ты держишь лапы для таких тяжело бьющих панчеров, как Франсис Нганну и Карлос Такам. Благодаря работе со своим весом у меня сильные суставы, плечи, локти. Мои любимые упражнения — это, пожалуй, отжимания от пола и бёрпи — упражнение сочетающее прыжок, приседание, планку и отжимание.

Дьюи Купер.
Дьюи Купер.

— Вы продуктивнее утром или вечером?

— Я продуктивен с утра и до вечера. Как только я проснулся, сразу начинаю пахать. Не верю в релаксацию, пашу весь день. Проснулся, сделал свою тренировку, потом иду тренировать моих бойцов, а вечером снова тренируюсь для себя. Всю жизнь я живу в таком режиме и тренируюсь. С 9 лет учусь боевым видам единоборств, в 10 я уже выступал по кикбоксингу. Боевые искусства — моя жизнь, поэтому я всегда тренируюсь.

«Нужно отказываться от секса за 4-6 недель до боя, что бы ни говорили ученые»

— Недавно пересматривал ваши три боя на Гран-при К-1 30 апреля 2004-го и был шокирован, насколько во всех трех поединках за вечер ваше кардио было безупречным. А ведь три боя дошли до решения. Как готовили функционалку к такому вечеру боев?

— Многие не знают, что я был профессиональным боксером, кикбоксером и еще выступал по ММА. К-1 был моим любимым отрезком в карьере. Сейчас люди под турниром понимают что-то, что длится долго, чуть ли не год. Но тогда для нас турниром было три боя за вечер. Если ты не рассчитывал силы, то с каждым новым боем сдавал все сильнее. Я был в прекрасной форме, потому что всегда усердно тренировался. Сейчас я уже немолодой и по-прежнему тренируюсь минимум два раза в день. Это не считая физической работы с моими бойцами, которых у меня 21 человек.

Но отвечая на ваш вопрос, как я готовился к тому Гран-при, — я бегал каждый день и проводил три тренировки в день — по боксу с Джеффом Мейвейзером, по кикбоксингу с Мастером Ником One Kick Бломгреном, и по функционалке с Мастером Тони Виланте. Минимум три тренировки в день, шесть дней в неделю. Отдыхал я только в воскресенье, хотя иногда мы работали и в него. У меня был стиль жизни воина, я не пил, никогда в жизни ничего не курил, тренировался каждый день. Не забывайте, что я был самым маленьким парнем в том Гран-при, весил всего 90 кг. Мой первый соперник весил 112 кг, второй, Майти Мо, — 128 кг. Я проигрывал в габаритах, но был очень силен физически и вынослив. Понимал, что мой шанс побить этих ребят — это находиться в лучшей форме.

И последний важнейший пункт — моя дочь в соседней комнате, поэтому буду говорить тише — никакого секса перед боями. Вот это настоящий работающий секрет. Многие бойцы в это не верят, но отсутствие секса — решающий, последний шаг, который дает тебе силу и возможность восстанавливаться нон-стоп. Это делает тебя сильнее ментально, физически и убивает нервозный страх. Когда ты настолько самоотвержен и предан подготовке, то все страхи уходят, потому что ты знаешь, что отдал абсолютно все, что у тебя было, изменил свою жизнь ради одного вечера боев. Да, ученые говорят, что секс или без секса — нет никакой разницы, но разница есть. Психологически вы становитесь сильнее, потому что знаете, что пожертвовали всем.

— За месяц нужно отказываться от этого?

— Минимум за 4 недели. В большинстве случаев я прекращал заниматься этим за 4-6 недель. И еще важный нюанс — это делает тебя свирепее, ты хочешь бить соперника сильнее.

— Помимо кардио меня удивили ваши защитные рефлексы в тот вечер. Сначала вы ускользнули от огромной силы Майти Мо, который тогда нокаутировал всех подряд, а потом заблокировали все раундхаус-кики Майкла Макдональда. А ведь у него был страшный взрывной правый хайкик.

— Я был на пике. Мохаммед Али был на том поединке, Майк Тайсон. Хотя Майк был на многих моих боях... А секрет рефлексов в том, что я учился настоящему боксу. Вообще я начинал с муай-тай и, когда появился К-1, понял, что эта организация будет популярнее всех турниров по муай-тай и кикбоксингу. Поэтому я решил, что буду выступать там, а для этого мне нужно было добавить к муай-тай хороший бокс. Сейчас это называют голландским стилем, но я это называю просто «муай-тай плюс хороший бокс» (смеется). Я отправился в зал Мейвезеров и стал работать с Джеффом, дядей Флойда-младшего. Так вот секрет рефлексов — это тренировки по настоящему профессиональному боксу у тренеров, которые выигрывали титулы чемпиона мира. Бокс — самое быстрое боевое единоборство, самое рефлексное. Ни в одном другом виде не требуется столько рефлексов. Благодаря этим рефлексам ты успеваешь блокировать хайкики или локти. Нужно учиться зрительно-моторной координации у топовых боксеров. Вот секрет. Если вы боец ММА, идите поспаррингуйте с хорошим кикбоксером, а потом — с хорошим боксером. Да, кикбоксер будет кидать в вас больше разных ударов, кики и панчи, но боксер будет бить в полтора раза быстрее.

Джеб, который вы не видите, правый прямой, который никак не увидеть, левый хук. По настоящему боксеру не понять, что он сейчас будет бить. Поверьте мне, я занимался профессионально боксом, кикбоксингом и ММА и знаю, о чем говорю. Спросите у любого кикбоксера — когда они приходят в хороший боксерский зал, их нещадно бьют. Слишком уж быстры рефлексы у боксеров. Когда вы можете уклоняться от всех этих боксерских молниеносных ударов, вы определенно сможете блокировать более медленные хайкики. Но, проблема в том, что бойцу ММА нужно быть жестким и набитым, потому что придется блокировать эти хайкики руками, локтями и так далее. Это больно. Но с точки зрения рефлексов, вне всяких сомнений, бойцовское зрение у боксеров острее.

— Из всех бойцов, с которыми вы работали и видели в зале, кто поражал больше всего рефлексами?

— Флойд Мейвейзер-младший и Рой Джонс-младший. Когда Рой Джонс был молод, то, что он делал на тренировках... Это с огромным отрывом самый быстрый, резкий и кинжально-острый боксер, которого я когда-либо видел. Он был быстрее скорости. Ну, и конечно, Флойд. Я видел его спарринги, когда он был на пике, видел спарринги на протяжении всей его карьеры. Он был просто невероятен в зале.

Если же брать ребят, кого я тренировал лично, то тут выделяется Бейбут Шуменов из Казахстана. Чемпион мира в полутяжелом весе, участвовал в Олимпийских играх. Бейбут был невероятен в зале, он тренировался 4-5 часов подряд без остановки. Пахал как никто другой. Джесси Варгас также очень упорно тренировался, Карлос Такам. Еще я работал с девушкой-боксером, Джессикой Ракози, — вот она была просто на другом уровне, если мы говорим о способности тренироваться. Я работал со многими прекрасными бойцамм, с точки зрения рефлексов мне трудно выделить кого-то одного, но у всех у них был особенный талант. Бейбут Шуменов мог пахать сколько угодно без остановок, Джесси Варгас был быстрый и отточенный, у Франсиса Нганну сила великана Гаргантюа, Карлос Такам тоже невероятно силен. Джейми Миллер, чемпионка в суперлегчайшем весе, также исключительна, я включаю ее в топ-5 лучших бойцов, с которым я когда-либо работал. Сейчас у меня есть еще молодой боец ММА Тимми Куамба, он может пахать, как Бейбут Шуменов, — целый день без остановок. Он сейчас один из любимых моих ребят, потому что я восхищен его отношением к тренировкам. Это парень новой школы, который пашет, как бойцы из 80 — 90-х.

«Пакьяо — быстрый, как демон, страшный боец. Но Флойд побил бы его в любую эру»

— Раз уж зашла речь о Джесси Варгасе, давайте немного поговорим о том самом бое против Мэнни Пакьяо. Чего Джесси не хватило для победы?

— Все, что делал Пакьяо, мы ожидали. Но давайте начнем с того, что еще до Пакьяо Джесси шокировал мир, когда нокаутировал Садама Али в бою за титул WBO. Садам шел большим фаворитом, он был непобежденным бойцом, на победу Джессии давали коэффициент 4. И мы нокаутировали Садама так, как предсказывали до боя. Что касается Пакьяо, это боксер-икона. Никогда раньше история не знала такого, как он, это абсолютно особенный боец. Джесии провел хороший бой, но в чемпионских раундах Пакьяо включил другую передачу. При этом Джесси довел до него больше ударов, чем кто-либо до этого, я не знаю, кто после него потом перебил этот показатель. Он хорошо дрался, но это был вечер Пакьяо, боксера-иконы.

Мэнни Пакьяо отправил Джесси Варгаса в нокдаун.
Мэнни Пакьяо отправил Джесси Варгаса в нокдаун.

— Помните нокдаун во 2-м раунде? В чем Варгас ошибся в этом эпизоде?

— Он выступил передней ногой, наступил ею на ногу Пакьяо, и тот выбросил левую руку и уронил его. Он особо не потряс его, просто сбил с ног. Но этот нокдаун был важнейшей поворотной точкой поединка. По моим наблюдением, мы выиграли первый раунд, выигрывали второй, но нокдаун превратил его в 10-8 в пользу Пакьяо. По сути, это была огромная ошибка, которая стоила нам боя. Пакьяо дрался умно. Когда у него был четвертый бой с Маркесом, он был слишком агрессивным, выдернулся на Маркеса, наступил ему на ногу, и тот выбросил эту правую руку-убийцу. Этот нокаут многому научил Пакьяо, и, когда он сам почувствовал, что Джесси наступил ему на ногу, он выбросил ту левую руку. Маленькая ошибка, но Пакьяо ею воспользовался, и это стоило нам боя.

— Как скорость Пакьяо ощущается в режиме реального времени? По телевизору это одно, а в жизни, наверное, совсем другое.

— Для меня его скорость не была шоком, потому что я уже видел вживую его бой с Тимоти Брэдли, первый бой с Маркесом, когда он уронил его 3-4 раза, Маркес тогда вытянул в итоге бой на ничью. То есть я видел много боев Пакьяо вживую, но! Есть большая разница смотреть на Пакьяо с трибуны или первых рядов и смотреть на него из рингсайда. Я вам так скажу... он быстрый, как демон. Его скорость огромна, его руки быстры, и бьет он очень сильно. Даже какие-то не самые яркие удары, которые он наносит, сильны, и они влияют на соперника. Он бьет гораздо сильнее, чем вы ожидаете, и гораздо быстрее, чем вы ожидаете. У него мощные, крупные ноги, гигантские икры, он просто впрыгивает в свои удары как никто другой. Он словно разыгрывающий защитник из баскетбола, но при этом с нокаутирующим ударом. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, смотреть на Пакьяо, сидя у ринга, — это настоящее зрелище. И зрелище редко встречающееся.

Мэнни Пакьяо.
Мэнни Пакьяо.

— Люди до сих пор гадают, как бы сложился бой Мейвезера и Пакьяо в годы, когда они оба были молодыми. Скажем, 2005-й.

— Молодой Флойд был тоже очень серьезным парнем. Посмотрите, что он сделал с Диего Корралесом. У молодого Флойда была лучше защита, сильнее удар, больший объем ударов, и он сводил к нулю действия соперников еще эффективнее. Пакьяо был страшным бойцом, но пропускающим много ударов. Флойд — такой же страшный, но никогда много не пропускающий. Я должен сказать, что Флойд побил бы его в любую эру. У него выше бойцовский интеллект, шире навыки и гораздо лучше защита. Криптонитом Пакьяо всегда были отличные контр-панчеры, а Флойд мог работать в стиле контр-панчера очень здорово. У него просто больше навыков. Пакьяо — это интенсивность, скорость, необычность манеры, сила удара и дух. У Флойда тот же набор, но плюс более высокий интеллект, более высокая точность удара, лучшая выносливость и лучшая защита. Никогда не недооценивайте защиту. Когда боец бьет и промахивается — это меняет бой. Мы много раз видели это в поединках Флойда. Я люблю Пакьяо, люблю Флойда, но, закрывая глаза, говорю уверенно и с легким сердцем — Флойд победил бы уверенно и в любую эру. Просто безумие думать, что Пакьяо побил бы молодого Флойда. Он не дал нам ни одного основания думать так.

«При правильной преемственности дети умнее и сильнее родителей в два раза»

— Флойд как-то рассказывал, что ложится спать в 3-4 утра и просыпается чуть ли не в обед. Это шутка?

- Он поступает по-разному. Иногда он ложился спать поздно, иногда рано. Флойд — один из самых занятых людей, которого только можно встретить. У него график, как у президента. Для него главное — погрузиться в работу, а когда вы работаете так, как он, время не имеет большого значения. Его график очень изменчивый, но кого еще вы знаете с миллиардом долларов на счету, таким огромным количеством титулов и при этом постоянным голодом к тренировкам и работе? Он никогда не пропускал пробежек и тренировок, несмотря на свой безумный график. Флойд — монстр, когда дело касается тренировок. Никто и никогда не видел его в плохой форме. Даже достигнув всего, что у него есть, он никогда не терял мотивации.

Флойд Мейвейзер.
Флойд Мейвейзер.

— В каких физических упражнениях Флойд удивлял вас больше всего?

— Пожалуй, в работе на лапах с Роджером Мейвейзером. Он бил по лапам 45 минут — час без единого перерыва. Это фантастика. Час на лапах без единого перерыва, и кто знает, как долго они могли работать дальше. Допускаю, что на своем пике он мог работать на лапах два часа без перерыва. Я лично видел, как он бил 45 минут подряд. Он великолепен в отжиманиях, подтягиваниях, приседаниях. Просто король в этих упражнениях.

— Когда вы впервые увидели Флойда?

— Тогда он еще дрался по любителям. Ему было где-то 16-17 лет. Мы все тренировались в зале «United Champions» в Лас-Вегасе. Он очень упорно тренировался, уже был очень крут. Я тогда сам выступал, приходил и вкалывал, он вкалывал рядом с Роджером. Фамилия Мейвейзеров была значительной до него, а он вывел ее просто в другой эшелон.

— Почему стиль Флойда так отличался от стиля его отца и дяди? Они были остро атакующими боксерами, а Флойд стал профессором защиты.

— Потому что это феномен второго поколения. То, что знаете вы, будут знать ваши дети плюс добавят что-то свое. При правильной преемственности ваши дети будут минимум в два раза сильнее вас. Подчеркиваю — при правильной. В два раза умнее, в два раза больше навыков. Потому что они переняли все то, что дали им вы, и добавили к этому свое. Флойд-старший и Роджер дрались агрессивнее, чем Флойд, особенно Роджер, который только и хотел, что довести удар правой (смеется). Они вложили все свои знания, весь опыт своих успехов и неудач во Флойда, плюс вложил в эту кучу свои знания и Джефф Мейвейзер, который как раз был боксером защитного стиля. И Флойд-младший оказался достаточно умен, чтобы правильно впитать все эти знания.

Он начал боксировать в два года, был от природы хорошим атлетом, здорово играл в баскетбол, высоко прыгал, абсолютно не ленивый от природы — что я лично считаю главным качеством, его с самого раннего возраста тренировали чемпионы мира — в итоге мы складываем все это в одно целое и получается гениальный отпрыск. Флойд наследовал все правильно и четко. Это гений бокса, но, повторюсь, все началось с его отца и дяди, чей опыт создал базу. Второе поколение всегда сильнее первого, если есть преемственность и родители вложили время и все, что у них есть, в детей. В таком случае дети всегда будут сильнее родителей.

«Роджер Мейвейзер — гений. Он знал поименно всех чемпионов мира в истории бокса»

— Роджер Мейвейзер что был за человек?

— Отличный парень. Очень любил детей... Отличный, очень крутой парень. Он не любил тех, кто лез в бокс, не имея к нему отношения. Если вы не понимали бокс, он, мягко говоря, не хотел иметь с вами дела. Я люблю Роджера до смерти, он тренировал меня, когда Джеффа не было в городе. Роджер был реально порядочным, хорошим человеком, очень любил шутить. В зале Мейвейзеров в углу висел большой плакат, на котором по порядку были написаны фамилии всех чемпионов мира в истории бокса. Вот прям абсолютно всех. И Роджер знал всех этих чемпионов по имени и мог рассказать о каждом какие-то истории. Это фантастика. Хоть это были чемпионы из 50-х годов, из каких угодно эпох — он знал всех поименно и знал, как развивались их карьеры. Роджер был гением, хотя, конечно, в общении он был непрост (смеется). Общался он в уличном стиле. Но человеком был прекрасным, мы любим его и сильно скучаем. Ко мне он относился прекрасно, от него я видел только любовь, и такую же любовь он показывал моей дочери.

Роджер Мейвейзер.
Роджер Мейвейзер.

— Какой у него был тренерский стиль — жесткий авторитарный или дипломатичный?

— Очень жесткий стиль. Много требовал, крутой нрав, никакой дипломатии. Он брал тебя за задницу и заставлял пахать. Это старая школа, никто там не играл в дипломатию и всю эту херню. Тебя там жестко нагружали и прессовали и, если ты не тянул, от тебя избавлялись. Дипломатия появилась сейчас, это новая школа. Раньше тренер тебе мог заехать по лицу лапой, если ты недорабатывал. И если тебя такое не устраивало, то пошел вон. С такими, как Роджер, ты должен был быть настоящим мужчиной. А не чувствительным и эмоциональным, как в нынешние времена.

— Сегодня можно тренировать в стиле Роджера и не оказаться в тюрьме?

— Можно и сегодня так тренировать, но нужно окружить себя правильными бойцами. Не забывайте, что это все-таки бои, и нужно иногда быть жестким. Что лучше — столкнуться с жесткостью тренера или потом выйти на бой и уйти в глухой нокаут на глазах всего мира? Если вы слишком чувствительны, когда на вас кричат или поправляют вас, тем более если кричат и поправляют чемпионы мира, доказавшие все в боксе, то... Нужно быть безумцем, чтобы упустить шанс поучиться у таких людей.

— Какие отношения были у Флойда и Роджера? Мог Флойд возразить ему, сделать по-своему, дать отпор?

— Я не готов о таком рассказывать. Я не был личным тренером Флойда, я знаю их обоих и очень люблю. Флойд любил дядю Роджера, это я знаю точно. Я не очень комфортно себя чувствую, говоря о таких личных вещах. Из того, что я видел, Флойд очень уважительно относился к Роджеру, и у них были прекрасные отношения. Давайте двигаться к следующей теме, думаю, мы поговорили о Мейвейзерах достаточно (смеется).

Флойд Мейвейзер-старший, Флойд-младший и Роджер Мейвейзер.
Флойд Мейвейзер-старший, Флойд-младший и Роджер Мейвейзер.

«Дана Уайт всегда делал деньги. В начале 90-х у него были лучшие клиенты в Вегасе»

- С удивлением узнал на Schmozone Podcast, что вместе с вами в зал United Champions в 90-х годах ходил Дана Уайт. Что он был за человек в ту пору?

— У него были отличные клиенты, если помните, тогда он набирал желающих и обучал их боксу. Как человек он был суперприятный в общении, со всеми у него были отличные отношения, в том числе и с Мейвейзерами. Тренером был тоже неплохим, у него были и бойцы ,и вип-клиенты. Он определенно шарил в боксе, но его целью были прежде всего богатые клиенты — политики и какие-то обеспеченные люди, не обычные бойцы. Для него это был чистый бизнес.

— По нему можно было сказать, что этот человек очень далеко пойдет в бизнесе?

— Он был успешен уже тогда. Бизнес шел отлично, у него были лучшие клиенты в городе, он делал отличные деньги. Никто тогда даже не думал о UFC, это было начало 90-х, а он уже, видимо, предвидел эту тему. Он был умен, делал правильные вещи и сходился с правильными людьми. Прежде всего, это очень умный человек. Все, чем он занимался по жизни, приносило успех и деньги, потому что он всегда знал, с какими людьми заводить контакты, а с какими нет. Дана определенно очень и очень умен.

— На какой машине Дана тогда ездил?

— Бро, я даже не думал о таком дерьме. Я был бойцом, мы общались с ним в зале, но я не смотрел, кто на чем ездит, у кого какая машина. Но уверен, он ездил на чем-то симпатичном.

— Когда последний раз с ним общались?

— Последний раз я общался с ним, когда у Кевина Ли был бой с Родригесом. После боя Франсиса с Ганом я его не видел, но вообще, всякий раз, когда мы встречаемся, говорим друг другу «привет». Все между нами хорошо.

Дана Уайт.
Дана Уайт.

«Нганну слишком жестоко добивает? Давайте не будем слишком чувствительными»

— Вы как-то рассказывали, что перед первым боем со Стипе Франсис Нганну позвонил вам прямо на Рождество и предложил потренироваться в парке.

— Да, была суббота, Рождество, мы не планировали на этот день тренировку. Но я такой тренер, что всегда говорю своим бойцам: «Если хотите потренироваться, звоните. Остаются силы — звоните, особенно если у вас лагерь к бою. Без проблем сделаем тренировку». В итоге Франсис позвонил мне в субботу утром, на Рождество: «Хей, не против, если мы проведем тренировку в парке?» Я ответил: «Давай, конечно. Если ты звонишь, чтобы потренироваться, значит, идем тренироваться». И мы пошли в парк тренироваться. Вообще, мы часто работали в парке. В Вегасе мы могли поработать в Маунт Чарльстоне или UFC PI. Это еще было до того, как Франсис стал частью Xtreme Couture. Фрэнсис легок на подъем, он любит тренироваться.

— У Франсиса больше всего апперкот-нокаутов в истории UFC. Он нокаутировал этим ударом Луиса Энрике, Алистара Оверима и Кейна Веласкеза. Можно сказать, что это его сильнейший панч?

— Все его удары несут силу. Каким бы панчем он ни попал, он может выбить из человека весь дух. Апперкот у него чрезвычайно мощный, но и правый оверхэнд хорош, левый хук. Если вспомните второй бой со Стипе, то Франсис закончил бой именно левым хуком. Франсис просто очень силен от природы. Его апперкот, безусловно, очень мощный, отточенный и взрывной.

— Апперкот-нокаут против Оверима — один из самых ярких моментов в истории смешанных единоборств. Почему именно этот удар зашел с Оверимом, какая предыстория у этого нокаута?

— Мы работали над всеми техниками к этому бою — панчами, киками, коленями. Но есть определенные удары, к которым Франсис от природы лучше предрасположен и чувствует себя комфортнее, когда их бьет. Оверим — отменный ударник, кикбоксер, потрясающий мастер-универсал, но он не придал особого значения тому, на что Франсис способен в ударке. Алистар дрался против лучших кикбоксеров в мире, видел в ударке все и просто не испытывал ни малейшего страха к ударной технике Франсиса. Поэтому Франсису удалось довести этот страшный апперкот. Оверим просто пошел в размен, и это было большой ошибкой. Апперкот зашел идеально, но какой бы удар Франсис ни выбросил, если он зайдет чисто, соперник пойдет вниз. Особенно если речь о 4-унцовых перчатках.

- Помните, когда при работе на лапах удар Франсиса доставил вам самую большую боль?

— Лапы с ним всегда приносят много боли. Последний кэмп был в этом плане самый болезненный (смеется). Каждая тренировка приносила мне много боли, наступала следующая — и это была новая порция боли. Последние 3,5 недели кэмпа были жесточайшими, потому что Франсис травмировал колено, и мы могли работать над очень немногими вещами. Одной из них был бокс (смеется). Каждый день я проходил через боль. Хотя я боксер, человек привыкший, но все равно — работа с Франсисом Нганну всегда чревата болью (смеется). Кстати, Карлос Такам тоже бьет очень сильно и больно, один из самых тяжело бьющих боксеров-тяжеловесов. Тут еще важно понимать мой стиль работы на лапах. Я всегда хочу, чтобы мои бойцы били с полным вложением в удар. А есть тренеры, которые против ударов в полную силу. Но я за то, чтобы мой боец выдавал максимальную силу, потому что потом он выдаст ее и в бою.

— Вы разрешаете Франсису бить в полную силу в спаррингах или только на лапах и мешке?

— Если мы разрешим, у нас не останется спарринг-партнеров (смеется). Франсис аккуратно работает в спаррингах, не пытается сделать партнерам больно, как некоторые. Эрик призывает Франсиса контролировать силу, потому что и так тяжело находить ему партнеров. Я же никогда не говорю ему: «Работай жестко» или «Работой налегке». Задача, прежде всего, наработать какие-то нюансы и функционально подготовиться к бою. Если мы разрешим Франсису бить во всю силу, он нокаутирует партнера за 30 секунд, и это ничего не даст ему для боя. Потому что в бою 5 раундов по 5 минут, нам нужно, чтобы Франсис получил побольше времени спаррингов.

— Почему Франсис не так часто бьет по корпусу? С его силой он мог бы пробить дырку в теле.

— Он любит удары по корпусу, но, когда ты 194 сантиметра ростом и дерешься против низких бойцов, тяжело заходить через корпус. Особенно в бою по ММА, где тебя могут перевести. Но с Ганом, например, он очень много бил по корпусу, пересмотрите бой. Он ударил по корпусу больше, чем по любой другой части тела. Но, повторюсь, в ММА, если вы недостаточно быстро смените этажи — «голова — корпус», вас переведут. А так — Франсис обожает бить по корпусу, и бьет он по нему чрезвычайно сильно. Просто еще бывает, что он так быстро вырубает ребят, что на корпус времени просто не остается.

— До боя с Ганом все превозносили футворк Сирила. Вы как боксер и кикбоксер как бы оценили его передвижение на ногах?

— У него даже не футворк кикбоксера, это скорее футворк из таэквандо и карате. Футворк, сильно ориентированный на защиту. Такая работа ног не позволяет ему сильно вкладываться в удары. У него, безусловно, хороший футворк для тяжеловеса ММА, потому что большинство тяжей в этом спорте просто стоят и выбрасывают сильные удары. А вот если вы сравните его футворк с Тайсоном Фьюри, то он уже будет выглядеть не так хорошо.

— Во втором бою со Стипе меня очень удивил первый нокдаун. Франсис незаметно сократил дистанцию, пробил полукросс-полуджеб очень техничный и уронил соперника. Что это была за наработка?

— В моменте это была импровизация, потому что в бою тебе нужно вытащить из коробки нужный инструмент в нужный момент, но, безусловно, мы над этим работали. Мы много занимались техникой бокса, над доведением ударов в нужные точки, над тем, чтобы соперник не видел ударов. И все эти наработки вы увидели в бою. Когда Франсис терпелив, выжидателен и отточен в своих ударах, он финиширует соперников. Франсис — очень талантливый атлет, который многое может, и теперь у него есть большой опыт и знания.

— У Нганну очень тихий голос, который не сочетается с его внешностью монстра. Вы когда-нибудь слышали, чтобы он срывался, повышал на кого-то голос?

— Нет, Франсис — очень спокойный парень. Ему не нужно повышать голос. Он может выйти из себя, только если вы проявили к нему неуважение. Он классный, спокойный парень, мы любим его. Я знал, что он будет чемпионом UFC, с первых дней, как начал работать с ним. Он будет владеть поясом долгое время, утрясет все свои дела. Сейчас он счастливый человек. А счастливый Франсис — это опасный Франсис.

Победа Нганну.
Победа Нганну.

— У Франсиса самые страшные добивающие панчи, которые мы видели в этом спорте. Он отключает соперника наглухо, а затем обрушается на него всем весом и добивает этими жуткими хаммерфистами. Мы видели это в бою с Оверимом, втором бою со Стипе. Многие из-за этого недолюбливают Нганну. Он идет на эти добивания в силу инстинктов или это расчетливый ход — чтобы соперник уже точно не встал?

— Он не добивает из каких-то злых побуждений, это все чистые инстинкты. Послушайте, мы не можем быть слишком чувствительными, когда дело касается профессиональных боев. Поединок заканчивается тогда, когда это сигнализирует рефери. Правила ММА позволяют тебе добивать соперника на земле, хаммерфистами и как угодно. Сколько было случаев, когда бойца роняли, даже отключали, а он тут же просыпался и возвращался в бой. Когда Франсис доводит удары, и соперник падает, он сразу же подключает эти хаммерфисты, это все происходит инстинктивно. Затем уже задача рефери — вовремя добежать и остановить бой. Франсис никогда не добивал кого-то не по правилам или после остановки. Это не его вина, что он слишком большой и сильный, он выходит в клетку, чтобы побеждать. И он побеждает, поэтому люди так любят его.

— Большую роль в раскрутке боя с Ганом сыграл бывший тренер Франсиса Фернанд Лопес. Вы много работали с ним — что он за тренер?

— Реально отличный тренер, у нас были прекрасные отношения, никаких проблем. У меня нет к нему никакого негатива. И важно понимать, что, когда мы работали все вместе — я, Фернанд и Франсис, — они говорили друг с другом на французском языке. Поэтому я даже не понимал, что там между ними происходит. Но конкретно мои отношения с Фернандом были уважительными и отличными. Он очень сильный тренер, посмотрите на результаты его бойцов и то, чего он достиг во Франции. Я никогда не влезал в его работу. Я опытный тренер, я приводил боксеров к титулам чемпиона мира, еще когда сам дрался. Я могу сделать замечание другим тренерам, с которыми работаю в паре, если только вижу, что они явно делают что-то не то. С Фернандом у нас такого не было.

«Я ни о чем не мечтаю. Самое главное — работать каждый день так хорошо, как только можешь»

— Вы встречались с Геннадием Головкиным еще до того, когда его кто-то знал. Как это случилось?

— Он работал с Бейбутом Шуменовым, я не знал, что он тогда собой представлял. Но Бейбут сказал мне, что тот настоящий монстр. А если Бейбут кого-то называет монстром, то тут для меня не остается никаких сомнений. Если Бейбут говорит, что ты сильный, значит, ты реально сильный. GGG был очень приятным и славным в общении, с ним было комфортно находиться рядом. Джентльмен.

— Какая у вас мечта?

— Я не мечтаю. Мне бы, конечно, хотелось, чтобы мои родители были еще живы. Чтобы они могли увидеть мои успехи на нынешнем этапе жизни. Они видели меня как бойца, но не видели, чего я добился как тренер. Но так — я счастлив. У меня прекрасная дочь, прекрасная жена, семья. Все в моей жизни на своих местах. Единственное желание — чтобы родители были все еще живы и могли видеть, как я возмужал и превратился из голодного бойца в солидного тренера. У меня всегда были прекрасные отношения с родителями, очень хотел, чтобы они увидели мою эволюцию как человека, увидели, как растет моя дочь. Больше мне не о чем мечтать. Я в принципе не мечтаю, я реалист, живу в реальном мире.

Мечты не имеют для меня никакого смысла, имеет смысл только, как ты работаешь, как распоряжаешься своим временем. Поэтому я всегда был мотивирован и пахал каждый день. Мы здесь на очень короткое время, поэтому нужно оптимизировать свою работу, себя, обустроить жизнь своих близких и помочь тем людям, до которых ты можешь дотянуться. Если тебе удастся сделать все эти три вещи, в духовном смысле ты можешь быть спокоен за себя. Самое главное — выкладываться каждый день, жить сейчас и работать так хорошо, как только можешь. Это то, что я и стараюсь делать ежедневно. Надеюсь, что мои родители гордились бы мной, надеюсь, что моя дочь всегда будет любить меня, семья будет крепкой, надеюсь, что мы продолжим выигрывать мировые титулы во всех вида спорта, к которым я причастен.

Купер с Джеймсом Уилкинсом.
Купер с Джеймсом Уилкинсом.

— Вы суперработоспособный человек. Сколько часов в день вы спите?

— 3-4 часа, не больше. Точно никогда не больше 4. И так было всегда — с тех пор, когда мне исполнилось 20 лет. Еще совсем молодым парнем я не тратил много времени на сон. Просто так устроен, что мне не нужно много спать. В колледже я проходил медицинские обследования, и мне сказали, что для моего типа организма 3-4 часа — это нормально. И начиная с колледжа я никогда не спал больше 4 часов, за исключением дней, когда я болел и мне нужно было оставаться в кровати. 4 часа мне достаточно, я не чувствую себя уставшим, я продуктивен. Вчера я лег спать в 4.30 утра, проснулся в 7.50. И так выглядит большинство моих дней. Все, кто меня знает, подтвердят.

— Вы помните последний раз, когда вы весь день просто ничего не делали, не посвящали себя боям?

— Нет, не помню такого. Единственное, бывают такие дни на боевой неделе, когда у меня нет никаких обязанностей. На прошлой неделе мы были с Франсисом в Анахайме, мне особо не нужно было ничего делать, но я тренировался для себя целыми днями напролет. Не было всех других моих бойцов рядом, с которыми я работаю, только Франсис. Мы проводили одну тренировку в 8 часов вечера, и весь день у меня был, по сути, свободен. И я просто постоянно тренировался. Час на беговой дорожке, час на байке, час на эллиптическом тренажере. Просто вкалывал для себя весь день в зале. Мне нравится постоянно что-то делать, я счастлив, что отец в детстве приучил меня к постоянному труду. Я занимался спортом, ходил в школу, работал по дому. Я был занят все мое детство и юность с 8 утра и как минимум до 21.00. Предполагается, что в детстве дети должны только играть, но мой отец приучил нас к постоянным делам, приучил не лениться, не терять голову в стрессовых ситуациях. Что бы ни происходило, у меня всегда голова и выдержка на месте. Для меня просто невозможно чувствовать себя тревожно или потрясенно. И все это я вкладываю в своих бойцов. Я не верю в лень, я верю в работу каждый гребаный день. Я буду пахать каждый день до того дня, пока не упокоюсь. Все, кто меня знает, подтвердят вам, что я такой.

Купер с дочерью Шаолинь.
Купер с дочерью Шаолинь.

«Для меня марихуана никогда не будет легальной и приемлемой. Не уважаю тех, кто курит ее, потому что у них, видите ли, стрессы»

— Никогда не впадали в депрессию?

— Никогда. Разве что когда я был в старшей школе, играл в футбольной команде, у меня были травмы, которые не давали мне нормально выступать, — вот тогда я находился в чем-то вроде депрессии. Мне было 20 лет где-то на тот момент. Я впал в депрессию, что моя футбольная карьера в колледже идет к черту. Я всегда был исключительным атлетом, мечтал играть в NFL, и из-за травм у меня не получилось этого сделать. На тот момент это было первым случаем в моей жизни, когда я в чем-то потерпел неудачу. Но как только я вернулся к тренировкам, стал посвящать себя боям, депрессия сразу же ушла. Я понял, что именно бои — мои призвания, что не зря именно боевыми искусствами я начал заниматься еще в самом раннем детстве, и теперь просто возвращаюсь к моей первой любви. Футбол был просто веселым, интересным временем, но к боям меня призывала Вселенная, призывал Господь. С тех пор я никогда не был в депрессии. Мы созданы природой, чтобы сталкиваться с трудностями и проходить через них. Как это сделал недавно Франсис, выиграв бой на одной ноге. И даже на одной ноге он ни на момент не сомневался в себе, хотя мы уговаривали его сняться с боя.

— В начале интервью вы сказали, что никогда не курили. Сейчас в США огромную популярность набирает курение травы. Майк Тайсон ее курит, Джо Роган, Генри Сехудо, Нейт Диаз и так далее. Какое ваше отношение к траве?

— Ненавижу это. Ненавижу, ненавижу. Я с Западного побережья, из Лос-Анджелеса, где все курят траву, но я все равно испытываю к этому отвращение. О'кей, если у вас какие-то серьезные травмы, повреждения мозга и есть предписания врача, что вам нужна марихуана, — тогда о'кей, я не возражаю. Но все эти ребята, которые курят ее, потому что у них, видите ли, стрессы, проблемы, поэтому им нужны марихуана и пиво, они сидят и курят ее перед всей своей семьей... Я просто не уважаю таких людей. Я никогда в жизни не примирюсь с марихуаной. Не примирюсь и с обычным курением. Повторюсь, если вам прописал марихуану врач — курите, о'кей. Но если вы курите ее просто ради отдыха и кайфа — нет, б***, это неприемлемо. Мне все равно, легализовали ее или нет, для меня она никогда не будет легальной. Для меня неприемлемо то, что может поменять тебя, твою личность. По этой же причине для меня неприемлем алкоголь. Я знал боксеров, которые выпивали стопарь прямо перед боем. Я такой человек, который хочет стопроцентно управлять собой. Поэтому я против всего, что бьет по мозгам, — алкоголя и курения. Не делаю этого и не буду.