«В Сочи-2014 карлик-ниндзя пролез в мышиную нору и подменил анализы». Байки от Павла Деревянко

Общество 
117
47
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Владимир Иванов
Владимир Иванов
Обозреватель
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Павел Деревянко: «В Сочи-2014 карлик-ниндзя пролез в мышиную нору и подменил анализы»»
№ 8390, от 03.03.2021
Очень смешное и познавательное интервью суперзвезды российского кино.

1 марта в 19.00 на СТС выходит второй сезон сериала «Дылды». Напомним, что по сюжету главный тренер московского мужского волейбольного клуба «Динамо» Михаил Ковалев теряет работу из-за своего скандального характера и неуважительного отношения к женщинам.

Вернувшись в родной Новочепецк, по настоянию матери он начинает тренировать провинциальную студенческую женскую команду. В роли эпатажного тренера — главный мэр и стриптизер российского кино Павел Деревянко. Мы встретились со звездным актером, чтобы поговорить о «Дылдах», спорте и дружбе с Федором Емельяненко.

Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС
Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС

Сниматься в сериале про волейбол уговорил Слепаков

— К своему удивлению, узнал, что по рейтингам «Дылды» стали лучшим сериалом на СТС за три года. Думали, что картина может так зайти?

— Мне трижды предлагали прочитать сценарий, но я отказывался. Звонил сначала продюсер Дмитрий Табарчук. Потом Федор Бондарчук.

— Не заинтересовало?

— К тому моменту вышли «Легенда № 17», «Движение вверх», «Тренер», и я опасался, что это будет какая-то спекуляция на спортивную тему. Думал, возьмут за основу образ Николая Карполя, и получится что-то совсем комическое. И только когда третий раз позвонил Семен Слепаков — потом выяснилось, что Дима Табарчук зашел через него, — и попросил: «Ну ты хотя бы прочти», — я сказал: «Хорошо». В итоге прочитал с удовольствием и не понял, зачем так ерепенился раньше.

Встретились с режиссером, с художниками по костюмам. Мне очень понравился ярко-морковного цвета плащ на моего героя. Такие небольшие детали и элементы образа имеют большое значение для меня. И пошло-поехало.

Павел Деревянко. Фото СТС
Павел Деревянко. Фото СТС

— Слепаков, получается, ваш крестный отец в кино. Он ведь вас и на ставший эпичным «Домашний арест» уговорил.

— До встречи с Семеном я думал, что Первый канал — это хорошо. А ТНТ — что-то не очень серьезное для артиста. Там все эти Comedy Сlub и шоу, думал тогда я. Но с тех пор мое мнение, конечно, сильно изменилось.

Я в «Дылдах» — смесь Карполя и Шнура

— С Карполем вы перед съемками общались?

— Смотрел известные видеонарезки, лично мы не знакомы. У нас был случай перед съемками «Салюта-7». Продюсеры тогда сказали, что есть возможность пообщаться с нашими прототипами — Владимиром Джанибековым и Виктором Савиных. Космонавтами, которых мы играли. Я посчитал, что лучше этого не делать, наверняка они отнесутся к нам скептически. И действительно! Мы познакомились с ними после, на презентации фильма у президента в Кремле. И они разнесли наш фильм! Все наше поведение в кадре. Мы поняли, что решение не встречаться было правильным. Что касается «Дылд», то это же не был Карполь в чистом виде. Как сказал режиссер, это должен быть микс Карполя и Шнура.

— Интересно.

— И мне это понравилось. Когда мы делали пробы, я пытался смачно кричать, делать это как Карполь, но получалось некинематографично и чересчур комически. Как раз то, от чего мы пытались уйти. Продолжили искать свою интонацию, и, кажется, это удалось.

Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС
Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС

— Когда смотрели нарезки Карполя, какие чувства они вызывали?

— Это так странно... Человек небольшого роста вдруг абсолютно резко начинает орать на таких дылд, как Гамова. Очень сильно, эмоционально! Люди крайне редко так орут — с душой, со слюной, с огромными глазами, из ушей и глаз искры, летят перья, дым.

— Популярно мнение, что с российскими женщинами для достижения результата именно так и надо. И Карполь с Трефиловым — яркие примеры.

— Эта тенденция осталась. «Ну что, селедки дохлые? Построились!» (Смеется.) Ладно-ладно, а то скажут, что я сексист.

— Про это и хотел спросить. Сейчас меняются тренды, пришла новая этика. Все идет к тому, что это все будут сильно критиковать (Павел недовольно отмахивается. — Прим. «СЭ»). Фигня?

— К сожалению, реалии. Но фигня по сути. Были, есть и будут перегибы и с той и с другой стороны. Не хочу никого обидеть... Но сейчас бывает так, что и девушки теряют свою женственность, свою нежность. И вообще, сейчас женщины стали сильнее многих мужчин. Мужчины подсдулись. Так что задумайтесь, парни!

Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС
Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС

Пытался посмотреть «Люби меня» с моим участием. Через 15 минут выкинул телевизор.

— Случалось такое, что вам было некомфортно во время съемок, а на выходе получалось хорошо?

— Да это же все вкусовщина. Была памятная история. Мы с Мишей Ефремовым и Аленой Бабенко снимались в «Люби меня». Мой герой переодевался в девушку. И это было ужасно, на мой взгляд, Потому что не было четкого режиссерского и художественного решения. Вот просто переоделся в женщину и делай что хочешь. Я спрашивал: «А как говорить? По-женски, по-мужски?» А он: «Ну вот так». Я что-то говорю и думаю: «Что я за чушь несу?» В тот момент впервые осознал, что моя профессия может быть чудовищно тяжелой. Для этого тебе должно быть очень некомфортно. Теперь возвращаемся ко вкусам. Этот фильм в новогодние праздники крутят по НТВ. Ну, мне так сказали.

— Сами не смотрели?

— Когда только вышел, попытался 15 минут. В итоге выкинул DVD-диск вместе с телевизором. Простите все, кто к этой картине причастен (смеется). И очень много и долго после выхода фильма девушки писали мне: «Это было классно, это было весело. Ваша Мара — это что-то». А я думал: «Мара, шмара...» Был еще один случай. Мой герой тоже переодевался в женщину. Это был «Ржевский против Наполеона». Снимал мой друг Марюс Вайсберг. Я ему говорил, что у меня был уже очень негативный опыт, но он успокаивал: «Да сделаем все классно, не переживай». И действительно, все сошлось. Но там образ был решен, продуман. Как-то в образе, надевая каблы, шпильки, кринолины, я вдруг понял...

— Что вам комфортно в этом?

— Не то что комфортно. Сами собой появились любопытные, не характерные для меня жесты, новая походка. Вот как интересно работает актерская природа. Ты просто расслабился, доверился себе — и наружу вылезают очень интересные эффекты.

Спортивное кино в России

— Вам зашли «Легенда № 17» и «Движение вверх»?

— Очень. С большим удовольствием смотрел. Особенно «Движение вверх» и «Тренер». Данила Козловский — просто мастер.

— Когда очевидцы тех лет говорят, что им не понравилось и сняли чушь, к этому стоит относиться серьезно?

— Ты никогда не будешь одинаково интересен для всех.

— Но ведь эти люди видели, как было на самом деле.

— Кино для того и есть, чтобы делать небольшой художественный вымысел, что-то докручивать, добавлять драматургические связки. Это же искусство, ешки-матрешки! Не документалистика. Хотя и там бывает масса перегибов, как, впрочем, и недогибов.

— Когда космонавты вас критиковали, реагировали спокойно?

— Они говорили: «Ну как космонавт уже на орбите мог сказать другому, что отказывается с ним лететь?» Я такой: «Это не ко мне — вопросы к режиссеру». А режиссер: «Ребята, вам к сценаристу». (Смеется.) Самое важное — это послевкусие, которое остается. И чтобы все получилось органично и художественно.

Надеюсь, Федор Емельяненко не прочитает это интервью

— Вы говорили, что Федор Емельяненко ваш друг.

— Мой большой и знаменитый товарищ. Настоящий русский богатырь. Чистый и ровный. В самом хорошем смысле слова. Достоин самого большого уважения.

— Как вы с ним познакомились?

— Через моего друга Никиту Лушникова. Он занимается восстановлением людей после алкогольной и наркотической зависимости. У него много друзей среди спортсменов, включая Федора. Вот так и познакомились. Федор меня тоже знал, смотрел «Махно», «Неваляшку».

Три года назад мы вместе были в одной команде, когда Федор готовился к бою с Райаном Бейдером. Мы мини-группой жили в Лос-Анджелесе в одном отеле. Нас было четыре человека. Он тренировался, а мы были рядом, создавали атмосферу. Я был приглашен как раз за этим, разряжать обстановку.

— Тот бой он проиграл нокаутом в первом раунде.

— На 27-й секунде.

— Все знают, что происходит в командах после побед. Что бывает после поражений?

— Это был, конечно, шок. Я вел прямой эфир в Instagram. Мы долго сидели в ожидании главного боя, часа четыре. Выходит Федор, выходит Бейдер. 27-я секунда — дыщ, бых, и все. Сразу выключил телефон. Мы не могли поверить в происходящее. Все были в полнейшей уверенности, что Федор победит. Приехал десант поддержки из Москвы и из других мест, прилетели также большие друзья Феди, братья Запашные. Привезли всем спортивные костюмы с нашивками Fedor's team. И тут такой шок. Но все проходит. А Федор сказал: «Значит, так было угодно Богу».

— В 35 лет Емельяненко, будучи абсолютной суперзвездой не только в смешанных единоборствах, но и в спорте вообще, завершил карьеру. Стоило ли ему спустя три года возвращаться, понимая, что на прежний уровень выйти в силу возраста уже не получится?

— А почему нет? Ну, в смысле, это его работа, его хлеб. Ему платят за это хорошие деньги.

— Чтобы не было вот таких нокаутов.

— Слушайте, никто не застрахован. С каждым может случиться все что угодно. Федор — абсолютный герой. И его заслуги в российском ММА умалить невозможно. А такие поражения — это жизнь.

— Вскоре после того боя вы написали: «Люблю тебя, другой друг! Навсегда». Это вы за время того сбора так сблизились?

— «Люблю тебя навсегда». Эти слова были написаны абсолютно искренне, и я готов подписаться под ними сейчас. Потом, кстати, писали относительно меня: «Как так, он приглашает в группу всяких придурочных актеров, вместо того чтобы больше тренироваться». Что несут эти люди? Они вообще не понимают, как выглядит процесс подготовки.

— В чем сила Федора? Его феномен ведь не только в многочисленных победах.

— Он глубоко верующий человек. Для православного мира, если вообще можно так выразиться, он не то чтобы знамя, но большой авторитет. Федя, прости. Надеюсь, он не прочтет это интервью. Я не видел такого цельного и целеустремленного человека. Он прямой, как стрела, как кулак. Несгибаем, как сталь. Ни до ни после я не встречал таких сильных во всех смыслах людей.

— А вы верующий?

— Да, я верующий. Я верю в здравый смысл. Я верю в человека, в правильные поступки, в судьбу.

Помню, как-то завтракали. Федор максимально сосредоточен, и мы вчетвером за столом. Спрашиваю: «Федя, какого ты года?» Он отвечает: «76-го». Там был наш друг, серб, он тоже 76-го. И я 76-го. Говорю: «О, здесь три Дракона. Мы — три Дракона! За столом!» Федор поднял голову и окинул меня таким уничтожающим взглядом, типа: «Что?! Какие, к черту, драконы?!» Мы тут же притихли. Начали скромно заниматься яичницей, потом смеялись.

Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС
Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС

Бои на ТВ — это хорошо

— Если оставить Емельяненко за скобками, смешанные единоборства — нормальная тема?

— Не будем оставлять. Да, я обожаю! Подписан и на UFC, и на Bellator, постоянно просматриваю. Боя Конора и Порье ждал с нетерпением.

— Просто есть такое мнение, что показывать это по ТВ не стоит. Кровь и насилие могут плохо влиять на психику, особенно на детскую.

— Стоит. Конечно, стоит. Если нам нравится — точно стоит.

— Вы когда последний раз дрались?

— По-настоящему махался еще в институте. А так мы занимаемся боксом, время от времени устраиваем спарринги. Так что да, раззудись, плечо, размахнись, рука.

— Сейчас бои среди небойцов — очень популярная тема. Плющенко готов выйти против хореографа группы Тутберидзе, дерутся блогеры. Может, и артистам пора в октагон?

— Так было же шоу по Первому.

— То шоу. А по-настоящему? Вы бы согласились?

— А на хрена? Мне веселья в жизни хватает. Чтобы что? Эго свое потешить? Может быть, если бы я не был самодостаточным в работе и не было бы более интересных предложений, пошел бы драться. Прыгал бы, чтобы показать всем: «Я здесь, я здесь, я все еще здесь». А так смысла лишний раз получать по кумполу не вижу. Мне, кстати, предлагали принять участие в том шоу на Первом. Позвонили Бачинский и Стиллавин: «Че, ссышь?» Я ответил: «Да».

Допинг, Хабиб и политика

— Хабиба можно назвать Ди Каприо мирового спорта?

— Вот вы сказанули. Ди Каприо — это что-то утонченное.

— А Хабиб?

— Мощь, горский дух. С Ди Каприо их объединяет высокий профессионализм. Но я бы так Хабиба не назвал.

— По-человечески отношение к нему за последние годы изменилось? После постов про Макрона, например.

— Всему есть место в этой жизни и всему есть место в голове у человека. Я стараюсь принимать вещи, которые делают другие люди, — даже если они мне не нравятся — с пониманием. Не беру сейчас никого конкретного, говорю в принципе. У каждого человека свои слабости — и у меня, и у вас. Нужно с пониманием и по возможности без осуждения относиться друг к другу.

— То есть вы за абсолютную толерантность?

— Не за абсолютную. Про политику не буду. Но стараюсь с пониманием относиться ко всем уважаемым мною людям. А Хабиба очень уважаю.

— Вы любите хоккей. Как отнеслись к тому, что у Белоруссии забрали чемпионат мира?

— Думаю, хреново, что так происходит. Это следствие цепочки событий. Все это ужасно, некрасиво, стремно, гадко и противно.

— Для кого это все ужасно в первую очередь?

— Для жителей Белоруссии.

— Спорт без политики возможен?

— В свете последних событий мы видим, что невозможен.

— Допинг — мировая проблема? Некоторые думают, что наши едят что-то, покрывают друг друга и за счет этого находятся на плаву.

— Мне кажется, все так делают.

— А почему прессуют нас?

— Потому что наши попались. Проделали красивый лаз в лабораторию, снарядили карлика, который в костюме ниндзя пролез в эту мышиную нору и подменил анализы. Цирк. Не повезло. Карлик спалился. А кому-то везет.

Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС
Павел Деревянко во время съемок сериала «Дылды». Фото СТС

Блиц

— Сколько денег нужно, чтобы стать счастливым?

— Дайте посчитать. Для кого-то много. У всех по-разному. Для меня это важно. Должно быть достаточно средств, чтобы я мог делать жизнь близких мне людей и свою комфортнее.

— Если бы жить пришлось на 100 тысяч рублей в месяц, насколько сильно бы все изменилось?

— Сильно. Я боюсь разгневать кого-то, потому что понимаю — очень многие посмотрят и скажут: «Сколько? Сто?! Да пошел ты! Знаешь, сколько я получаю?» И это будет правильно. Но, блин... Что я могу сказать?

— Можно ли быть честным мэром в России?

— Думаю, нет.

— Сто друзей или сто подруг?

— 50 на 50.

— Дружба между мужчиной и женщиной — это миф?

— Реальность. Но после отношений. Мне всегда было сложно дружить с девчонками, потому что постоянно возникают другие интересы, помимо дружеских (смеется). Хотя нет. У меня прекрасные дружеские отношения с Викой Исаковой, хотя у нас не было никаких романов. Кстати, у меня со всеми бывшими замечательные отношения. После — дружба возможна.

— Если ваши дети ради удовольствия попросят разгрызть грецкий орех, рискнете своими зубами за 50 тысяч долларов?

— Нет, зачем?

— Попросят показать белочку.

— Скажу — грызите сами. Своими собственными. Надо учиться на своих шишках, и я постоянно говорю им об этом. Набивайте шишки, но помните об ответственности. Родители должны предложить зримый выбор. Хочешь сделать так? Сделай. Но знай, что получишь леща. Выбирай. Я же предупредил? На! На! (Смеется.) Шучу.

— Оказавшись один на один в октагоне против Юрия Колокольникова, что вы ему скажете?

— «Ох, Юрок, смотри!» Он обернется, а я тем время дам деру. Юрку на самом деле уже давненько не видел. С удовольствием с ним оказался бы на ринге.

— Не страшно? Такая машина.

— Так мы легко. В шлемах. Ну и не забываем, что порхать нужно как бабочка, а жалить — как пчела.

Владимир Иванов

vs
117
Офсайд

Последние новости и материалы о событиях в мире, обществе и спорте

Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта