Бал вампиров в городе сурка

Олимпиада   /  Ванкувер-2010 
0
0
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Уистлера

СЕДЬМАЯ ВЕРСИЯ

Это название мне сразу показалось странным. Что за Уистлер такой? Если учесть, что to whistle по-английски - "свистеть", напрашивался вывод: вся горная часть Олимпиады пройдет в местечке под названием Свистун.

С коллегами до отъезда мыслями на этот счет я особо не делился, чтоб не сперли задумку. Решил сам расспросить канадских аборигенов, каково им тут живется и свистится и отчего вдруг такое название. А для пущей подкованности полез в купленный с первой своей взрослой получки Большой англо-русский словарь под редакцией господ И.Гальперина и Э.Медниковой "вместимостью" 160 тысяч слов. Хотя нет, не господ - товарищей, поскольку приобретен был сей двухтомный фолиант еще в советские времена.

Прочитанное заинтриговало окончательно. Среди шести толкований слова whistler не было никакого свистуна! Зато там было кое-что другое.

Первое значение, по мнению составителей словаря, - "стукач, тайный осведомитель полиции". (Господи, куда я попал.) Второе - "полицейская автомашина". (Просто Джеймс Хедли Чейз какой-то.) Третье - "поставщик спиртного, спиртонос". (Ну хоть какая-то отдушина. С другой стороны, бутлегер стукача не слаще.) Четвертое - "воющая бомба". (Это канадский курорт или Хиросима, черт подери?!) Пятое - "запаленная лошадь". (Кто и зачем ее запалил!!!) И только шестое - "флейтист, волынщик, трубач". (Этот стон, стало быть, у них свистом зовется.)

Последняя версия, естественно, была классифицирована как рабочая. Оставалось раскопать легенду про дударя (наверняка геройского, ибо в честь рядовых трубадуров горные деревни не называют), и вот она, красивая олимпийская сказка, в кармане. А сказки - коллеги не дадут соврать - в дни Игр на журналисткой дороге не валяются, за ними надо бегать высунув язык.

Действительность, однако, превзошла ожидания. А заодно и все шесть версий Гальперина с Медниковой. Верной оказалась седьмая!

Выяснилось, что аккурат напротив моей гостиницы существует музей истории Уистлера. На крыше этого одноэтажного здания установлена кабина древнего подъемника (у нас в горах такие еще возят туристов, а в Канаде это уже музейная окаменелость), сбоку прилепился стейк-хаус. Но самое главное, что едва ли не вся экспозиция уистлерского музея посвящена одному существу - так называемому hoary marmot, седому сурку, обитающему в окрестных горах.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтоб догадаться: эта зверюга от нечего делать издает свистящие звуки, которые, собственно, и легли в основу этимологии слова Уистлер. Мне довелось услышать этот свист. В музее установлены наушники, которые после нажатия кнопки начинают загонять в вашу голову сурчиные рулады. Умиленное выражение при этом наползает на лицо само собой. Хотя приятного в тех звуках мало - мой сосед по казарменной койке во сне свистел забористее.

Тем не менее гонорар за пополнение следующего издания Большого англо-русского словаря прошу перечислить в фонд поддержки канадских индейцев. А пока продолжу.

  ПОВАР ДВУХ ПРЕЗИДЕНТОВ

Такого дождя, который обрушился на Уистлер в ночь с четверга на пятницу, не бывает в некоторых российских городах даже осенью, не говоря уж про зиму. В Канаде - пожалуйста. Потоки воды отмывали от грязи уистлерскую мостовую перед нашим отелем, растворяли снег на окрестных горах, доводя до белого каления смазчиков-сервисеров, заливали Олимпийскую деревню и многочисленные изолированные коттеджи-шале, разбросанные по по всей округе в живописном беспорядке. В одном из таких шале и побывал вчера ваш корреспондент.

В подобных случаях принято писать - "побывал эксклюзивно, первым из журналистов, живущих на планете Земля!" Но я так писать не стану. Потому что коттедж этот - все-таки не жилище далай-ламы, а просто красивый и весьма любопытный дом, отстоящий от ближайшей трассы километра на три и окруженный со всех сторон мощным сосновым лесом. Именно его избрал своим олимпийским штабом Союз биатлонистов России.

Внутри - паркет и камин, лакированные перила и прилично оборудованная кухня. Количество комнат сосчитать не удалось, но этажа там, по-моему, три, не считая подвала. Новорусской роскоши нет - есть богатый стиль, помноженный на функциональность. Предполагаемое название "Русский биатлонный дом" в процессе заселения и обживания явки уступило место слову "штаб", поскольку в интерьере дома куда больше корпоративно-семейного, нежели представительского.

Именно в этом штабе священнодействует специально приехавшая из России бригада биатлонных поваров под руководством своего общительного и интеллигентного шефа Анатолия Галкина. Который не соглашался на беседу со мной до тех пор, пока я не выпил душистого хозяйского кофе.

- Вы кормили сборную России еще на чемпионате мира в корейском Пьонгчанге, так?

- Совершенно верно. С тех пор вкусы ребят знаю хорошо.

- Перед Олимпиадой анкетировали их еще раз? Вдруг у кого-то предпочтения изменились?

- Обязательно анкетировал. И не только спортсменов, еще больше - врачей. Тщательно оговорили меню для каждого. Жестко считаем калории. Голодными никого не оставим, но и лишнего не дадим.

- Думаю, вам не приходится корпеть над приготовлением трюфелей или печени фуа-гра, потому что просят-то все больше российское, домашнее...

- Точно. Самые популярные блюда - борщ, пельмени, омлет. Голубцами можем команду побаловать. Готовим не персонально для каждого: одно-два первых и два-три вторых. Но личные предпочтения непременно учитываем.

- К вам, наверное, и гости на огонек захаживают?

- Ну если только на огонек. Все завтраки, обеды, ужины рассчитаны на пятнадцать порций: 12 - для спортсменов и 3 - на всякий случай. Мы и продуктов с собой привезли строго из такого расчета.

- Что-то здесь докупаете?

- Только фрукты и воду.

- Каким был самый экзотический заказ в Уистлере?

- Жареная картошка с луком. Не потому, что это высокая кухня, а потому, что нельзя такое ребятам, особенно перед гонкой. Калории!

- У вас за плечами, я слышал, красивая карьера?

- 20 лет работал с первыми лицами государства, был личным поваром Михаила Горбачева и Бориса Ельцина, патриарха Алексия II. Теперь стараюсь вкусно кормить других людей. В том числе и таких приятных, как биатлонисты.

- Сколько человек у вас в подчинении?

- Еще трое поваров и два официанта, чтобы доставлять еду в коттеджи, где живут ребята. Они вправе выбирать, что им есть - наши разносолы или то, что предлагается в Олимпийской деревне.

Кстати, о деревне. На Играх считается не самым хорошим тоном критиковать организаторов. Именно поэтому я не назову вам фамилии людей, у которых брал отзывы о "штатной" кормежке. Зато сообщу другое: ни один из этих отзывов не был положительным. Все назвали еду в деревне обильной, но бездушной, выхолощенной.

И второе дополнение. По моей собственной - и весьма достоверной - информации, 25 февраля в Уистлер приедет президент России Дмитрий Медведев. Объектом его интереса станет мужская биатлонная эстафета, которая состоится 26 февраля. И жить президент в течение двух или трех дней будет именно в российском биатлонном штабе, который СБР по такому случаю любезно освободит.

 АНГЕЛЫ WADA

А теперь я расскажу вам о допинге. Точнее - о борьбе с ним. Куда ж без этого?

В течение ванкуверских Игр WADA и МОК задумали взять 2 тысячи допинг-проб. Для выполнения этой задачи была привлечена целая дивизия допинг-офицеров, напоминающая скорее антисобачее подразделение господина Шарикова. Это вовсе не хула, вадовцы делают большое и важное дело. Просто методы работы в данном случае схожи: найти, изловить, заарканить. И уколоть.

Впрочем, колют биатлонистов в основном по заказу IBU - Международного союза биатлонистов. А по разнарядке МОК, как правило, берут мочу. И обставлено все это так, что хоть собакой вой.

Главное недремлющее око - глобальная антидопинговая база данных АДАМС (Anti-Doping Administration & Management System). Этот интернет-волкодав пасет телят поистине драконовскими методами, требуя ежедневного заполнения точнейших анкет с указанием своего местонахождения с точностью до пятнадцати минут. СБР позаботился о том, чтобы вопрос курировали специально обученные люди из РусАДА, потому что малейший сбой в компьютерах спортсменов, вообще-то не обязанных быть продвинутыми "юзерами", грозит вселенским криком и дисквалификацией.

Пошел в магазин - доложи АДАМС. Не доложил - сиди, где должен сидеть. Прийти могут, словно в 1937-м, в любую минуту. Постучатся властно, достанут банку или пробирку, начнут высасывать соки из организма. Не найдут на месте - присудят "десять лет без права переписки".

А в день гонок существует еще и обязательный забор крови на гемоглобин. Часов в семь утра, в строго отведенные пятнадцать минут. Разминайте вену, граждане заключенные, вместо зарядки. К вам не пришли? Что ж, придут в следующий раз. Когда захотят.

Кто-нибудь знает, где во всем этом элементарный гуманизм? Что общего имеет эта рыскающая армия вампиров с Конвенцией о правах человека? Да ничего. Но намерения у нее благие, с этим не поспоришь. Хоть и устилается такими намерениями, как принято считать, хорошо известная нам всем дорога...

В коттедж женской биатлонной сборной России допинг-офицерши пришли в четверг вечером. Одна в очках, другая с пирсингом в носу. Достали план "посадок и расстрелов", объявили: "Мы по душу Яны Романовой. Не за кровью - за уриной". И стали ждать, вперив глаза в объект забора анализов.

Не знаю, как с этим у женщин, но у мужиков подобные пип-шоу энтузиазма никогда не вызывали. Голова - предмет малоизученный, если она не даст команду некоторым частям человеческого тела, "делов" не будет, хоть руками выжимай. Думаю, такая реакция на соглядатаев и есть то немногое, в чем мы с женщинами все-таки похожи. Как подтверждение - факт: ушли офицерши из расположения женской сборной лишь глубоким вечером.

Я ждал их у входа в коттедж около часа, заготовив вопросы для интервью и не имея ни малейшей уверенности в согласии на разговор. Бедная Яна пила воду маленькими глоточками, как велит специальная иезуитская инструкция. Ангелы WADA за это время сделали то, что вообще-то не собирались делать, - взяли пробы у Ани Богалий-Титовец и Оли Медведцевой. Перевыполнили план, "напились" впрок. Но и Романову из щупалец не выпустили.

Завязанный на транспорт, я в итоге "вадовок" так и не дождался. Их операция под кодовым названием "Мы сказали - писять!" продолжалась несколько часов. А до первой женской гонки Олимпиады-2010 оставался один единственный день. Вот так.

В Олимпийской деревне, говорят, порядки еще строже. Спортсмена могут поймать где угодно, даже на улице. Налепить на аккредитацию синюю метку - окольцован, дескать. И повести в специальную зеркальную комнату. Я не смог понять до конца, идет ли речь о стекле с односторонней прозрачностью, как в фильмах про опознание преступников, или о системе перископных зеркал, позволяющих видеть помещение. Но факт остается фактом: сдающий пробу вынужден делать это на ярком свету при абсолютном визуальном контроле со стороны других людей.

Господи, пусть WADA никогда не научится искать следы допинга в интимных выделениях человека. Иначе допинг-офицеры потребуют от спортсменов пускать их к себе в постель.

vs
0
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта