Новости
Меню

Олимпиада

16 мая, 09:00

Бойкот Олимпиады-1984. Унижение американцев или глупость советских начальников?

Шеф отдела информации
В США сделали все для того, чтобы сборная СССР отказалась от поездки в Лос-Анджелес.

Отказ нашей сборной от выступления на Олимпиаде-1984 в Лос-Анджелесе сейчас принято считать стратегической ошибкой руководства Советского Союза, который тогда возглавлял очень больной и фактически недееспособный генсек Константин Черненко. Дескать, его помощники протащили волюнтаристское решение о бойкоте, желая наказать американцев за демарш в отношении московских Игр-1980. И в итоге лишили олимпийского шанса целое поколение наших спортивных звезд, да еще втянули в неблаговидное дело атлетов некоторых стран соцлагеря. Возможно, в такой оценке есть рациональное зерно. Но сводить все к злой воле отдельных советских начальников тоже наивно. Соавторами этих печальных событий в полной мере можно считать и американцев, которые не сделали ничего для спасения ситуации, а скорее наоборот — сами толкали СССР к скандальному решению.

Империя зла

Сейчас мы все отлично понимаем, что происходит, когда политика вмешивается в спорт. Вот и накануне Олимпиады-1984 геополитическая ситуация была хуже некуда. У власти в США с 1980 года находился Рональд Рейган — один из самых антисоветски настроенных президентов, официально объявивший СССР «империей зла». В такой обстановке поездка в Штаты наших спортсменов была, мягко говоря, нетривиальным событием, особенно в свете того, что американцы отказались соблюдать правила МОК и давать автоматом визу любому члену нашей делегации, потребовав подробных данных на каждого спортсмена и тренера. В итоге в визе было отказано нашему олимпийскому атташе Олегу Ермишкину, которого в Вашингтоне сочли «агентом КГБ».

Кроме того, власти США запретили принимать в аэропорту Лос-Анджелеса советские чартеры со спортсменами и не разрешили заход в местный порт теплоходу «Грузия», который являлся плавучей базой сборной СССР и позволял существенно уменьшать командировочные расходы олимпийской команды. В общем, атмосфера накануне Игр-1984 оставалась крайне нервной. Еще напряженнее ее сделал инцидент в двух кварталах от Олимпийской деревни, когда преступник, желая «отомстить полиции», выскочил на машине на заполненный людьми тротуар, задавив одного и ранив 54 прохожих. Практически в то же время неподалеку от олимпийской столицы — в Сан-Диего — сумасшедший устроил стрельбу в ресторане «Макдональдс», убив 21 посетителя и ранив 19 человек.

Церемония открытия ОИ-1984. Фото Getty Images
Церемония открытия ОИ-1984.
Фото Getty Images

На фоне всеобщей обеспокоенности проблемами безопасности один из частных детективов по имени Джон Миллер в порядке эксперимента прошел, не предъявив никаких документов, в здание оргкомитета ОИ-1984, собрал там множество разнообразной секретной информации, украл жетон сотрудника службы безопасности и проник с ним на несколько олимпийских объектов. Там он спокойно определил, где мог бы расположиться снайпер и где могла быть заложена бомба. Ну а советская пропаганда, нацеленная на поиск любых капиталистических изъянов, осветила все эти события так, что многие наши спортсмены начали реально бояться ехать в Лос-Анджелес. Особенно не по себе было родителям несовершеннолетних атлетов.

Культурный шок

Правительство СССР потребовало от американской стороны письменных гарантий безопасности для олимпийцев из соцстран, но эти самые гарантии так и не были предоставлены. Однако не только забота о жизни и здоровье спортсменов была главным обоснованием для бойкота Игр-1984. И уж совершенно точно — не политические резоны и желание отомстить Америке за неприезд в Москву-1980. «Мы готовимся к Играм в Лос-Анджелесе. И хотя до нас доходят разговоры о возможном бойкоте с нашей стороны, мы никогда не опустимся до уровня американцев», — говорил главе МОК Хуану Антонио Самаранчу член политбюро ЦК КПСС Гейдар Алиев. Вплоть до весны 1984 года все наши сборные выстраивали свои планы именно с прицелом на Лос-Анджелес.

Но самым весомым аргументом, заставившим изменить планы, возможно, стало опасение проиграть спортивную дуэль американцам. Как известно, советские спортсмены ездили на Олимпиады не только ради участия — любые поражения воспринимались очень болезненно. В начале 1984-го советская сборная уступила по количеству золотых медалей на Играх в Сараеве сборной ГДР. Это стоило седых волос Марату Грамову, новому председателю комитета по физкультуре и спорта. Вторая подряд неудача была крайне нежелательна. А после того как американцы отменили предолимпийские соревновательные недели, местные спортсмены оказались в более выгодных условиях, чем все остальные. Так что шанс проиграть командный зачет на летних ОИ-1984 для советских спортсменов был очень велик.

Талисман Олимпиады в Лос-Анджелесе. Фото Getty Images
Талисман Олимпиады в Лос-Анджелесе.
Фото Getty Images

Фигурировал в этой истории еще и идейный момент. Дело в том, что Игры в Лос-Анджелесе были полностью частными, без государственных инвестиций, и организаторы старались заработать на всем. В частности, было решено продавать право участия в эстафете олимпийского огня по три тысячи долларов за километр. С этической точки зрения это был шок: священное право нести олимпийский огонь покупалось за деньги. Особенно дико такой подход выглядел в СССР, где не было культа материальной наживы. В общем, когда Грамов и его заместитель Вячеслав Гаврилин подготовили предложение об отказе от поездки на Олимпиаду-1984, эта идея упала на благоприятную почву. Тем более что при Черненко в Политбюро ЦК КПСС в основном заседали люди, очень далекие от спорта.

Слишком высокая цена

Постановление о нецелесообразности участия советских спортсменов в Олимпийских играх в Лос-Анджелесе Политбюро ЦК КПСС приняло 5 мая 1984 года. Окончательный отказ был оформлен на пленуме НОК СССР 8 мая. Хуан Антонио Самаранч, как мог, пытался избежать этого бойкота. Еще в апреле 1984 года он присылал в Москву члена исполкома МОК мексиканца Марио Васкеса Ранья, а когда его миссия провалилась, приехал сам. Однако Черненко сказался больным, а Самаранча принял заместитель председателя Совета министров Николай Талызин, который смог только озвучить вердикт об отказе СССР от Олимпиады. Ну а дальше уже началась большая политика — и Советский Союз вынудил поддержать свой бойкот сборные еще 14 социалистических стран.

То, что политические провокации в Лос-Анджелесе были неизбежны, подтвердила история с румынской гимнасткой Надей Комэнеч. В качестве оплаты за бегство в США ей предлагалось завершить эстафету и зажечь чашу с олимпийским огнем. Это стало бы вопиющим нарушением олимпийских традиций, согласно которым огонь обычно зажигает местная знаменитость. Против кандидатуры Комэнеч выступил даже МОК, так что американцам пришлось отказаться от этой идеи, а переезд Нади в Штаты был отложен на несколько лет. Но, если бы затея удалась, это был бы мощный пропагандистский посыл для всех будущих беглецов на Запад.

Можно ли было избежать советского бойкота ОИ-1984? Наверное, да. В конце концов, наши спортсмены многократно выступали в ситуации, когда им были не рады — и до, и после Лос-Анджелеса. Карьеры десятков спортсменов, испорченные решением Политбюро, действительно были слишком высокой ценой. Однако говорить, что причинами отказа от Олимпиады были исключительно политические мотивы или желание избежать спортивного провала, тоже неправильно. Международная обстановка в то время действительно была очень тяжелой, а проблемы с безопасностью накануне Игр-1984 — это реальность, а не фантазии пропагандистов. Резоны для бойкота были очень серьезными, хотя это не отменяет того, что вмешательство политики в спорт не ведет ни к чему хорошему.