Норвежская газета выступила с новой порцией обвинений против лыжной сборной России

Сложно сказать, где в мире самая объективная и независимая спортивная журналистика, но точно не в Швеции и Норвегии. Вот взять хотя бы лыжи. Заголовки, которые сразу вспоминаются.

"Я нашел русского допингиста!" – это возмущается журналист из шведского издания Expressen. Он увидел на трассе в Руке Евгения Дементьева. Который к тому моменту уже пять лет как отбыл свою дисквалификацию. Пять лет! После отстранения в спорт возвращаются сотни спортсменов. Представляю, какой шок был бы у впечатлительного репортера, когда он пришел бы на легкую атлетику и увидел там Джастина Гэтлина. Или на плавании – Сунь Яна. А уж в велоспорт ему даже соваться не стоит.

Все то же издание каждый год искренне недоумевает, видя на трассе тренеров Юрия Бородавко или Юрия Чарковского. Естественно, нынешний сезон не исключение.

"Устюгов впервые победил после отстранения за допинг", – это пишет уже VG после победы Сергея Устюгова на "Тур де Ски" 30 декабря. Даже норвежские читатели оставляли под этой статьей гневные комментарии в адрес автора. И вскоре он извинился, признав, что перебрал с заголовком.

В другой норвежской газете – Dagbladet – вышла статья с очередным укором в сторону Бородавко, чьи подопечные Александр Большунов и Наталья Непряева сейчас на передовых ролях в Кубке мира. Там же по ходу дела досталось Устюгову, "который не попал на Олимпиаду из-за старых следов мошенничества" и Анастасии Седовой, которая живет в закрытом городе и куда "русские отказываются пускать допинг-офицеров".

В чем обвиняют Седову

Тема Седовой тогда прошла вскользь, и неудовлетворенный этим Dagbladet теперь вышел с новой статьей, посвященной исключительно Анастасии.

"Русские звезды живут в городе, который закрыт для допинг-контроля", – гласит заголовок.

Дальше рассказывается, что Седова стала одним из главных сюрпризов недавнего "Тур де Ски". Потом мысль плавно подводится к тому, что в межсезонье она сменила тренера, уйдя от Маркуса Крамера к отцу и теперь тренируется в закрытом городе Сарове. Далее идет отсыл к дисквалификации РУСАДА в 2015 году и невозможностью попасть в Саров иностранным допинг-офицерам. Как говорится, читайте между строк.

Затем рассказывается, что россиянке приходилось каждый день с 18 до 19 выезжать из города к ближайшей заправке и ждать там допинг-офицеров на случай если те приедут. Дальше идут намеки на то, что на заправке она только час, а вот все остальное время – за безопасным забором. Плюс сравнение с Саранском, "закрытым городом, где прячутся российские ходоки, которые сидят на допинге".

В общем, посыл понятен, а дальше, читатели, думайте сами.

Есть ли в этом какая-то правда?

Если разобраться в статье, то все проблемы там и яйца выеденного не стоят. Саранск – ни разу не закрытый город. Там проходили даже матчи чемпионата мира по футболу – и никто из болельщиков специального разрешения на его посещение не оформлял. Если бы Норвегия попала на чемпионат мира, возможно, Dagbladet был бы в курсе.

Дальше – Саров хоть и закрытый город, но вопрос с допуском в такие места допинг-офицеров уже решен. Это было одним из критериев восстановления РУСАДА.

Ну и по поводу результатов спортсменки. Чертиком из табакерки Анастасию назвать нельзя, потому что она побеждала на юношеской Олимпиаде, была в десятке на чемпионате мира-2017 и в составе эстафеты выиграла медаль на Играх в Пхенчхане. Если это не планомерный рост, то что тогда?

Хочется верить, что у самой Седовой ничего кроме улыбки статья в норвежском издании не вызвала. Обращать внимание и уж тем более переживать из-за такого нет никакого смысла.

Перейти к комментариям
28
Загрузка...
Новости по теме