Новости
Меню
Лыжные гонки

Допинг

19 августа, 10:45

«Начала печь булочки и тут увидела письмо». Йохауг вспомнила, как ее уличили в допинге

Шеф отдела информации
Звездная лыжница поделилась подробностями одного из самых громких допинговых скандалов в норвежском спорте.

Четырехкратная олимпийская чемпионка Тереза Йохауг опубликовала главу из своей автобиографии, которая увидит свет осенью этого года. Отрывок посвящен самому неоднозначному эпизоду в карьере 34-летней спортсменки — допинговому скандалу 2016 года, который стоил норвежке участия в Олимпийских играх в Пхенчхане и, скорее всего, нескольких больших наград. Выдающаяся лыжница была поймана на запрещенном препарате клостебол, который якобы содержался в заживляющей мази трофодермине. Его Йохауг во время высокогорных сборов в Италии дал врач команды для лечения трещин на губах. После сборов Тереза вернулась домой в Холменколлен в квартиру, где жила со своим бойфрендом Нильсом Якобом Хоффом. И там ее застали ужасные новости.

Тереза Йохауг. Фото Global Look Press
Тереза Йохауг.
Фото Global Look Press

Мой вопль слышала вся улица

«В тот день я собирались сделать булочки с корицей и отправила Нильса в магазин, чтобы купить ингредиенты для выпечки. Казалось, ничто не может омрачить моей радости по поводу того, что мы с моим парнем снова вместе», — рассказывает звездная лыжница. В какой-то момент она вспомнила, что забыла внести в список покупок кардамон, и схватила телефон для того, чтобы предупредить об этом Хоффа. На телефоне были пропущенные звонки от тогдашнего менеджера национальной сборной Видара Лефшуса. «Он звонил нечасто, поэтому я удивилась, что же могло ему понадобиться от меня в выходной день, — вспоминает Йохауг. — Потом я обнаружила, что в моей почте висят несколько непрочтенных писем. Верхнее из них было от Антидопинговой службы Норвегии. Не помню, чтобы они когда-нибудь писали мне раньше».

В теме письма значилось: «Получен положительный тест». Тереза напряглась, но паника охватила ее не сразу. Первой была мысль: «Это какое-то недоразумение. Должно быть, антидопинговая служба просто ошиблась адресом». Лыжница лихорадочно открыла сообщение и прочла информацию, что образец мочи, взятый во время внесоревновательного допинг-контроля в Осло 16 сентября 2016 года, содержит запрещенный препарат клостебол. Несколько раз перечитав написанное, Йохауг поняла, что никакой ошибки нет и письмо предназначалось именно ей. «Я подняла глаза к зеркалу, встретилась взглядом с самой собой и в отчаянии заорала как сумасшедшая. Должно быть тот крик слышала вся улица», — написала спортсменка в автобиографии.

В это время Нильс уже подходил к двери их квартиры (так и не купив кардамона) и, услыхав страшный вопль подруги, решил, что с Терезой произошел какой-то несчастный случай. Так, в общем-то, и было, ведь Йохауг на протяжении всей карьеры позиционировала себя как «чистая спортсменка» и жестко высказывалась о допингерах. Хофф ворвался в комнату и застал девушку в невменяемом состоянии. Тереза стояла у зеркала, рыдала и повторяла только одну фразу: «Я не сделала ничего плохого». Потом было несколько месяцев ада, которые включили в себя расследование, публичные объяснения, приговор, арбитраж и новый приговор, оставивший Йохауг без Пхенчхана-2018. В своей книге норвежка пишет, что эти испытания сделали ее только сильнее. И возможно, без них она не сумела бы завоевать семь золотых медалей на двух последних чемпионатах мира.

Тереза Йохауг. Фото Global Look Press
Тереза Йохауг.
Фото Global Look Press

Потрясающий человек

Конечно, подобные детали о переживаниях великой чемпионки вызывают к ней дополнительную симпатию. Однако стоит иметь в виду, что Йохауг — мастер игры на публику. Чего стоила ее знаменитая пресс-конференция 13 октября 2016 года, когда Тереза, горько рыдая перед журналистами, рассказывала, что стала жертвой дурацкого стечения обстоятельств. Норвежская лыжная федерация, получив 4 октября известие о положительной пробе Йохауг, за неделю сумела подготовить подробнейшее объяснение случившегося с комментариями всех заинтересованных лиц. Согласно официальной версии, в период с 4 по 15 сентября лыжница использовала крем трофодермин для лечения ожогов на губах, которые она получила во время сбора в Италии. В состав крема входил запрещенный стероид клостебол. Этот крем Йохауг назначил врач команды. Более того, сдавая внесоревновательную пробу 16 сентября, Йохауг указала в протоколе допинг-контроля, что пользуется трофодермином.

— Я беру на себя полную ответственность за то, что в организм Терезы попал клостебол, — заявил тогда врач команды Фредрик Бендиксен. — Йохауг — потрясающий человек, который всегда очень ответственно относится к своим поступкам. Сейчас для меня самое главное — сделать все возможное, чтобы она не была наказана за использование крема, который прописал ей я.

И все было бы ничего, если бы не выяснилось, что на упаковке того самого злосчастного крема не имелась яркая надпись «Допинг!». В соответствии с итальянскими законами, такое предупреждение наносится на все лекарства, в состав которых входят запрещенные в спорте вещества. Как мог профессиональный спортивный врач, явно покупавший мазь не в супермаркете, а в специализированной аптеке, проигнорировать такое предупреждение? И как могла проморгать бросающуюся в глаза маркировку спортсменка, которая «ответственно относится к своим поступкам»?

Олимпийский комитет Норвегии в феврале 2017-го принял решение о дисквалификации Йохауг на 13 месяцев начиная с даты положительной пробы — 16 сентября 2016 года. Это означало, что лыжница фактически пропускала только один сезон. Получив возможность возобновить выступления уже с конца октября 2017-го и спокойно пройти все отборы на Олимпиаду в Пхенчхане. Однако Международная лыжная федерация (FIS) с этим не согласилась. По мнению FIS, Йохауг допустила халатность и заслуживала наказания на срок от 16 до 20 месяцев. CAS поддержал апелляцию федерации — и Йохауг получила 18 месяцев дисквалификации, оказавшись за бортом главного старта четырехлетия.

Тереза Йохауг. Фото Global Look Press
Тереза Йохауг.
Фото Global Look Press

Безвинно пострадавшая?

Тереза потом рассказывала, что после приговора CAS хотела бросить лыжи. «Я потеряла радость от тренировок и несколько недель вообще не надевала лыжный комбинезон. Долгое время не могла нормально спать — в основном просто плакала, плакала, плакала и плакала. И была очень злой на весь мир», — рассказывала спортсменка. Впрочем, все это не помешало Йохауг вернуться даже сильнее, чем она была до дисквалификации. Начиная с осени 2018 года Тереза просто не замечала соперниц, выиграв все, что возможно. В дистанционных гонках все ее поражения за четыре последних года можно пересчитать по пальцам одной руки.

История с допингом периодически вспоминалась, когда журналисты видели феноменальные отрывы норвежки от соперниц. Но формально Йохауг так и осталась жертвой халатности врача и собственной невнимательности. И все это, наверное, можно было бы принять на веру, если бы не практика использования клостебола другими спортсменами. В общем-то, стероид, повышающий работоспособность, в спорте не особо и нужен. Однако на нем регулярно попадаются представители самых разных дисциплин. В 2003 году положительный тест на этот препарат сдала бразильская прыгунья в длину Морен Хига Магги. Южноамериканка тогда объяснила, что клостебол тоже содержался в креме, правда, там речь шла о креме для депиляции.

Трофодермином объясняет свой положительный анализ на клостебол на Олимпиаде в Пекине фигуристка Лаура Баркеро. Якобы эта испанка использовала мазь для заживления порезов от лезвий коньков между пальцами руки. Из-за клостебола были проблемы и у бразильского пловца Габриэля Да Силва Сантоса. Но там объяснения были еще экзотичнее. Спортсмену удалось доказать, что он «заразился», когда после душа вытерся полотенцем, которое использовал другой член его семьи. А игрок сборной Италии по баскетболу Риккардо Мораскини поведал, что клостебол попал в его организм во время интимной близости — его подруга перед этим случайно порезала палец и обработала его все тем же трофодермином.

Конечно, жизненные ситуации могут возникать самые разнообразные, и неправильно бездоказательно обвинять всех перечисленных спортсменов в том, что они вместе с Йохауг «сидели на стероидах». Однако случайностей слишком много. И это заставляет читать душещипательные истории про безвинно пострадавшую Терезу совершенно под другим углом.