Россия снова победила МОК в суде. Босс нашей тяжелой атлетики едет в Токио при помощи Ричарда Макларена

Олимпиада   /  Токио-2020   /  Тяжелая атлетика  Допинг
9
7
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Дмитрий Кузнецов
Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
Нетипичный поворот в деле о лишении аккредитации Максима Агапитова.

Первый медальный день на Олимпиаде в Токио с ходу принес нам серебряную медаль усилиями стрелка Анастасии Галашиной — хотя исходя из драматургии это скорее упущенное золото.

Но была сегодня в Токио и еще одна победа сборной России/ОКР — юридическая. Президент Федерации тяжелой атлетики России Максим Агапитов должен был ехать на Олимпиаду в качестве аккредитованного лица. Он не только глава ФТАР, но и исполняет обязанности руководителя европейской федерации. Казалось бы, ничего сенсационного. Однако сенсация произошла 16 июля, когда чемпион мира 1997 года узнал, что МОК аннулировал его аккредитацию. Основание — наличие положительной допинг-пробы в 1993 году.

По сути, с Агапитовым провернули нечто похожее на историю пловцов Андрусенко и Кудашева. Их, правда, просто нашли в базе Московской антидопинговой лаборатории. Здесь было конкретное антидопинговое нарушение. Правда, 28 лет назад! Но вердикт МОК был тот же — выдворение с Игр на основании критериев выдачи аккредитаций.

Пловцы собрались и оперативно подали апелляцию в CAS — и восстановили свое право на участие в Олимпиаде. Теперь то же самое сделал 51-летний Агапитов. Приятно, что побед в судах у представителей российского спорта становится все больше. Особенно поразила в пресс-релизе компании Clever Consult, которая защищала россиянина, следующая фраза:

«Во многом такая победа стала возможна благодаря ценной поддержке канадского профессора Ричарда Макларена, который высоко оценил усилия Максима Агапитова в его борьбе против коррумпированной системы, существовавшей на протяжении многих лет в рамках IWF».

Мы боролись против коррупции и кумовства

Корреспондент «СЭ» расспросил самого Агапитова о поддержке Макларена и даже о сотрудничестве с Хайо Зеппельтом.

— Как так получилось, что в вашем деле помощь оказал Ричард Макларен? Персонаж небанальный.

— Я не сомневался в справедливом исходе дела. Ричард Макларен должен был стать свидетелем по делу, но так получилось, что время заседания пришлось на ночь по времени в Онтарио. В итоге он прислал письменные свидетельства, в которых ясно и четко дал понять, что Федерация тяжелой атлетики была самой адекватной в борьбе с допингом и реально боролась с коррупцией в международной федерации. Он высказал свое мнение, и это не только его мнение, но и других юристов. Еще одно мнение было приложено к делу, человек давал показания под клятвой. Я не ожидал, что Макларен так оценит мою работу.

Да, в 1993-м я действительно сдал положительную пробу. Но после этого я отбыл дисквалификацию, вернулся и на чемпионате мира 1997 года стал единственным чистым призером. Золотой и серебряный призер были дисквалифицированы, я стал чемпионом мира. Мы боролись против коррупции и кумовства в Международной федерации, присылали туда документы, но все они были заблокированы тогдашним президентом Тамашем Аяном, это были предложения по реформированию антидопинговой программы, которая привела к печальным результатам. 60 положительных проб за две Олимпиады, 18 стран. Но нашлись журналисты, которые провели независимое расследование. Не буду говорить, как мы вышли на Хайо Зеппельта, но многие наверняка видели его фильм о тяжелой атлетике. Он вышел с нашим участием. Было доказано, что все это мошенничество и манипуляции. Меня хотели убрать с поля боя, я был в списке тех, кто должен быть политически уничтожен.

Через десять лет после наказания человек считается чистым

— То есть вы связываете происходящее с этим?

— Да, вот и начались всякие наезды, начиная от бесконечного тестирования нашей сборной и заканчивая попытками ворошить мое прошлое. Генеральный секретарь американской федерации прислал в МОК письмо с требованием о моей отставке и лишении аккредитации на основании решения CAS в деле против РУСАДА. При этом прекрасно было понятно, что госслужащим я никогда не был и никаких оснований наказывать меня нет. Я подал на него жалобу в федерацию, и дело принято к рассмотрению.

Представители МОК — под давлением или по каким-то странным причинам — притягивают критерии специально под меня. По сути, хотят дисквалифицировать всех, чья фамилия начинается на Ага- и заканчивается на -питов. Хотя согласно Кодексу ВАДА через десять лет после наказания человек считается чистым.

— На этом и базировалась ваша аргументация?

— Да. Я потребовал объяснить причины сначала у IWF, затем у спортивного директора МОК Кита Маконнелла. Когда объяснений не последовало, мы воспользовались своим правом обратиться в Спортивный арбитражный суд.

— Вы полетите в Токио?

— Сейчас я во Владивостоке собираю чемоданы. Билет в Токио я поменял, вылетаю завтра утром и надеюсь присоединиться к сборной России и команде Международной федерации тяжелой атлетики.

— Вы перечислили довольно одиозные в России фамилии — Макларен, Зеппельт. Вы не стесняетесь называть таких людей и с ними сотрудничать?

— Я понимаю, какие эмоции вызывает эта личность. Он мне не друг, не приятель, к его расследованиям достаточно вопросов, у нас есть политические разногласия. Я понимаю, какие эмоции я у них вызываю как россиянин. Но тем ценнее это делает его мнение в данном вопросе. В данном случае его мнение о российском спорте я отложил в сторону, важно, что он поддержал все то, о чем я говорил много лет, — в Международной федерации тяжелой атлетики процветало кумовство и коррупция. Сейчас главное, что он это сказал открыто и непредвзято.

Дмитрий Кузнецов

vs
9
Офсайд
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...
Материалы на тему