Новости
Меню
Единоборства

«Был нормальный, конкретный мужской разговор». Режиссер Климович: детали инцидента с Хабибом

Единоборства / ММА   /  ММА 
74
Илья Андреев
Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
«Мы показали тизер фильма, и Хабиб сказал: «А что Лобов тут делает?»

В среду на сайте matchtv.ru было опубликовано интервью режиссера Егора Климовича, которое процитировалось буквально везде. Климович рассказал о том, как осенью 2018 года вместе с Олегом Тактаровым ездил в гости к Абдулманапу и Хабибу Нурмагомедовым — то есть после того, как Хабиб победил Конора Макгрегора. До этого Тактаров периодически выступал с критикой Хабиба, а их встреча была примирительной. Однако уже зимой 2019-го первый российский боец в UFC стал намекать на то, что остался недоволен гостеприимством Нурмагомедова. В марте 2020-го Тактаров заявил, что Хабиб «выкрал» его «товарища» — то есть Климовича. Режиссер же в интервью matchtv.ru раскрыл подробности. В частности, он заявил:

«Когда мы были в Дагестане, случилась очень неприятная ситуация: они нашли мои фотографии с Конором. Я был с ним знаком по долгу службы, делал большое документальное кино об UFC 90-х. Я поехал в Дагестан снять, как встречаются два талантливых спортсмена, герои своего времени. Но на следующий день произошел конфликт, и они нас просто разделили. Олега Николаевича повезли делать какие-то подарки, а меня Хабиб и его друзья посадили в джип и повезли на какие-то разборки, свойственные его команде. Начали давить, мол, что ты здесь делаешь, начали удалять материал, который мы отсняли. Просто отобрали технику и начали удалять».

Публикация от Egor Klimovich (@egorklimovich)

В беседе с «СЭ» Климович детализировал то, что случилось между ним и Хабибом осенью 2018-го.

— С вашего визита в Дагестан прошло три года. Почему только сейчас решили рассказать подробности того визита?

— Все достаточно просто. Позвонили Тактарову, сказали, что такая ситуация с Хабибом произошла, попросили прокомментировать. Позвонили мне, задали вопрос: «Что у вас тогда произошло?» Это была не моя инициатива об этом рассказать, а мне задали вопрос. Мы до этого уже рассказывали об этой истории — когда журналисты интересовались. Был неприятный осадок — ехали в прекрасном настроении, думали, что наши чемпионы подружатся. И произошла вот эта дурацкая ситуация. Наверное, я могу понять Хабиба. Потому что в тот момент был очень жесткий с Конором. И подозрения, наверное, в тот момент были уместны — потому что нашли в соцсетях фотографии (Климовича с Макгрегором. — Прим. «СЭ»). Хотя ничего такого не было. Я записывал интервью под наш фильм, и он (Хабиб. — Прим. «СЭ»), наверное, воспринял это так: приехали какие-то шпионы.

Мы, в принципе, нормально закончили наш диалог. Я объяснил, что мы приехали с благими намерениями — пообщаться. Но вот этот осадок, что все это было так организовано... Не то что: «Егор, давай пообщаемся, у меня к тебе есть вопрос». А это была как спланированная какая-то акция. И в первую очередь это расстроило Олега Тактарова.

— Вы же снимали и, возможно, до сих пор снимаете фильм о Тактарове?

— Да. Дело в том, что у меня сейчас было несколько проектов с Оливером Стоуном, и поэтому с проектом об UFC мне пришлось взять паузу. Плюс был период ковида, а мы не хотели выпускать фильм в период ковида — потому что и премьеру нельзя было нормально организовать, и прочее. Поэтому мы, я думаю, закончим фильм в ближайшее время. В следующем году будет премьера — даже, возможно, уже в первой половине года. Процесс производства затянулся — так с кино бывает.

— То есть вы хотели снять примирение Тактарова и Хабиба?

— Нет. В игровом кино режиссер — это бог, а в документалистике бог — это режиссер. Мы запустили проект об UFC 90-х. В числе героев были Арт Дэйви — человек, который придумал UFC, Дэнни Трехо, который провел с Олегом немало времени на съемочной площадке. Было очень много звезд. А потом совершенно случайно получилось так, что после победы Хабиба над Конором первым, кого пригласили в гости, стал Олег Тактаров. И мы подумали, что это будет классная история — сделать такую линию и вставить ее в наш фильм. Поэтому мы придумали поехать [в Дагестан] и отснять все материалы.

— Инициатором встречи был Рамзан Кадыров?

— Я не присутствовал при приглашении, но слышал от Олега, что эту историю инициировал Рамзан Ахматович. Не знаю, насколько правдива эта информация. Но я слышал ее от Олега. И мы после Дагестана поехали в гости к Рамзану Ахматовичу, прекрасно провели время, очень хорошо пообщались. Кстати, Рамзан Ахматович тогда созвонился с Хабибом, и мы тогда всю эту проблему, можно сказать, исчерпали. Но вы же понимаете, что осадок от таких вещей все равно остается. Потому что проблема яйца выеденного не стоила. Мы ехали [к Хабибу] c открытым сердцем, без фиги в кармане.

— Вы делали в Дагестане интервью?

— У нас были лайфовые съемки. Сначала мы приехали в ресторан. Нас очень тепло приняли. На следующий день у нас была тренировка — и с Абдулманапом, прекрасным тренером, и с Олегом, и с Хабибом. У нас была пробежка в горы. Мы там разминались. Хабиб рассказал, как готовился побеждать Конора. Классно провели бы время, если бы не эта ситуация.

Я сидел в машине с Абдулманапом и с тренером Олега. Тут друг Хабиба постучал, попросил пройти с ним. Меня посадили в машину, и я с ребятами уехал. А Олега Николаевича увезли какие-то подарки ему делать. Мы куда-то поехали... По-моему, в сторону Сулакского каньона. Ехали плюс-минус полчаса. По-моему, туда потом и Олег приехал — и мы все там встретились. Да, там и были сделаны эти известные фотографии — где Абдулманап, Олег, Хабиб.

У нас был мужской разговор. Ничего страшного, мужчины иногда общаются друг с другом жестко. Но было неприятно, просто мы с Хабибом могли же вдвоем пообщаться на этот счет. Повторюсь — мы ехали к нему без плохого умысла.

Были Хабиб и трое его друзей. Один парень был — очень, кстати, приятный... Он недавно провел последний, заключительный бой в карьере... Да, Шамиль. Я нему подошел, сказал: «Зря кипеж устраиваете, мы к вам приехали по-дружески, никаких проблем нет». Он ответил, что сейчас просто такая напряженная обстановка в связи с этим конфликтом с Конором. Я сказал, что все понимаю.

Кстати, после той ситуации они пригласили нас в очень классный ресторан. Там было очень много людей, человек 40. Мы посидели, поужинали, пообщались, попрощались. Конфликт, в принципе, был исчерпан. И на следующий день мы уехали.

Они поняли, что зря устроили эти разборки. Я, в свою очередь, ребят тоже понял. Действительно, приезжает какой-то парень, снимает какие-то материалы, у него на страничке фотографии с Конором. Понятно, что был повод напрячься. Была нелепая ситуация для всех. Я не могу сказать, что мы остались в дружеских отношениях. Наверное, нет. Но я надеюсь, что к этому все придет. Что ссориться?

— Слышал, что им не понравилось, что вы хотели включить в один фильм и Хабиба, и Артема Лобова.

— Да, действительно, у нас есть интервью с Артемом Лобовым. Тут история была про то, что Олег Николаевич был для всех вдохновителем, первопроходцем. Да, такая ситуация была. На вечере мы показывали Хабибу трейлер нашего будущего фильма. И в трейлере был Артем. И Хабиб такой: «А он там что делает?» Я сказал, что так получилось, что мы с Артемом тоже интервью записали. Понятно, что у них есть конфликт. Но когда ты делаешь документальный фильм, то там могут появляться люди, которые, мягко говоря, друг друга не любят. Я вот, допустим, сейчас делаю фильм про Афганистан. У меня там есть как советские генералы, так и афганская сторона. Любопытно, что люди, несмотря на то что в 80-е стреляли друг в друга в Афганистане, в 90-е уже ездили друг к другу в гости. Наши пытались вызволять пленных, проводили совместные чаепития... Любая война заканчивается перемирием. И чем раньше понять это, тем лучше.

Я тогда сказал Хабибу, что, без шуток, был глубоко убежден в том, что у него с Конором не конфликт, а попытка раскрутить бой. Я, кстати, встречался с менеджером Конора, и он рассказал, что разговаривал с Конором на этот счет, что объяснил ему, что нужно понимать разницу в культурах. Для ирландцев подшутить друг над другом жестко — это национальный вид спорта. А в Дагестане все эти слова воспринимаются всерьез.

— Было страшно, когда ехали в машине?

— Ну что страшно? Мы же ребята тоже непростые. Наши друзья знали, что мы туда поехали. За нами тоже есть хорошие друзья. Так что я думаю, что если был бы конфликт более жесткий, то он решился бы по звонку и без рукоприкладства. Но зачем ехать вчетвером, когда я один? Для меня это было странно. Если ко мне были претензии, мы могли бы с Хабибом просто вдвоем поговорить — и я ему рассказал бы то же самое. Не знаю... Может быть, так принято.

— А каким был разговор? Грубый или в рамках приличий?

— Нормальный, конкретный мужской разговор. Как мужчины разговаривают, когда у них есть друг к другу претензии.

Что касается сегодняшней ситуации, то я вижу, как в прессе дают заголовки, что Олег Тактаров послал Хабиба на три буквы. Эти конфликты, недосказанности очень часто провоцируют журналисты. Могу сказать, что Олег Николаевич никого не посылал. Ему позвонили, попросили комментарий. Он сказал: «На***, на***, на***, я на этот счет говорить не буду». А СМИ выкладывают, что Тактаров кого-то послал. Может быть, это из-за недопонимания, может быть, из-за того, что журналисты нарушают журналистскую этику, но получается так, что журналисты раздувают конфликты, делают их больше, чем они есть на самом деле. Я бы хотел призвать журналистов не провоцировать эти конфликты, поскольку мы живем в большой многонациональной стране. Нам нужно уметь общаться друг с другом, дружить. Представьте, если бы Тактаров, Хабиб и Федор Емельяненко объединились? Сколько крутого они могли бы вместе сделать?

— Где вы виделись с Конором?

— С его менеджером — Оди — мы виделись недавно. Мы оба в Лос-Анджелесе живем. А с Конором в последний раз виделись, когда у него был юбилей, когда он приезжал на чемпионат мира по футболу. Кстати, могу сказать, что в жизни он совсем не такой, как в СМИ. Нормальный интеллигентный парень. Но вы же понимаете, что народ требует хлеба и зрелищ. Мне, кстати, понравилась история боя Усика и Джошуа — нравится, когда спортсмены после боя испытывают друг к другу глубочайшее уважение. Мечтаю, что Конор когда-нибудь приедет в гости в Дагестан, а Хабиб — в Ирландию, выпьют вместе по чашечке чая — как когда-то наши советские военные пили чай с афганцами, вспоминали былое, но без всякой злобы. Мы, кстати, разговаривали на этот счет с Рамзаном Ахматовичем. Думаю, что это тот человек, который мог бы организовать эту встречу и вообще закончить конфликт. Круто было бы, согласитесь. Рамзан Ахматович приглашает Конора и Хабиба в Чечню, продает Pay-per-view, чтобы люди посмотрели, как они жмут друг другу руки. Думаю, зрителей было бы много.

Илья Андреев

74
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...