"Россия держится на таких, как Устюгов"

Лыжные гонки 
0
2
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Владимир Иванов
Владимир Иванов
Обозреватель
Вице-президент Федерации лыжных гонок России (ФЛГР), бронзовый призер чемпионата мира-2001 Сергей Крянин – о проблемах в отечественном биатлоне и о лыжниках ХМАО, главным тренером которого он является.

Владимир ИВАНОВ
из Ханты-Мансийска

– Вы не раз говорили, что лыжи и биатлон – тесно связанные между собой виды спорта. Почему тогда у одних сезон получился очень хорошим, а у других не очень?

– Нам повезло, что в лыжах сейчас есть такой человек, как Сергей Устюгов. Он, кстати, наш – югорчанин. Появились в сборной талантливые молодые девушки, что не может не радовать. Почему их не видно в биатлоне? Я убежден, что дело в неправильной системе. В советское время все юные биатлонисты участвовали и в лыжных соревнованиях. Проигрывали, но цеплялись. И только лет в 15-16 определялось, каким из двух видов продолжит заниматься спортсмен.

– Вы уже говорили в одном из своих интервью.

– Но я не уверен, что меня услышали. А ведь пока мы не начнем закладывать юным спортсменам лыжную базу, в биатлоне у нас так и будут появляться лишь единицы. Он сейчас очень популярен и большинство детей хочет заниматься именно им. Однако для успехов во взрослом биатлоне ребенок с 10 до 15 лет должен развивать сердечную мышцу. А если ты половину тренировочного времени тратишь на стрельбу, сделать это невозможно. Не говоря уже об опыте, который получаешь, соревнуясь с сильными лыжниками. И где биатлонистам при нынешней системе набирать функционал – просто непонятно.

Если перестроимся, уверен, уже через 5-10 лет у нас будет результат и в биатлоне. А пока смотришь на нашу национальную сборную – и в глаза тут же бросается не самая эффективная техника передвижения. Вот норвежцы идут, как лыжники.

– В чем принципиальное отличие?

– В экономии движений и энергии. Благодаря этому после 10 км дистанции у норвежцев остаются силы, а наши начинают разваливаться. Знаю, что у наших ребят огромное желание. Но если ты даже толкаешься неправильно, оно не поможет.

Мартен ФУРКАД. Фото Андрей АНОСОВ, СБР
Мартен ФУРКАД. Фото Андрей АНОСОВ, СБР

ФУРКАДУ ТОЛЧКА ХВАТАЕТ НА 3 М, А НАШИМ НА ПОЛТОРА – ВОТ В ЧЕМ РАЗНИЦА

– Кто у нас в сборной в порядке в плане техники?

Антон Шипулин. Неплохо ходит Евгений Гараничев. Разумеется, сразу видно тех, кто прежде занимался лыжами. Но мы опять же приходим к тому, что все вышеназванные имели серьезную лыжную подготовку в детстве. В нашем виде спорта очень важно научить катиться. А если бежишь на лыжах – надолго тебя не хватит. У нас, увы, многие биатлонисты именно бегут. Не хочу никого обижать, называя фамилии, но у некоторых техника серьезно страдает. Особенно явно это выражается у девчонок.

– Что скажете о двигательных качествах Мартена Фуркада?

– Никаких вопросов. Он идет очень хлестко и "стоит" на ноге. Говоря простым языком, Фуркад затрачивает на три метра один толчок, а наши ребята – два. То есть, энергии уходит одинаково, но француз при этом проходит большую дистанцию. Очень хорошая техника у Оле Эйнара Бьорндалена. Причем у него она заложена еще с ранних пор. Знаю, что наши спортсмены сейчас тоже уделяют много внимания технике. Но ведь задействовать правильные мышцы нужно с детства. Если перестраиваешься во взрослом спорте, то чтобы полноценно развить новые мышцы и связки – нужно два-три года.

– А если будешь два года перестраиваться, то тебя несколько раз успеют выкинуть из команды.

– Вот и именно. В национальной сборной нет времени кардинально переучивать спортсменов. Там нужен результат. Поэтому я и говорю о необходимости закладки лыжных азов с детского возраста. Но изменить всю систему, конечно, не так просто. Если бы лыжи и биатлон были в одной федерации, другое дело.

– В Германии общая федерация.

– У них вообще другая история. Еще в ГДР была система, по которой они просчитывали потенциал ребенка. К примеру, если у тебя бабушка и дедушка были под 2 м ростом, а ты пришел в гимнастику, то никто там с тобой возиться не будет. Немцы умеют считать деньги и вкладываться туда, где нет перспективы, не станут. Норвежцы же во многом берут массовостью. Если у них на юниорском первенстве выступает больше 1000 человек, то выбор, понятное дело, имеется.

Александр ЛЕГКОВ. Фото AFP
Александр ЛЕГКОВ. Фото AFP

ЛЕГКОВ ПРОДОЛЖАЕТ ТРЕНИРОВАТЬСЯ КАЖДЫЙ ДЕНЬ

– Вы в курсе проблем и настроений лыжников, которые представляют ХМАО, поэтому поговорим о них. Вы плотно общаетесь с Александром Легковым, в каком он сейчас состоянии?

– Разумеется, ему непросто. Когда я закончил карьеру, то первые три годы вообще не мог смотреть телевизор и наблюдать за тем, как спортсмены борются без меня. А каково нашим отстраненным ребятам, которые находятся в расцвете сил, но не могут выступать, даже представить сложно. Напряжение, конечно, есть.

– Есть опасения, что на фоне этого скандала и в свете неопределенности он может завершить карьеру?

– Надеюсь, что вся эта ситуация поскорее разрешится. Тогда у Легкова будет огромное желание доказать всем, на что он еще способен. Сейчас Саня тренируется каждый день. Не думайте, будто он сидит дома и опустил руки.

– Продолжит ли карьеру другой олимпийский чемпион – Евгений Дементьев?

– Женя сделал для себя, округа и страны очень много. И он вправе принять любое решение. Я знаю, к чему он сейчас больше склоняется, но будет правильно, если об этом скажет сам спортсмен.

Антон ШИПУЛИН. Фото AFP
Антон ШИПУЛИН. Фото AFP

КАК ПРАВИЛО, ВЕЛИКИЕ СПОРТСМЕНЫ – ВЫХОДЦЫ ИЗ НЕБОЛЬШИХ ПОСЕЛКОВ

– Олег Перевозчиков говорил, что для командного спринта в Пхенчхане нужны дистанционщики. Согласны ли вы с этим? И с тем, что в этой связи шансы Антона Гафарова принять в нем участие сводятся к минимуму?

– Антону нужно переварить проделанную в группе Маркуса Крамера работу. Посмотрим, что он покажет в следующем сезоне. Что касается изменений в командном спринте, то такая тенденция действительно есть. Чистым спринтерам рассчитывать на что-то в нем все тяжелее. Кстати, вспоминается, как Кристиан Дзордзи (олимпийский чемпион, двукратный призер Игр, один из лучших лыжников Италии 2000-х. – Прим. В.И.) в свое время сказал, что хочет сосредоточиться на спринте. В итоге у него не получилось там, и он просел на дистанционных гонках. Поэтому я согласен с Еленой Вяльбе, которая постоянно говорит, что те, кому дано выступать в спринте, все равно должны делать объемы и, по крайней мере, бежать еще 10-15 км.

– А такие как Устюгов, способные бегать абсолютно все дистанции – уникумы?

– Знаете, у нас в истории было немало крайне одаренных ребят. Взять хотя бы Гену Лазутина, который стал шестикратным чемпионом мира среди юниоров. Вот только проблема в том, что далеко не всем удается переход в большой спорт. Устюгову тоже потребовалось пару лет, чтобы полноценно влиться. В нынешнем сезоне он уже показал свой потенциал и, надеюсь, это только начало. Зная Сергея, могу заверить, что с головой у него все в порядке. Он – настоящий мужик. И он не живет былыми победами. Я когда бегал, все свои грамоты и медали забрасывал под кровать, и только когда закончилась спортивная карьера – жена достала все и показала мне. И так, наверное, и должно быть. Ведь бегать с медалью на шее тяжело. И это точно не про Устюгова.

– Есть люди склонные к звездной болезни, а есть далекие от нее. От чего это зависит?

– Вот заметьте: как правило, великие спортсмены – выходцы из небольших поселков. Елена Вяльбе начинала бегать под Магаданом, Лариса Лазутина – в карельской Кондопоге. И Сергей из небольшого Междуреченского. Как говорит его первый тренер Иван Брагин – там у Устюгова было дворовое воспитание. То есть, с ним никто не церемонился. И Серега, пройдя эту школу, остался настоящим. Там фальшь не прокатывает. Устюгов никогда не пойдет против своих принципов в угоду кому-то. При этом он любит Родину, уважает свою семью и никогда не забывает первого тренера. Вроде бы ничего необычного, но все гениальное просто. На таких, как он, и держится наша страна.

Владимир Иванов

vs
0
Офсайд
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта