Новости
Меню

«Депутаты-спортсмены мало чем отличаются от других законодателей». Политолог разобрала работу звезд спорта в Госдуме

Общество 
84
Рустам Имамов
Рустам Имамов
Корреспондент
Чем занимаются на Охотном Ряду Шипулин и Роднина.

Недавно завершились выборы в восьмой созыв Госдумы РФ. Как и в прошлые годы, среди законодателей нашлось немало представителей спорта — сейчас их 18 человек. Привлечение экс-спортсменов в политику — давняя отечественная традиция, но наша страна здесь мало чем отличается от прочих. Об этом в интервью «СЭ» рассказала известный политолог и публицист, доцент кафедры политических и правовых учений Московской высшей школы социальных и экономических наук Екатерина Шульман. Вместе со своими студентами она подготовила научный доклад о законотворческой эффективности спортсменов-депутатов в российском парламенте, а также сравнила нашу практику с зарубежным опытом.

Публикация от Екатерина Шульман. Политолог (@e.shulmann)

Эффективность спортсменов в Госдуме выше, чем в среднем по парламенту

— Вы говорили, что вас не сильно радует практика активного привлечения в Думу телеведущих. Что глобально вы думаете о спортсменах-депутатах?

— В Думе есть место любому человеку, за которого проголосовали избиратели. Главная добродетель депутата — легитимность, а уже потом образованность, патриотизм, примерная бедность и прочие ценные качества. Голосуют избиратели за телеведущих — значит, таков их выбор. За спортсменов — тоже народная воля.

Что касается собственно законотворческой деятельности спортсменов-депутатов, то тема эта оказалась неожиданно интересной. Во-первых, мы видим рост их количества. В прошлом созыве их было 15, в этом стало 18. Это не самая многочисленная профессиональная группа среди депутатов Госдумы восьмого созыва, но достаточно заметная. Они продолжают количественно проигрывать «фракциям» журналистов и телеведущих, которых у нас в VIII созыве 22 депутата. В депутатском корпусе — 18 врачей, 20 экс-мэров, 20 экс-сенаторов, шесть актеров. Самая, впрочем, популярная профессия среди депутатов — бывший депутат. Таковых в палате 230 человек.

— В каких комитетах чаще всего в Госдуме работают спортсмены и какие законы предлагают?

— Не все спортсмены-депутаты прошлого созыва записались в Комитет по физической культуре и спорту — только 20 процентов. Другие популярные комитеты — по делам национальностей, по международным делам и по экологии. С точки зрения депутатских инициатив, то есть тех законопроектов, во внесении которых участвовали депутаты, то самая популярная тема — спорт (что естественно), а вот на втором месте — экология и природные ресурсы.

— Инициативы спортсменов-депутатов находят поддержку среди думских коллег?

— Законотворческая эффективность, то есть соотношение принятых законов к внесенным, у спортсменов-депутатов чуть менее 52%. Это очень хорошие цифры, больше, чем для депутатских инициатив в целом, и выше, чем вообще у Госдумы как органа законодательной власти. Общая законотворческая эффективность всей нашей нижней палаты по итогам работы прошлого созыва составила 41%. То есть спортсмены в Госдуме, по крайней мере, чаще подписываются под проходными инициативами, если даже не самостоятельно их вносят.

— То есть стереотипное мнение о пассивности спортсменов в Госдуме ошибочное?

— Как вы можете сами видеть из цифр — да. Что касается публичных выступлений, то это не самые активные выступающие на пленарных заседаниях. Но и сказать, что они всегда молчат, тоже будет неправильно. Они высказываются нередко, причем их выступления почти всегда связаны со спортивной тематикой. Как выясняется, депутат-спортсмен мало чем отличается от среднестатистического депутата. Ничем не хуже бывшего мэра, регионального депутата, сенатора или выходца из бизнеса. Это не абсентеисты, то есть те депутаты, которые сознательно игнорируют пленарные заседания. Они на них ходят, вносят осмысленные инициативы, и их инициативы принимаются. Меньше прочих выступают публично, хотя есть и те, чьи голоса слышны громко и часто. Ведут прием граждан так же, как и другие депутаты.

— Многие депутаты из спорта задерживаются в Думе на несколько циклов подряд. Это сказывается на их возрастных особенностях?

— Депутаты-спортсмены по большей части взрослые люди. Это логично, поскольку депутатская карьера — один из способов обеспечить свою занятость после завершения активной спортивной карьеры. В прошлом созыве самым молодым депутатом-спортсменом был теннисист Марат Сафин, но он довольно быстро после начала VII созыва сдал свой мандат. В новом созыве из молодых — Антон Шипулин, Александр Аксененко. Я по случайности оказалась знакома с боксером Дмитрием Пирогом: он поделился со мной шоколадкой на одном из долгих парламентских слушаний по налогово-бюджетной политике. Но в основном депутатами становятся спортсмены как минимум после 40, а большей частью больше 50. Есть парламентарии и вовсе почтенные: Вячеслав Фетисов, Владислав Третьяк — ветераны думской работы, работают уже много созывов подряд. Это, кстати, достаточно активные законодатели. К ним добавлю фигуристку Ирину Роднину (кстати, выглядит она так, что сразу и не поверишь, когда узнаешь, сколько ей на самом деле лет).

Спортсмены есть в парламентах Польши, Франции, Эстонии, Украины, в Конгрессе США

— Большое количество спортсменов в законодательном органе власти — это российская особенность или мировая практика?

— Депутаты-спортсмены присутствуют в парламентах многих стран мира. Спортсмены есть, например, в парламентах Эстонии, Польши, Франции. Во Франции одна из таких депутатов после некоторого времени парламентской работы возглавила профильное министерство спорта. Довольно много спортсменов-депутатов на Украине, некоторое количество есть в Казахстане. Это мы говорим исключительно о членах парламента. Если брать в целом спортсменов в политике, то первым называют, разумеется, Арнольда Шварценеггера, бывшего губернатора Калифорнии. Что касается американских конгрессменов и сенаторов, то и в США немало таких людей. Как на уровне парламентов и легислатур штатов, так и в Сенате, и в Палате представителей. То есть конвертация спортивной известности в политические полномочия — это не наша российская особенность и не наше местное изобретение. Разумеется, как не все могут быть тренерами, так не все могут быть и депутатами. Но это одна из возможностей конвертировать свой социальный капитал, свои связи, свою известность в официальный статус и полномочия.

— Считается, что спортсменов привлекают в политику за счет их известности. И мы видим увеличение их представительства в Госдуме. Однако, согласно недавнему опросу ВЦИОМ, 97% россиян не знают ни одного нашего спортсмена на Олимпийских играх в Токио.

— По социологическим данным было видно, что невысок интерес именно к последней Олимпиаде в Токио. Это, насколько я понимаю, ситуативно связано с коронавирусом. То есть людям было, во-первых, не до того, во-вторых, соревнования в условиях ограничений смотреть было неинтересно. Наши спортсмены-депутаты не самые известные люди на свете или даже в депутатском корпусе, хотя среди них есть люди даже не с всероссийской, а еще с всесоюзной славой. Я максимально далека от спорта и с трудом отличаю биатлон от бобслея, но Роднину и Третьяка знаю даже я. Для наших сограждан они, подозреваю, некто вроде персонажей передачи «Спокойной ночи, малыши» — теплое воспоминание из детства.

— Спортсмены обычно идут на выборы от партии власти. О чем это может свидетельствовать?

— Да, есть представление о том, что спортсмен не может быть оппозиционером. Потому что он выступает за страну, государство ему всячески в этом помогает. С чего бы ему уходить в оппозицию? По фракционной принадлежности все депутаты-спортсмены — единороссы, за единственным исключением. Только один из восемнадцати — член фракции «Справедливая Россия», хоккеист Александр Аксененко.

— А есть шансы на избрание у спортсменов, симпатизирующих оппозиции?

— На свободных выборах у многих, в том числе самых неожиданных, людей бывают шансы избраться. В условиях политической конкуренции для завоевания симпатий электората оппозиционность бывает чрезвычайно кстати. Спортсмены, подозреваю, нравятся избирателям не только потому, что они когда-то знали их победы, а потому, что это не классические чиновники, а, с одной стороны, звезды и триумфаторы, с другой — вроде как простые люди, не из начальства.

Политическое начало в спорте идет со времен Древней Греции

— Избитая фраза «Спорт вне политики». Вы согласны, что про нее можно смело забыть?

— Для меня как для политолога эта фраза совершенно лишена смысла. Политическое — это имеющее отношение к власти. Любые отношения между людьми включают в себя перераспределение властного ресурса. Личное — это политическое, как говорят феминистки. Городское — это политическое, считают урбанисты. Спортивное — разумеется, политическое. С точки зрения политологии массовый спорт — это очевидный суррогат войны. Глобальное снижение насилия породило необходимость других форм противостояния между странами и других форм солидарности внутри страны. Как нам всем выйти на улицу и отпраздновать победу наших ребят? Раньше для этого наши ребята должны были поубивать на поле боя большое количество других ребят и убиться самим. Но массовый спорт выполняет ту же функцию без такого количества жертв. Эта мысль пришла в голову еще грекам, у которых Олимпийские игры всегда были связаны с войной и с отсутствием войны. Эта связка неразрывна.

— В последнее время мы видим все большую политизацию спорта. Отменили 50-ю статью Хартии МОК, запрещавшую политические заявления во время Игр.

— Это неизбежно. Спортсмены — публичные фигуры. Публичность — это и ресурс, и ответственность, и возможности, и риски. Спортсмены будут высказываться об общественно значимых вопросах, потому что они значимые для общества фигуры. Соответственно, будут получать за это, поскольку их высказывания обязательно кому-то не понравятся. В то же время они будут получать за то, что они не высказались в тот момент, когда общество или какая-то группа внутри него сочла это необходимым. То есть не использовали свой ресурс популярности на «благое дело» по мнению кого-то.

— Справедлива ли мысль, что политизация спорта в России идет со времен СССР?

— Нет, спортивные победы и поражения давно рассматриваются как успехи и неудачи страны. Рационально рассуждая, это немного наивно, в этом есть элемент детской логики переноса: из-за того, что кто-то высоко прыгнул с шестом, возникает ощущение, что все мы молодцы и победители. В то же время это гораздо лучше, чем попытки потешить свою национальную гордость за счет насилия. То, что именно в России, как раньше в Советском Союзе, спорт, что называется, «перегружен» политическими смыслами и ожиданиями, — мысль интересная. Но мне трудно оценить, насколько это справедливо, поскольку мне кажется, что спортсмены во всем мире — звезды, и спортивные победы во всем мире — праздники. Не уверена, что мы тут сильно отличаемся. Разве что тем, что у нас спортом напрямую занимается государство. Впрочем, и подобный этатизм присущ не только России: госструктуры управления спортом есть и в Германии, и во Франции, но у нас это в большей степени государственный приоритет.

— Популярный способ политического давления на страну — это запрет на участие в международных стартах. Самый знаменитый — это запрет на участие ЮАР в любых крупных турнирах во времена апартеида. Насколько подобные меры справедливы и действенны?

— Понятно, что никакого ущерба обороноспособности или экономическому потенциалу страны таким образом не нанести. Но это элемент символической войны. Сами по себе ни одна санкция, ни одно публичное заявление не приносят немедленного эффекта: в момент применения политический режим сразу не падает. Но в совокупности и с течением времени это тоже элемент воздействия. Когда это воздействие начинает приносить плоды, сказать сложно: каждый участник в случае успеха скажет вам, что именно его вклад — решающий. Кто-то скажет, что режим апартеида уничтожил лично Нельсон Мандела своим моральным авторитетом. Кто-то — что это сделали массовые уличные протесты и активисты, не боящиеся насилия. Кто-то отметит международное давление, кто-то — поколенческий переход, появление новых поколений с иными ценностями. А кто-то и вспомнит про спорт: 10 лет не выступала ЮАР на турнирах по регби, вот народное терпение и лопнуло. Как всегда, все будут правы частично и никто — полностью, ибо ничто не действует само по себе, но все в сочетании. Особенно если действует на протяжении долгого времени.

— На ваш взгляд, справедливо ли сравнение выборов со спортом? И там и там есть состязательная составляющая, награда в случае успеха, третейский судья и частые апелляции к его работе...

— И так же обидно проигравшим, если, по их мнению, их засудили несправедливо? И все подозревают друг друга в нечестной игре? И, действительно, периодически она случается? Назову еще одно сходство: спорт, как и электоральная политика, требует выдающейся физической выносливости. Как для основного участника, то есть кандидата, так и для всех тех, кто имеет с ним дело. Так же как и в спорте, избирательная кампания есть сочетание индивидуального и командного. С одной стороны, кандидат-одномандатник, партийный лидер, кандидат в мэры или губернаторы, который выступает от самого себя. Он — лицо кампании. С другой стороны, за кандидатом стоит огромное количество людей, одни из которых заметны, другие нет. Насколько я понимаю, так же и в спорте.

84

Последние новости и материалы о событиях в мире, обществе и спорте

Загрузка...
Прогнозы на спорт
Твой ход