Новости
Меню
Синхронное плавание

«Готова ждать Олимпиаду хоть до 35». Невероятная история преодоления российской синхронистки

Синхронное плавание 
6
Владимир Иванов
Владимир Иванов
Обозреватель
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: «Майя Гурбанбердиева: «Готова ждать Олимпиаду хоть до 35 лет»»
№ 8445, от 25.05.2021
Врачи и тренеры говорили, что после операции она не вернется.

Звездный час Майи Гурбанбердиевой — чемпионат мира-2019 в Кванджу. 20-летняя на тот момент спортсменка в паре с Александром Мальцевым выиграла сначала техническую программу, а потом и произвольную.

Казалось, все идет просто шикарно. За плечами две золотые медали, впереди маячили перспективы включения микст-дуэтов в программу Игр-2024 в Париже. Но внезапно все пошло наперекосяк...

И если про то, что олимпийские перспективы смешанных пар отложили еще как минимум на четыре года, знают все, то про тяжелейшую травму Майи — единицы. Она получила ее как раз во время соревнований в Корее. И реально могла закончить со спортом. По крайней мере, специалисты говорили, что шансов вернуться нет.

Поэтому золото в технической программе на проходящем сейчас в Будапеште чемпионате Европы для нее — одна из главных побед в карьере. Гурбанбердиева уже вернулась в прежние кондиции и готова пахать до тех пор, пока микст-дуэты не появятся в олимпийской программе.

Даже если тебе оторвало руку, могут быть варианты

— Сколько вы восстанавливались после операции на плече?

— Шесть месяцев вообще не была в воде.

— Первое возвращение в бассейн — особые чувства?

— Думала, что утону! Чувство воды пропадает очень быстро. Даже после одного выходного ощущения теряются. Вот реально, уходит моментально. А тут полгода! Я вообще ничего не понимала. И уму непостижимо, как некоторые девочки умудряются вернуться после рождения ребенка.

— Вы уже в Кванджу понимали, что с плечом все так серьезно?

— Нет. Боль была значительная, прострелило очень хорошо. Благо я была под водой, и было время немного прийти в себя, пока никто не видит. Продолжила. А вот когда выплывала — держалась за плечо. Медики сразу все поняли: принесли лед, обезболивающее, напичкали меня всем, чтобы я боли не ощущала. Потом был отпуск. Думала, отойдет. Прихожу на первую тренировку — даже руку поднять не могу. Ни уколы, ни что другое не помогало.

— Был страх, что после такого можно и закончить?

— Мне судьбой был послан этот хирург. Он единственный, кто сказал, что я смогу вернуться после операции. Все остальные, включая тренеров, говорили, что можно заканчивать. Травма слишком серьезная, а операция крайне тяжелая.

— Что думали, когда слышали такое?

— Я не хотела в это верить. У меня в голове всплывали примеры, как великие спортсмены возвращались после не менее серьезных травм. Алексею Ягудину заменили тазобедренный сустав на титановую конструкцию, а он не просто вернулся, но и выиграл Олимпийские игры. Так что я убеждена, что нет ничего невозможно. Если тебе, конечно, просто не оторвало руку. Да и то могут быть варианты...

Я через десять дней после операции просила хирурга разрешить мне заниматься хотя бы с привязанной рукой. Он объяснил, что делать этого не стоит — будет только хуже. Но постепенно работа по возвращению началась.

— Восстанавливать все было мучительно?

— Мышцы-то помнили. Но для начала мне нужно было заново научиться плавать. Потому что рука не прокручивалась, сустав не двигался на ту амплитуду, на которую должен. 1,5-2 месяца не делала вообще никаких элементов, просто плавала. Вспоминала ощущения. Временами хотела уже начать что-то делать, но тренер тут же останавливал: «Женщина, успокойся! Что ты творишь?»

— Как Александр реагировал на тот ваш период?

— Мы тогда были порознь. Они с Олесей Платоновой были на базе, а я тренировалась в бассейне «Динамо» с командной по водному поло. Саша меня такой в форме не видел — и слава богу. Я была просто амебой в воде.

— Вас не смущает, что теперь у Мальцева не только вы, но и Олеся (в Будапеште Александр выступал в технической программе с Гурбанбердиевой, а в произвольной — с Платоновой. — Прим. «СЭ»)?

— Ничуть. Я адекватно смотрю на эту ситуацию. Никакой ревности или зависти у меня нет. Просто стараюсь максимально качественно выполнять свою работу. Конкуренция — это, наоборот, хорошо.

Пусть это прозвучит дерзко, но я хочу стать первой олимпийской чемпионкой в микст-дуэтах

— Как на протяжении последних лет менялось ваше отношение к микст-дуэтам?

— Мне изначально эта дисциплина показалась очень интересной. Хотя негатива в 2015 году было очень много. В том числе от сокомандниц. Буквально каждый день выслушивала, как это ужасно и что мальчиков в синхронном плавании быть не должно.

Но по ходу чемпионата мира в Казани у меня появилась возможность увидеть соревнования воочию. Уходила под большим впечатлением. Столько дуэтов, и каждый — самобытный.

И когда попала в микст-дуэты, прочувствовала все изнутри, просто пересмотрела свое отношение к синхронному плаванию. Теперь я, наоборот, не особенно воспринимаю чисто женские дисциплины.

— Девчонки из команды свое мнение изменили?

— Мы особо не говорили про это, хотя я знаю, что у некоторых по-прежнему отношение негативное. Есть те, кто принимает, кому-то просто все равно. Но меня, если честно, чье-то мнение на этот счет вообще не волнует.

— Почему микст-дуэты кайфовее чисто женских?

— Здесь можно показать гораздо больше образов, целостность. В чисто женских дуэтах программа «Ромео и Джульетта» не будет смотреться так, как в случае с мужчине с женщиной. Или вот «Танго», с которым мы выступали с Сашей на чемпионатах мира и Европы. В различных вариациях ее пробовали и девушки, и солистки, но полное единение возможно только в миксте. Когда мужская и женская энергетика сливается воедино, получается волшебство.

— Главная звезда в вашем дуэте — Александр. Как реагируете на то, что после каждых соревнований внимания прессы к нему значительно больше?

— Это абсолютно нормально. У нас молодая дисциплина. Раньше были только девочки, а теперь вдруг внедрились и мальчики. Естественно, всем интересно узнать: а какого хрена тут вообще происходит? Людям хочется понять, какой путь прошел Саша, как вообще попал сюда, что чувствует, и все такое. Это совершенно логично.

— Сколько вы готовы ждать включения микстов в олимпийскую программу?

— Сколько потребуется. Хоть до 30, хоть до 35. Я очень люблю свою работу. Просто до жути. Особенно выступать. И для меня единственный фактор — здоровье. Потому что в Корее я немного посыпалась. У меня постоянно все болит, и иногда кажется, что просто проводится эксперимент: а на что еще способен мой организм?

Но психологически я действительно готова выступать очень долго. Главное, чтобы здоровье не подводило. Хотя неизвестность — это тяжело. 2028-й, 2032-й — мне неважно, когда наш вид включат. Просто хотелось бы знать, что это случится. Скажите, что хоть через 11 лет, но железно, — и я буду готовиться. Пусть это прозвучит дерзко, но мне хочется стать первой олимпийской чемпионкой в микст-дуэтах.

Олимпиада — это мечта. Я выступала на Европейских играх-2015, и меня очень впечатлила эта атмосфера. Олимпийская деревня, все виды вместе, у России был отдельный дом. Так это такая энергетика единения! Заходишь с медалью в общую столовую, а тебе все страны начинают аплодировать и шуметь — это очень круто. Хочу снова пережить такое.

Владимир Иванов

6
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...