Новости Статьи Матч-центр

Витапрост

Бородатый хоккей

Теннис   //  ATP 

«Подрезулька» Сафина понравилась». Небанальное интервью теннисиста Хачанова

Мария Никулашкина
Мария Никулашкина
Заместитель шефа отдела информации
3
0
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Вторая ракетка России — о новорожденном сыне, подрезульках и теннисных пофигистах.

Сезон-2019 складывается у Карена Хачанова нестабильно. На Roland Garros он впервые в карьере дошел до четвертьфинала, после чего стал игроком первой мировой десятки, но было у него и много не слишком удачных выступлений. Например, на турнирах категории «250» он не одержал в этом году ни одной победы. И на St. Petersburg Open 23-летний россиянин уступил в первом же матче португальцу Жоау Соузе. Он рассказал, что ему мешают излишние ожидания и ответственность за результат.

Не было такого, чтобы я каждый матч играл офигенно

— Шансы против Соузы у меня были. Просто в каких-то моментах не хватило уверенности сделать так, чтобы этот матч повернулся в мою сторону. Тогда, может быть, все сложилось бы иначе. Но, к сожалению, такие матчи были и будут. Но надо стараться как-то перебарывать и выигрывать такие поединки. Тогда в дальнейшем все будет гораздо лучше, — сказал Хачанов после матча.

— Нет ли у вас ощущения, что все мысли не на корте, а дома с женой и новорожденным ребенком?

— Если бы мысли были заняты другим, я бы просто не приезжал в Санкт-Петербург. Я две недели тренировался в Москве, было ожидание рождения сына. Это, наоборот, очень позитивные эмоции, которые только придали мне энергии. Здесь же дело больше в психологии и игре на корте, чем в мыслях о семье.

— Почему вы выбрали для сына имя Давид?

— Оно международное — и кавказское, и армянское.

— Не в честь Давида Ферерра?

— Я очень его уважаю. Но, называя сына, о нем точно не думал.

— Этот сезон складывается у вас не ровно. С одной стороны — четвертьфинал Roland Garros, с другой — часто проигрывали в первых кругах. Чем это объясняете?

— Иногда излишняя ответственность мешает. Иногда ты можешь быть пофигистом, делать свое дело и вообще не париться на этот счет. Но я такой человек, что могу расстроиться и загрузиться, но без переборов. И чем выше ты поднимаешься, тем выше ожидания от людей, от себя и тем тяжелее тебе даются проигрыши. Конечно, можно относиться ко всему так, будто тебе все равно. В этом и есть психология тенниса — правильно переносить поражения и двигаться к следующим матчам и к следующим победам. Это я и стараюсь делать, но почему-то в этом году какие-то турниры не получаются. Было много близких матчей, тай-брейков, не хватает чего-то, чтобы все пошло в мою сторону.

Я говорю не только про игру — все взаимосвязано. Даже в прошлом году на тех турнирах, где я побеждал, не было такого, что я каждый матч играл офигенно. Там были просто «рабочие» матчи, в которых я делал, что умею и знаю. У меня такой теннис — его я и показываю. А вот когда присутствует какое-то сомнение, начинаешь слишком много думать, куда тебе сыграть, то все это идет против тебя. Получается, ты уже не играешь в свою игру и делаешь не то, что зависит от тебя. Начинается паника, и появляются все шансы проиграть.

— После ударной концовки сезона со стороны казалось, что вам не хватает свежести или даже физической энергии.

— В начале этого сезона я сделал ошибку — пробовал другие ракетки. Они мне не подошли, и я потерял время. Я закончил прошлый сезон на пике, играл в свой лучший теннис, был готов выступить и на итоговом, но, к сожалению, никто из основных игроков не отказался. Чувствовал себя уверенно, само собой. Но тесты новых ракеток немного выбили меня из колеи. А как только проиграл два-три матча, уверенность уже начала теряться. Но я человек, а не робот.

Позвал Давыденко ради свежего взгляда

— После Roland Garros вы впервые вошли в топ-10. Восприняли это для себя как некую веху?

— Я всегда стремлюсь к большему. Вошел в десятку — следующая цель быть в топ-5. Опять же, я не зацикливаюсь на рейтинге. Как только ты начинаешь раздумывать о результатах и мечтать выиграть там и сям, тренируешься хорошо, ждешь, что приедешь в Питер и выиграешь турнир, этого, к сожалению, не происходит. Надо фокусироваться на тех вещах, которые зависят от тебя и которые ты можешь контролировать, то есть — свою игру.

— Вы много говорите о психологии. Как работаете над ней?

— В июле я начал работать с Николаем Давыденко. У него, да как, наверное, и у всех теннисистов, были ситуации, когда ты на нескольких турнирах подряд проигрываешь все матчи, появляется какая-то неуверенность, в голове возникают мысли, которые мешают и вносят какие-то сомнения. Когда начинаешь обо всем этом думать, это работает против тебя.

— Почему вы решили обратиться за помощью именно к Давыденко?

— Коля лет пять-шесть был в топ-5, не выбывал оттуда, был очень хорошим теннисистом. Мне именно так и казалось, что он может помочь и с психологической точки зрения, и, конечно, с игровой. Что-то улучшить, добавить, посмотреть свежим взглядом. Мой тренер, Ведран Мартич, знает меня с 16 лет, но еще одно мнение со стороны, тем более от бывшего игрока, это всегда плюс.

— У Николая трое детей. Будете перенимать у него только теннисный опыт или родительский тоже?

— Пока остановимся только на тренерском. Иначе у Николая будет слишком много задач.

Очень хочется выиграть Кубок Дэвиса

— Думаете ли вы о том, что вам в концовке сезона предстоит защищать много очков?

— Вообще не думаю. Каждый сезон очки набираешь заново. Что мне с января нужно было ждать, что у меня в ноябре сгорят очки за «Берси»? Я же не буду этим заниматься. Понятно, что приезжая на любой турнир, ты хочешь выступить как можно лучше. Сгорят очки за Москву, ты выиграешь на следующей неделе в Вене и не расстроишься. У нас в теннисе так много турниров, что это может быть как на пользу, так и во вред. Проигрываешь много турниров подряд — паришься на этот счет, если выигрываешь — в голове все гораздо проще.

— В ноябре России предстоит участие в финале Кубка Дэвиса. Как вы оцениваете шансы команды?

— Мы вчера как раз с ребятами собирались, обсуждали. Пока все из нашего сильнейшего состава собираются играть. Если все будут здоровы и все сложится, как мы планируем, то будем бороться. Очень хочется выиграть Кубок Дэвиса, честно вам скажу.

— В январе в Австралии пройдет еще и ATP Cup. Каково ваше отношение к этому турниру?

— Новое соревнование, планирую играть. Предварительно мы с Даней (Медведевым. — Прим. «СЭ») на него заявились. Интересно будет — играешь за страну, но получаешь рейтинговые очки. По-любому проводишь три матча в группе. Все это в начале года, в Австралии. Считаю, что это очень позитивное соревнование.

Играть с Рублевым сложнее, чем с Медведевым

— В этом году вы играли и против Даниила Медведева, и против Андрея Рублева. С кем вам соперничать сложнее — и в психологическом плане, и в игровом?

— В плане психологии очень тяжело с обоими ребятами. Нам всем тяжело играть друг против друга. А по игре неудобнее, наверное, все-таки с Андреем. От Дани я знаю, чего можно ожидать. Он может играть в безумно хороший теннис, как сейчас. Но с Андреем, если он начинает щелкать и пробивать тебя с каких-то точек, с которых ты не ждешь, это тебя ставит в неудобное положение, ты начинаешь нервничать и можешь проиграть.

— Даниил любит говорить: в вашем с ним соперничестве вы друг друга подталкиваете вперед. А вы как на это смотрите?

— Может быть, для него стимул, но для меня, честно говоря, он как соперник не отличается от других теннисистов, которые стоят выше в рейтинге. Будь то Медведев или Дель Потро — для меня это погоды не делает.

— Вы проиграли на US Open в первом круге, а он дошел до финала. Болели за него?

— Конечно, следил за результатами. Видел не все матчи из-за разницы во времени, но финал смотрел.

— С комментариями Марата?

— Да. Было вообще здорово. Мне, кажется, он освежил, так сказать, теннисную публику. Я только за.

— Какой его пассаж понравился вам больше всего?

— «Подрезулька».

 

Мария Никулашкина
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
3
Офсайд
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта