Новости Статьи Матч-центр

Теннис   //  «Большой шлем» 

"К большим победам ведет только по-настоящему серьезный мотив"

0
0
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Руководитель научной группы российских сборных, профессор Анна Скородумова перед стартом Roland Garros рассказала "СЭ", какие качества важны в теннисе и как статистика способствует успехам на корте

РАСКАЧАННЫЕ МЫШЦЫ УЖЕ НЕ В МОДЕ

– Если нарисовать обобщенный портрет современного теннисиста, это будет атлет с накачанными мышцами вроде Рафаэля Надаля и Серены Уильямс или сухой, поджарый типаж а-ля Новак Джокович?

– Сейчас в числе лучших игроков мира раскачанных атлетов практически нет. Надаль – скорее, исключение, к тому же он уже на сходе. Это и понятно: таскать такой вес по корту непросто. К тому же теннисистам с такой фактурой сложнее восстанавливаться, поскольку кровь не успевает насытить мышцы кислородом.

Отдельный случай – Серена Уильямс с ее богатейшей фактурой. Но помимо очевидных плюсов в виде мощнейших ударов она имеет и свои минусы. Обратите внимание: американка избегает длительных розыгрышей. Обмен ударами она старается завершить быстро, к десятой секунде. Зато когда ей навязывают долгую борьбу, она начинает делать ошибки.

– Какие качества превалируют в современном теннисе – скорость, сила, выносливость?

– Мы провели исследования, которые дают представление о связи физических качеств с уровнем мастерства игрока. Оцениваем его скоростно-силовые, координационные и другие способности. Выяснилось, что самую большую связь с успешным выступлением теннисиста имеет его аэробная производительность. И этому есть свое объяснение: вы выиграли на корте очко, но тут же надо разыгрывать следующее. Спринтер пробежал стометровку, теперь на старт он выйдет в лучшем случае через пару недель. А теннисисту нужно играть прямо сейчас, уже через несколько секунд. Во время предыдущего розыгрыша он истратил креатинфосфат; чтобы восстановить его запасы, он должен потребить как можно больше кислорода.

Обмен ударами Серена Уильямс старается завершить быстро, к десятой секунде. Зато когда ей навязывают долгую борьбу, она начинает делать ошибки.

Поединок завершился, нужно восстанавливаться к следующему матчу. За счет чего? Опять-таки за счет потребляемого кислорода. И так – от матча к матчу, от турнира к турниру. Получив эти данные, мы сразу же разработали комплекс рекомендаций для тренеров.

– В чем они заключаются?

– Раньше мы даже не знали, на каком пульсе теннисисты проводят матчи. Установить это мешала устаревшая аппаратура. Чтобы сделать необходимые замеры, к груди игрока нужно было прикрепить три датчика, которые были очень неудобными и затрудняли движения. Немногие соглашались прицепить их к себе во время матча. Тут нам очень помог Шамиль Тарпищев, который в качестве старшего тренера сборной СССР всегда с готовностью откликался на просьбы научных работников. Вслед за ним начали идти нам навстречу и игроки.

Впервые удалось замерить пульс теннисистов по ходу матча в начале 1990-х годов. Оказалось, что он составляет 180 – 200 ударов в минуту. Тогда стало ясно, что для успешных выступлений игроки должны проводить и тренировки подобной интенсивности. Можно, конечно, отрабатывать подачу на пульсе в 120 ударов. Но что это даст? Только работа в условиях, максимально приближенных к соревновательным, принесет необходимый эффект.

Можно повысить на тренировках и аэробную производительность спортсмена. Я провела не одну неделю в библиотеках, провела массу экспериментов, прежде чем выяснила, работу какой интенсивности и с каким количеством повторений для этого нужно делать.

КАК СТАТИСТИКА ПОМОГЛА ЗВЕРЕВУ

– Кто из теннисистов, в разное время проходивших тестирование у вас, выделялся своими физическими качествами?

– Когда я еще только начинала свою научную деятельность, на стадионе "Шахтер" в Сокольниках регулярно проходили соревнования с участием представителей социалистических стран. Мне разрешили привезти туда велоэргометр и всю остальную аппаратуру, необходимую для проведения тестирования аэробной производительности. Как только кто-то из теннисистов вылетал из турнира, я просила его пройти со мной. Одним из участников был румын Илие Настасе, который тогда еще не был знаменитым теннисистом. Когда он открутил педали велоэргометра, приборы показали удивительные цифры. Настасе потребил около 6,5 литров кислорода – при том, что у теннисиста среднего уровня этот показатель намного меньше 5 литров. Просто фантастика!

Я обнародовала эти цифры, но один очень уважаемый в спортивном мире человек охладил мой пыл. "Ну и что?! – вопросил он. – Этот теннисист никогда не добивался больших побед. Соответственно, и ваша теория практикой не подкрепляется". Признаться, я немного скисла. Но уже через несколько месяцев Настасе в паре с Ионом Цириаком выиграл Открытый чемпионат Франции, и я сразу взбодрилась. Потом попросила сесть на велоэргометр Алика Метревели – лучшего на тот момент советского теннисиста. У него тоже получились очень большие значения. Вот тут я поняла, что нахожусь на верном пути.

Как-то Шамиль Тарпищев попросил нас протестировать девочек из юниорской сборной страны. Мы сравнили их показатели с данными предшественниц и ужаснулись – такая была пропасть между ними.

– Корректно ли сравнивать данные игроков прошлого с нынешними теннисистами?

– А почему нет? Больше того, мы так и делаем. Как-то Шамиль Тарпищев попросил нас протестировать девочек из юниорской сборной страны. Мы сравнили их показатели с данными предшественниц и ужаснулись, такая была пропасть между ними. Это потому, что сейчас многие физической подготовкой толком не занимаются. Между тем ОФП – это как фундамент при строительстве дома. Можно замахнуться и на дворец, но, если основание у него никчемное, – ничего не получится.

– Помимо тестов по общефизической подготовке ваши сотрудники занимаются еще и статистическим сопровождением теннисных матчей. Как это выглядит?

– Во время матча наш специалист сидит на трибуне или у экрана телевизора и фиксирует удар за ударом. Подача – значок, обводящий по линии – значок, укороченный – еще значок… Потом специальная программа обрабатывает эти данные, и на выходе мы получаем полный статистический портрет игроков. Не просто данные по количеству нанесенных ударов – эйсы, бэкхенды, форхенды, а точный расклад, кто и как действует в том числе и в стрессовой ситуации. Например, теннисист Х при счете "меньше" обычно совершает уходящую подачу, а его коллега Y – наоборот, направляет мяч по центру.

– Для чего нужна такая информация?

– Она может быть очень полезна тренерам и капитанам сборных. Особенно часто ею пользовался Шамиль Тарпищев. Когда наша команда выступала в Кубке Дэвиса, в перерыве перед началом третьего сета мы всегда передавали ему на скамейку такую статистику. Помню, сборная проводила очень тяжелый матч в Юрмале, на корте находился Саша Зверев. Перед решающими розыгрышами Шамиль Анвярович глянул в нашу "разблюдовку", и она полностью совпала с его собственными наблюдениями. Тарпищев говорит: "Подашь и закрывай линию!" Саша начал возражать: мол, вдруг соперник направит мяч в другой угол? Тарпищев повторяет: "Держи линию! Все остальное я беру на себя". Зверев подает, смещается к линии, как было сказано, – и мяч прилетает ему точно на ракетку. Потому что противник в стрессовой ситуации сыграл так, как мы предсказали.

В ДЕТСТВЕ ВЕСНИНА ЛИДЕРОМ НЕ БЫЛА

– Знаю, что вы тестируете детей, в том числе еще совсем маленьких. Могут ли эти данные помочь определиться, каким видом спорта им стоит заниматься, а каким – не надо?

– Вот прямо так "не надо" мы стараемся не говорить. Потому что даже точные цифры могут быть весьма относительны. С одним семилетним спортсменом регулярно занимается папа, с другим – нет. Естественно, первый ребенок по своим физическим показателям будет превосходить второго. Более показательным получается тестирование в динамике. Сделали замеры, через год – еще одни.

– Можете привести пример, когда ребенок был маленьким и слабеньким, а потом вдруг вырос в большого чемпиона?

– У меня сохранились данные Елены Весниной еще с тех времен, когда она принимала участие в соревнованиях "Олимпийские надежды". Тесты по физподготовке, вот они (достает тетрадь). Как видите, запись была сделана в мае 1995 года. Смотрите, в беге на 30 метров Лена показала результат 6,06 секунды. А некая Орешкова пробежала дистанцию за 5,22, почти на секунду быстрее. Потом те, кто по всем показателям были лидерами, закончили с теннисом, а Веснина стала известной спортсменкой, победительницей турниров "Большого шлема".

Зверев подает, смещается к линии, как было сказано, – и мяч прилетает ему точно на ракетку. Потому что противник в стрессовой ситуации сыграл так, как мы предсказали.

– Насколько важны при воспитании теннисистов морально-волевые и мотивационные факторы?

– Очень важны. Я скажу больше: многие родители неправильно воспитывают своих детей-спортсменов, просто гробят их. В структуре мотивов на первом месте должны находиться социальные факторы. Например: я хочу быть первым. Или: я хочу прославить свою семью, клуб и страну. Некоторые же папы и мамы говорят так: "будешь выигрывать – сможешь купить квартиру или машину. Станешь миллионером. Будешь купаться в роскоши". Такая постановка вопроса совершенно неправильна.

Знаете, когда я в первый раз поехала в научную командировку за рубеж, то попала на доклад немецкого профессора Ричарда Шонборна. Он рассказывал, как они набирают ребят в теннисном центре в Ганновере. По его словам, они тестируют не уровень физической подготовленности кандидатов, а только структуру мотивов. Потому что если человеку до пятнадцати лет в голову уже что-то заложили, то потом это не выбьешь ничем. Если в структуре мотивов претендента появлялось что-то материальное, его тут же отправляли домой. Таким образом, в тренировочном центре оставались лишь те, кто хотел стать именно чемпионом.

В качестве примера Шонборн назвал фамилии нескольких человек, которые продемонстрировали наивысшую степень мотивации. Вернувшись домой, я рассказала об услышанном коллегам. "Кто это? Мы никогда об этих людях не слышали", – ухмыльнулись некоторые. Спустя несколько лет имена двух ребят из ганноверского центра узнал весь мир. Это Борис Беккер и Штеффи Граф, которые на протяжении всей своей карьеры отличались огромным желанием стать лучшими в своем деле и сумасшедшим трудолюбием.

– Вместе с тем многие западные спортсмены стали знаменитыми только потому, что они выросли в бедных семьях и мечтали просто вырваться из вечной нищеты.

– Нет, у них было другое стремление: я буду первым! Тот же Тайсон мечтал стать чемпионом мира, чтобы этот титул помог ему разбогатеть. Если бы он рассчитывал с помощью бокса заработать себе на машину, ничего бы из него не вышло. Потому что к большим победам ведет только по-настоящему серьезный мотив.

Владимир РАУШ
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
0
Офсайд
Загрузка...
Загрузка...
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта