Новости
Меню
Олимпиада

Допинг

26 января, 11:30

Четыре года назад Россия одержала оглушительную победу над МОК в CAS. Что нам дал этот триумф?

История о том, как российские спортсмены добились в суде отмены обвинительного приговора по допингу
Томас Бах раскритиковал главу лозаннского арбитража, а оправданных спортсменов так и не пустил в Пхенчхан — после этого CAS полюбил компромиссы.

1 февраля 2018 года — особая дата для российского спорта. Спортивный арбитражный суд (CAS) в Лозанне, несмотря на все разговоры об ангажированности, удовлетворил апелляции 28 российских спортсменов на решение Международного олимпийского комитета (МОК) об аннулировании результатов Сочи-2014 и пожизненном отстранении от Игр. Еще 11 исков были удовлетворены частично. Постановление CAS позволило России вернуть себе первое место в неофициальном медальном зачете сочинской Олимпиады. Правда, на Игры-2018 в Пхенчхан оправданные олимпийцы так и не поехали. МОК просто не отправил им приглашения, выставив себя в очень дурном свете. Однако тот вердикт CAS все равно был одним из самых сенсационных в истории спорта. Вспоминаем подробности тех дней.

Повышенный интерес, запутавшийся Родченков

Шесть дней три арбитра CAS рассматривали дело российских олимпийцев, выступавших на Играх-2014 в Сочи и впоследствии дисквалифицированных комиссией Международного олимпийского комитета (МОК) под руководством Денниса Освальда. Все они были признаны виновными в манипуляциях с допинг-пробами, а именно в участии в их подмене и сокрытии фактов употребления запрещенных препаратов. Поэтому дисциплинарная комиссия Освальда приняла решение пожизненно запретить этим спортсменам участие в Играх в любом качестве, а также аннулировать их результаты на Играх-2014.

Спортсмены подали апелляции в CAS. Суд рассматривал 39 дел, хотя изначально иска было 43. Дела троих биатлонисток, которые уже завершили карьеры — Ольги Зайцевой, Ольги Вилухиной и Яны Романовой, — были рассмотрены только в 2021 году и тоже закончились оправданиями в двух случаях из трех.

Но в 2018-м в CAS впервые столкнулись со столь масштабным делом и с наплывом спортсменов, юристов и журналистов и решили перенести слушания из Лозанны в Женеву.

— Специально на эти слушания — и впервые в своей карьере — я прихватил значок с российским флагом, чтобы ни у арбитров, ни у других участников слушаний не было никаких сомнений, чьи интересы я отстаиваю, — рассказывал Артем Пацев, один из ключевых адвокатов в том деле. — Горжусь тем, что я из России! Ярлыки «нейтральный спортивный юрист» или что-то в этом роде абсолютно неприемлемы: пусть видят, что для нас флаг — не просто три разноцветные полосочки, особенно в свете нынешнего поведения МОК! I'm proud to be Russian!

В слушаниях CAS участвовал главный свидетель со стороны МОК — Григорий Родченков, информатор ВАДА и бывший руководитель Московской антидопинговой лаборатории. Во время рассмотрения дел в МОК беглый ученый прислал свои показания в письменном виде. Тогда это стало главным объектом возражения для наших адвокатов. А, например, комиссия Международной федерации бобслея и скелетона на этом основании не стала запрещать нашим спортсменам участвовать в Кубке мира. «Удаленка» в допандемийную эре считалась признаком неуважения.

Родченков, очевидно, понимал, что, если продолжит в том же духе, риск проиграть в CAS очень велик. Поэтому его американский представитель сделал заявление, что информатор готов дать показания на слушаниях, но только в режиме аудиосвязи, даже без видеотрансляции (якобы из соображений безопасности). Это ставило под вопрос саму идентичность свидетеля: если информатора нельзя увидеть на экране, где гарантия, что показания будет давать именно он? Тем более перекрестный допрос в таком формате тоже крайне затруднителен. В итоге «главный свидетель» выступил по видеосвязи, но был крайне неубедительным.

— Слушания были непростыми и эмоциональными. Родченков, как и ожидалось, запутался в собственных показаниях и в собственных многочисленных версиях «государственной схемы», — писал из Женевы Артем Пацев. — Надеюсь, арбитры это учтут — по крайней мере, в отличие от комиссии Освальда, где члены комиссии откровенно подремывали и даже похрапывали, арбитры CAS весьма внимательно слушают все, что говорится на заседаниях.

Томас Бах. Фото Getty Images
Томас Бах.
Фото Getty Images

Атака Баха

Свое решение арбитры CAS вынесли 1 февраля. И оно стало огромной сенсацией. Это случилось за несколько дней до начала Олимпиады в Пхенчхане и было крайне некстати для МОК. Наши спортсмены официально восстановили две золотые медали (лыжи и скелетон), шесть серебряных (лыжи и сани) и одну бронзовую (скелетон).

Это решение поставило под серьезный вопрос профессионализм руководителей МОК. Суд подтвердил, что международные чиновники организации принимают неверные решения — причем не в единичных случаях, а в массовом порядке. Из 39 наших апелляций полностью отклонена не была ни одна! Даже в случаях с 11 спортсменами, чьи результаты в Сочи были все-так аннулированы, CAS посчитал незаконным решение МОК пожизненно отстранить их от участия в Олимпиадах. Сократив дисквалификацию всего на одни Игры.

Попав в сложные обстоятельства, МОК немедленно принялся действовать с позиции силы. Логика международных чиновников была такова: если пожертвовать хоть пальцем, съедят с потрохами. Поэтому ведомство Томаса Баха по-прежнему настаивало на виновности даже тех 28 спортсменов, которых оправдал CAS.Более того, в МОК подчеркнули, что решение CAS не означает, что спортсмены из «группы 28» будут приглашены на Игры. «Отсутствие санкций не означает автоматически получение приглашения», — говорились в пресс-релизе организации.

В атаку пошел президент МОК Томас Бах, который оказался разочарован вердиктом CAS, назвав его «неудовлетворительным для всего олимпийского движения», а также мощно наехал на президента CAS Джона Коутса, пригрозив «реформой внутренней структурой суда».

— Бах открыто выражал недовольство оправданию наших спортсменов? Я выражаю недовольство по отношению к этому человеку, — говорила в феврале 2018 года «СЭ» глава Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе. — Он не любит моих спортсменов, а я не люблю его. Более того, я его не уважаю. Он даже не принимает собственных решений. Делает все по указке каких-то других людей. Каких? Не знаю. Наверное, спонсоров. Я не верю, что великий спортсмен может настолько не разбираться в ситуации и верить в грязную ложь, в которую нас втерли.

Действительно, сложилась парадоксальная ситуация. Суд выносит решение, которое очень не нравится вашим оппонентам. Выслушав вердикт, эти оппоненты не спешат подавать апелляцию, но не собираются выполнять постановление суда. Они просто говорят, что арбитры проявили вопиющую некомпетентность и в целом очень плохо работают. Босс проигравших публично отчитывает руководителя суда, и тот не вызывает наряд судебных исполнителей, а смиренно отвечает, что «признает возникшие проблемы и будет их изучать». И это при том, что CAS, согласно Олимпийской хартии, высший независимый орган для разрешения спортивных споров, в том числе с участием МОК. Гуманитарные стандарты? Не слышали.

Странная привилегия

Оправданные спортсмены, а также еще ряд звезд, включая Виктора Ана, Сергея Устюгова, Александра Третьякова, Александра Лескова и Антона Шипулина, так и не получили приглашения на Игры-2018. Всего специальная созданная комиссия по допуску МОК во главе с Валери Фурнейрон «отказала в привилегии» 47 россиянам (45 спортсменов + два тренера). Причин отказа для некоторых их них мы не знаем до сих пор. Но самая распространенная версия — на них указал Григорий Родченков, которому в МОК поверили на слово.

Причем аргументация порой была просто гениальной. Например, конькобежку Ольгу Фаткулину обвинили в допинге на том основании, что у нее «большие щеки». И несчастной девушке пришлось нести в суд детские фото, на которых было видно, что ее лицо являлось округлым еще в детстве, когда стимуляторы она не могла принимать в принципе. И это все равно не помогло. Большинство же доказательств обвинения сводилось к наличию на пробирках с допинг-пробами из Сочи неких царапин, якобы свидетельствующих об их нелегальном вскрытии. Также в некоторых пробах оказалось критически много соли.

Последняя апелляция спортсменов рассматривалась уже в Ad Hoc — выездная панель CAS на Олимпиаде в Южной Корее, — когда до старта Игр в Пхенчхане оставались считанные дни. Накануне вердикта самый влиятельный портал о международной спортивной политике Insidethe Games дал новость о том, что CAS частично удовлетворит российские апелляции. Но на этот раз портал ошибся. Никого из «списка 47» в Пхенчхан не допустили. Злить МОК после скандала с первым вердиктом суд не решился.

Генеральный секретарь CAS Мэтью Риб заявил, что арбитры CAS посчитали, что процесс выдачи приглашений на Игры со стороны МОК для выступлений в качестве «Олимпийских атлетов из России» является не санкцией, а решением по допуску. В процессе слушаний арбитры признали, что у МОК были полномочия создать подобный процесс, а две комиссии МОК независимо оценивали все заявки и не применяли какие-либо формы дискриминации. Бах объяснил это следующим образом: «Комиссия Фурнейрон не действовала в роли судьи, — подчеркнул глава МОК. — Она тщательно проверяла каждое дело, и в итоге Россия может быть уверена, что только чистые спортсмены попадут на Игры и неприятных сюрпризов после соревнований не будет. России следует ценить такую возможность».

Ситуация выглядела настолько абсурдной, что даже в западных спортивных медиа, на фоне допинговых скандалов не питающих к России теплых чувств, выходили статьи в поддержку Шипулина, Ана, Устюгова... Возмущены были руководители международных федераций. Например, тогдашние президенты IBU Андерс Бессеберг и FIS Джанфранко Каспер написали письма на имя Баха с просьбой разъяснить ситуацию по массовым отстранениям российских спортсменов. Чиновники были обеспокоены тем, что топ-атлеты без каких-либо весомых причин пропустят Олимпийские игры, а это может негативно сказаться на рейтингах видов спорта, что повлечет за собой атмосферу недоверия между спортсменами (так в итоге и получилось) и в целом неблагоприятно отразится на будущем федерациях.

В итоге, как мы знаем уже сейчас, Бессеберг попал в немилость и проходит по ряду уголовных дел. Джанфранко Каспер, к сожалению, скончался в середине прошлого года.

Александр Легков после победы в Сочи. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Александр Легков после победы в Сочи.
Федор Успенский, Фото «СЭ»

Пхенчхан и новый суд

В итоге наша заявка в Пхенчхан состояла всего из 168 спортсменов. Например, в биатлоне и бобслее допустили всего по три наших спортсмена. В конькобежном спорте МОК убрал всех наших лидеров, оставив только четырех человек (Наталья Воронина взяла бронзу на 5000 м). Практически всех «вычистили» в скелетоне, но и здесь оставался лучик надежды в лице Никиты Трегубова, который в итоге уехал из Кореи с серебром.

Больше же всего медалей «Олимпийским атлетам из России» принесна тот момент второй состав наших лыжников. Восемь наград, включая три серебра 22-летнего Александра Большунова. Золотом мы разжились только хоккее (валидольный финал с Германией) и в фигурном катании (Алина Загитова выиграла дуэль у Евгении Медведевой). Всего же у ROC было 17 медалей и непривычное девятое место в общем зачете.

МОК же в итоге пошел до конца, попытавшись обжаловать решение CAS от 1 февраля 2018 года в Федеральном суде Швейцарии. Апелляция МОК была подана по делу Александра Легкова. МОК обвинял нашего лыжника в нарушении антидопинговых правил и хотел отобрать у него медали сочинской Олимпиады, даже пойдя ради этого на нарушение Олимпийской хартии, которая не одобряет рассмотрение спортивных вопросов в гражданских судах. Но и гражданский суд встал на сторону россиянина, в итоге МОК отказался от дальнейшего преследования всех 28 наших соотечественников, которые были оправданы CAS перед Играми в Пхенчхане.

Интересно, что за девять месяцев до этого решения — в апреле 2019 года — Легков завершил свою карьеру. Сейчас можно сколько угодно говорить о том, что у обвинения просто не хватило сил и возможностей собрать факты о нарушениях, якобы допущенных нашим лыжником. Однако невиновность россиянина в итоге констатировали два суда. И получается, что подозрения, из-за которых Александр пропустил два сезона в Кубке мира, чемпионат мира в Лахти и Олимпиаду в Пхенчхане, были несостоятельными. Налицо миллионная упущенная выгода и очень плохой пример для будущих поколений спортсменов. Получается, что любого человека можно безнаказанно отстранить от соревнований по ложному обвинению на целых два года (это стандартный срок первой допинговой дисквалификации), и виновному в отстранении ничего не будет.

Так была поставлена точка в этом неприятном деле, которое испортило окончание карьеры не только Легкову, но и целому ряду прославленных спортсменов. Большинство из которых никогда не сдавали положительных допинг-тестов. Увы, это не было точкой в допинговой саге России. Вскоре против нас выдвинут новые обвинения и снова лишат флага, затронув уже новые поколения спортсменов. Но это уже другая история.