Новости
Меню

Лыжные гонки

19 марта 2021, 17:30

«У нас идет популяризация Большунова, а не лыжных гонок». Звезда марафонов — о том, почему мы проигрываем норвежцам

Корреспондент
Интервью одного из лучших российских лыжников-марафонцев Ермила Вокуева.

Кажется, что после этапа Кубка мира в Энгадине лыжный сезон завершен. От баталий Клебо и Большунова можно отдохнуть. Подождать, будет ли продолжение на свадьбе Александра 24 апреля, и до ноября забыть о лыжах. На деле все не совсем так. В эти выходные намечено два престижных марафона серии Ski Classics в Швеции (их покажут по ТВ), а в конце марта — начале апреля под Тюменью ждут всех наших на чемпионат России, от Большунова до Легкова и даже Дементьева.

Еще многим кажется, что лучший марафонец России — Александр Большунов. Но это не факт. На Кубке мира — без вариантов. Однако одним из лидеров марафонской серии Ski Classics является 28-летний Ермил Вокуев родом из деревни Гам Республики Коми с населением 500 человек. Да, на прошедшем Кубке мира он не блеснул, пробежал на трех этапах и занял 99-е место в общем зачете. Зато в серии, спонсируемой частными компаниями, перед финалом года Вокуев шел третьим с шансами принести России еще один лыжный трофей. Но в решающих гонках он, к сожалению, не участвует. Зато будет Максим Вылегжанин, который идет на восьмом месте в зачете. Вместе они представляют команду «Русская зима».

Вокуеву даже посвящена статья в «Википедии» на языке коми. А там всего в категории «спортсмены Коми» шесть человек — конькобежец Павел Кулижников, несколько советских ветеранов и лыжники Илья Семиков с Вокуевым. Даже Криштиану Роналду нет! А Вокуев — есть.

Скрин из Википедии.
Скрин из Википедии.

В общем, вопрос с составом на марафон в Пекине не такой уж и однозначный. И чемпионат России в том числе здесь многое прояснит. «СЭ» поговорил с российской звездой марафона о чемпионате мира, отставании от норвежцев и «клубном» характере сборной России.

Не надо было дисквалифицировать Клебо после столкновения с Большуновым

— Ермил, вы один из лидеров марафонской серии Ski Classics, на этих выходных состоятся две важных гонки. Но вас, так понимаю, ни на одной не будет?

— Да, я не бегу. Не очень хотел бы афишировать причину, по личным обстоятельствам.

— На чемпионате России будете?

— Да, туда поеду.

— То есть Олимпиада для вас важна, вам хотелось бы на ней выступить? Не совсем в марафоны ушли?

— Да, конечно. Для любого спортсмена, думаю, главными целями являются Олимпиада и чемпионаты мира. Пока не получается. Но надеюсь, работаю, тренируюсь. Про марафоны неправда. В конце февраля я бежал финал Кубка России, был три раза в призах на разных дистанциях (в спринте, командном спринте и 15-километровой разделке. — Прим. «СЭ»).

— А почему не берут в сборную, раз в призах?

— Конкуренция и возраст. Как-то так.

— За чемпионатом мира следили, почувствовали, что идет популяризация лыж? Особенно после знаменитого инцидента в марафоне.

— Конечно, смотрел, получился очень интересный турнир. Только популяризация, по-моему, происходит скорее Большунова, а не лыжных гонок или других лыжников. Интерес именно к его личности. Везде Большунов, Большунов. Результат есть, логично.

— Решение дисквалифицировать Клебо по итогам столкновения с Большуновым — по делу?

— Я думаю, не надо было победителю давать дисквалификацию. Слишком жестко. У него выхода не было, его слишком прижимал Большунов.

— Можно парировать, что в правилах ответственность на обгоняющем. Правила не нужно переписать?

— Ну если всю траекторию закрывают, куда ему уходить-то было? Тут же понятно, что Большунов так намеренно заезжал. И дело здесь не в правилах, ничего не надо менять. Просто это рабочая ситуация, борьба, не всё должны регулировать правила. Не будут спортсмены каждую миллисекунду о них думать, если идет напряженная гонка.

Александр Большунов и Йоханнес Клебо. Фото AFP
Александр Большунов и Йоханнес Клебо. Фото AFP

Норвежцы тренируются дома, а нам постоянно куда-то надо ездить

— Не удивило, что Большунов один с норвежцами боролся? Больше никого ведь рядом не было.

— Все пробежали на своем уровне, вот и всё. Просто приехали норвежцы, и все встали на свои места. И все эти истории про тредбаны, на мой взгляд, не более чем отговорка. Норвежцы просто очень сильно тренируются. У них уровень выше. У нас один человек, у них пять-шесть сильных.

— Россияне реально хуже тренируются?

— (Смеется.) Дело не в количестве тренировок, не в том, сколько километров или часов ты пробежал. А в качестве. Не думаю, что у нас настолько уж слабее финансирование. Сборная ездит за границу почти целый год. Деньги дают, шикарно вс? делают. Я сам через это проходил, был со сборной, ездили мы за границу, и в горы, и в трубу на лыжах кататься. Все условия есть.

— Слушайте, ну сейчас, кроме нескольких шведок, со сборной Норвегии вообще мало кто может бороться. Получается, все плохо работают?

— Я бы подытожил таким объяснением: просто Норвегия — лыжная держава. У нас лыжные гонки пока держатся только на Большунове.

— Слышал, что Россия — настолько не лыжная держава, что у нас в законе даже нет понятия «лыжная трасса». Думаете, от этого вс? идет, снизу?

— Понятное дело, что результат будет лучше, когда у человека есть условия, он взял лыжи, вышел, покатался, у него есть регулярный объем. А не как у нас — просто нет трасс, некуда поехать. Просто норвежцы дома тренируются, а нам постоянно куда-то надо ездить. Они у себя, мы то за границей, то еще где-то.

— Большунову по силам бороться с норвежцами на Олимпиаде?

— Конечно. Если он в этом году смог, то и в следующем, надеюсь, так же будет.

— Было много критики в его адрес, мол, он притягивает скандалы. То с финном толкается, то с норвежцем. Он что-то делает не так?

— Для кого-то произошедшее с Мяки было просто инцидентом, а для кого-то это хайп. Думаю, в новостях больше накручивают, раздувают. У них прошло все по-другому и более гладко.

— Но палкой-то он сам ударил, а не хайпожоры.

— Это да. И он понес наказание: как в любой другой гонке дают желтые карточки, так и тут — дисквалификация. Надеюсь, осознал ошибку.

— Там дисквалификация по делу, из-за неспортивного поведения?

— Да.

Йони Мяки и Александр Большунов. Фото AFP
Йони Мяки и Александр Большунов. Фото AFP

В сборную России тоже приглашают, там не каждый по результату бегает

— Давайте расскажем про серию Ski Classics. Как вы приняли решение об участии в ней?

— Я не первый год уже, с 2018 года начал переключаться. Было время, зарабатывал деньги, участвовал. Просто если получается — чего не продолжать?

— Разница в коммерческом статусе и том, что участвуют клубы, а не сборные.

— Кубок мира, я вам скажу, тоже коммерческий старт. Так что это такой же старт, как и Кубок мира. Ski Classics — тоже турнир FIS. Я бы их не разделял. Да, я не зацепился в сборной России, пошел в эту серию. Хочу здесь себя проявлять. Тут и спортсмены с Кубка мира участвуют, каждый может выиграть, хотя это очень непросто. Своеобразные соревнования.

Да и сборные, которые есть на Кубке мира, — это те же клубы, за которые мы выступаем в Ski Classics. В сборную России тоже приглашают, знаете. Не каждый по результату там бегает. Он не обязательно попал туда по отбору. Просто пригласили — и ездит.

Главное различие, которое я бы выделил, — сборную России государство обеспечивает, а нашу команду — спонсоры. Вот в чем разница. В сборной лыжники зарабатывают за счет государства, мы — за счет спонсоров, которые предоставляют возможность участия.

— Можно сказать, не сидите на шее у налогоплательщиков.

— Да, это правда. Часто пишут болельщики: «Чего их возят там на наши налоги?» В случае со сборной это актуально, в нашем случае — нет. И этот бум интереса, как вы говорите, — он может помочь марафонскому любительскому движению, но вряд ли профессионалам. Мне так кажется.

— Такие частные серии, как Ski Classics, можно как-то развить до статуса Кубка мира? Включить пару марафонов в его программу, например. Потому что для многих сезон в Энгадине закончился, люди не знают, что на этих выходных два супермарафона и решается судьба трофея.

— На Ski Classics тоже ездит народ, почему. Тем более телевидение вот начало показывать. Вот сейчас с Кубка мира несколько человек приедут участвовать. Ничего, пусть они там бегают, а мы у себя побегаем. Кому надо, тот знает. (Смеется.)