Новости
Меню

Олимпиада

Николай Зимятов: "У нас на финише никто не падал"

Олимпиада   /  Сочи-2014   /  Лыжные гонки 

ЕСТЬ ТЕМА: 21 ШАГ ДО СОЧИ. ЛЕЙК-ПЛЭСИД-1980
Спортсмены на нарах, антисоветское чудо и слеза чемпионки
Борис Михайлов: "На следующий день мне предложили закончить"

Зимнюю Олимпиаду в Лейк-Плэсиде вспоминает легендарный лыжник, который три из своих четырех золотых олимпийских медалей (30 км, 50 км, 4x10 км) завоевал именно на тех Играх

До сих пор никому из лыжников, кроме Зимятова, не удавалось на одной Олимпиаде выиграть две самые длинные дистанции. Сделав это в Лейк-Плэсиде, Николай получил титул "Король лыж".

– Я сначала не знал, что это такое, – вспоминает Зимятов. – Потом мне сказали, что если лыжник выигрывает две эти дистанции на Олимпиаде или чемпионате мира, то становится "Королем лыж" – это такой неофициальный титул. Еще из наших "Королем" был Кузин, но он эти дистанции выиграл на чемпионате мира. А вот Женя Дементьев на туринской Олимпиаде выиграл 30 км и был вторым на 50. То есть ему чуть-чуть не хватило до "Короля".

– В Лейк-Плэсиде была ваша первая Олимпиада. Вы представляли, что вас ожидает?

– За год до этого побывали там над предолимпийской неделе, были раньше такие соревнования. Мы выступали на олимпийских трассах, и я был вторым на 30 км. По опыту знал, что если за год до серьезного старта у меня хорошие результаты, то и через год выступлю хорошо. Так что с обстановкой были знакомы и меня все устраивало – трассы, питание. Тогда мы жили в хорошей гостинице, а на Олимпиаде – в будущей тюрьме для малолетних преступников. Психологически это давило, да и комфорта, как в гостинице, не было. Комната – это камера шириной метра полтора и метра три длиной, кровати в два яруса. Я жил с Васей Рочевым, он внизу спал, я – на втором этаже.

– Отдохнуть хотя бы можно было?

– Практически мы там только спали. Довольно странно были устроены окна – одно на две камеры, стена, разделяющая их, не доходила до окна. Так что все камеры как бы сообщались, и все разговоры были слышны. Батарей не было, отопление было воздушное, и под утро становилось достаточно прохладно. Поэтому мы проводили время или на тренировках, или собирались в холле, куда по кругу выходили все двери камер. В комнатах не было ни душа, ни туалета, даже рукомойник не предполагался. Все где-то в коридоре.

– Тренеры жили с вами?

– У них в двух километрах от старта был, как мы называли, "Зеленый домик", где они готовили лыжи, – сервисменов тогда не было. Тренеры нас часто приглашали к себе на обед, варили нам борщ, готовили разнообразные русские блюда. Там же мы встречались с артистами из группы поддержки. Именно тогда я познакомился с Евгением Леоновым.

– Первая дистанция – 30 км. Сильно волновались?

– Только из-за высокого ранга соревнований. А так мы были хорошо подготовлены. Я бежал в четвертой сильнейшей группе, на дистанцию по жребию ушел предпоследним. Вообще тридцатка – моя любимая дистанция. У меня свой график был, соперников очень хорошо знал. Ведь гонку не просто бежишь, ты ее читаешь, слушаешь информацию тренеров, делаешь расклад. Знал, если к середине дистанции начинаю выигрывать, то появляется уверенность. У меня на той Олимпиаде все сложилось удачно. Мой личный тренер Алексей Иванович Холостов рассчитал все мои биоритмы, получилось три плюса. Все говорило о том, что я готов как никогда. Честно, не помню результат на 30 км, а вот на 50 выиграл у Юхи Мието около трех минут. Я от него уходил, чтобы не тащить его на себе, а вторым стал Василий Рочев.

– Вы бежали тридцатку, эстафету, 15 км и "полтинник". Как восстанавливались?

– На морковке (смеется). Ничего такого не было, массаж и дни отдыха.

– И все же, как чувствовали себя, когда вышли на "полтинник"?

– У меня уже было две золотых медали и четвертое место на 15 км. Я отказывался бежать, хотел уступить место другим. Васе Рочеву, например. Но мой тренер сказал, что у меня хорошая форма и надо попробовать. Ну я и побежал. Тут хочу сказать, что когда вижу сейчас, как спортсмены финишируют и падают на снег, то не верю, что тренированный человек может так выложиться. У нас никто никогда не падал. Что за мода такая, не понимаю...

– Какую премию вы получили за три золотые медали?

– Тогда нам выдавали 600 долларов за медаль, за три получил 1800. На половину этой суммы купил спиртного, закуски, устроил для всех банкет. В то время невозможно было провезти валюту в страну, поэтому остальные призовые я отдал фирмачам. Они мне на соревнования частями привозили, и я их медленно тратил.

– В Сочи собираетесь?

– Да, в составе группы, организованной Союзом спортсменов. Это уже традиция. Везут 150 олимпийцев, 75 – на первую половину Игр, 75 – на вторую. Я поеду на первую. Уже знаю, где будем жить, оформил паспорт болельщика.

– А болеть за кого будете?

– К сожалению, тенденция такова, что сейчас у нас выигрывают спринтеры, дистанционщики не так сильны. Болеть буду за всех наших. Еще не было случая, чтобы лыжники возвращались с Олимпиады без золотых медалей. Конкретно мне нравятся спринтеры Крюков, Панжинский, Петухов и Морилов, а из тех, кто бегает на длинные дистанции, – Легков и Вылегжанин.

Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...