Новости
Меню

Теннис

Евгений Донской:
"Сравнение с Давыденко - это комплимент"

Теннис 

US OPEN

Его имя еще только предстоит выучить большинству российских болельщиков. Но когда это произойдет, Евгения Донского они позабудут не скоро. Не тот у парня характер.

Сергей БУТОВ
из Нью-Йорка

Одной из главных надежд российского мужского тенниса еще 23. Или уже 23, кому как угодно. Все-таки Новак Джокович к этому возрасту уже дважды играл в финалах турниров "Большого шлема", и один из них даже выиграл.

Новым Джоковичем Донскому, возможно, уже не быть, но дорасти до первой двадцатки и в перспективе стать первой ракеткой России – вполне по силам.

В свой дебютный сезон участия в турнирах "Большого шлема" Донской дважды, в Австралии и США, доходил до третьего круга, а это, если кто забыл, территория 32 лучших игроков мира, куда пропуск многим заказан.

В теннисных кругах ни для кого не секрет, что судьбой Донского лично занимается Марат Сафин. Когда я попытался было сказать Евгению, что имя первой когда-то ракетки мира теперь ассоциируется с его именем, Донской четко сыграл на приеме и уверенно меня поправил.

Если бы Донской так принимал во время воскресного матча с австралийцем Ллейтоном Хьюиттом, то во вторник путь к четвертьфиналу для Михаила Южного преграждал бы именно он, а вовсе не Хьюитт.

САРАФАННОЕ РАДИО

– Хьюитт, пожимая вам руку у сетки, назвал вас молодцом. Вы с ним согласны?

– "Хороший турнир", – он сказал. А я в ответ извинился, что немного "тупанул" и не показал ему во время матча, что мячи новые. Потом еще подходил его тренер, а в раздевалке мы перекинулись парой слов. Ллейтон пожелал мне удачи.

– Похвала экс-первой ракетки мира чего-то стоит?

– Стоит, конечно. Да многие меня хвалили уже. Но похвалы очки не приносят. Этим сет не выиграешь.

– Хьюитт рассказывал, что перед турниром вы вместе тренировались.

– Так и было.

– Жаль, что он смог увидеть вас в действии еще до начала игры, да?

– Знаете, даже если бы он не играл со мной, он бы посмотрел какие-нибудь видео. Можно было бы взять запись моего матча с Мельцером. Это в принципе не такая уж большая проблема.

– А вы думаете, Хьюитт смотрит матчи?

– Ну, если не он сам, то тренер-то смотрит. И потом, здесь игроков миллиард. Сарафанное радио никто еще не отменял. Он подойдет к любому, с кем я играл. Тот ему расскажет: Донской такой и сякой, отсюда хорошо играет, отсюда плохо. Мы тоже так делаем. Так все делают. Я подходил к Борису Львовичу (Собкину. – Прим. С.Б.) советоваться, как с Хьюиттом играть.

– Еще австралиец сказал, что в игре вы похожи на Николая Давыденко.

– Если честно, я так не считаю. Ко мне многие на самом деле подходили, говорили: "Парень, тебе надо играть, как Давыденко". Но я играю немного иначе. Хотя само сравнение – комплимент для меня. Ни фига себе, Давыденко! Великий игрок!

"ГОСПОДИ, КАК ЖЕ ПЛОХО ОН ИГРАЕТ"

– Третий круг US Open для вас успех?

– Ну, я обыграл в первом круге сильного игрока – Мельцера. Понятно, что он провел не лучший матч. Возможно, был не в самой хорошей форме. Я не знаю. Он сильный, опытный игрок, и я вполне мог проиграть в первом круге, тогда все вокруг сказали бы: "Вот, он вылетел на самом старте. Господи, как же плохо он играет". Да, прошел второй круг – это здорово. Но хочется уже большего. После поражения от Хьюитта я крепко расстроился. Точно вам говорю.

– Вы впервые сыграли за сезон все турниры "Большого шлема". И в Австралии и США дошли до третьего круга.

– Вот в Австралии я думал, что третий круг – это ого-го. Я впервые в жизни сыграл там пять сетов. Обыграл Мишу Южного, и для меня это был успех. Настоящий. Потом меня не хватило физически в матче с Нишикори. Здесь же я чувствовал себя хорошо. Я реально хотел играть четвертый круг и даже думал о четвертьфинале. На полном серьезе причем думал. Вы сейчас скажете, что это звучит самоуверенно, но это правда. Все понимаю: дальше игроки такие, что вообще ничего тебе не отдадут сами. Но морально я созрел для матчей с ними. Хочу ставить планку выше и выше.

– Где вам понравилось больше всего?

– В Австралии. Организация там просто лучшая. Нет, здесь тоже все классно, но там лучше отношение к теннисистам. Помню, несколько дней подряд устраивали для игроков ужины. Мы сами что-то готовили, нам дарили какие-то подарки, конкурсы проводили. Весело было. И все без напряга и без отрыва от тренировок. Корты опять же всегда есть свободные. Ехать до них из отеля три минуты. Здесь – точно не три минуты. Хотя я все понимаю: Нью-Йорк есть Нью-Йорк. И US Open для меня на твердом втором месте после Австралии.

САФИН И БАНЯ

– Каково участие Марата Сафина в вашей карьере?

– Он мне помогает буквально во всем. Нашел мне академию, сделал спонсорский контракт. То есть контракт у меня уже был, но Марат занялся им лично и постарался выбить больше бонусов. Он советует, как мне лучше играть матчи. Вот с тем же Хьюиттом, например, с которым он много раз пересекался за свою карьеру. Уверен, Марат смотрел этот наш матч. Или потом пересмотрит, в Москве ведь ночь была.

– Я читал, что вы перед игрой высылаете ему базовую характеристику на соперника, а он отвечает вам, как надо против такого играть.

– Да, так и действуем. В общем и целом Марат играет роль моего менеджера. Подсказывает, где тренироваться. Как тренироваться. Помогает моему тренеру меня тренировать, но при этом не учит его, а просто высказывает свое мнение. Для меня еще очень важно, что он дает мне уроки по жизни. На своем опыте рассказывает, что и как.

– Вы с Сафиным дружите или между вами существует дистанция?

– Я бы хотел думать, что дружим. Я не хочу понтоваться, дескать, смотрите: "Марат Сафин – мой друг". Но он сам так говорил. Когда я в Москве – а это бывает нечасто, – мы стараемся видеться. В баню вот недавно вместе ходили. Приглашал меня на свой день рождения.

– Но возвращаться в теннис по-настоящему, ездить на турниры он не хочет? Хочет оставаться консультантом?

– Мое мнение – не хочет. Да чего там, он сам мне об этом говорил. Он просто хочет помогать, потому что хороший человек. Он же ничего с этого не имеет финансово.

– Мало кто знает, как вы познакомились. В двух словах об этом можете рассказать?

– В 2006-м, когда мне было 16 лет, я оказался в Австрии. Анатолий Александрович Лепешин (тренер Евгения Кафельникова. – Прим. "СЭ"), царствие ему небесное, искал игроков, чтобы помогать им. А его спонсором был Геннадий Николаевич Тимченко. В 2010-м Анатолий Александрович умер. Я тогда не знал, захочет ли Тимченко продолжать. Какие-то результаты у меня были, но ничего особенного. Стоял в рейтинге триста каким-то. Денег особо не было. Но Геннадий Николаевич мне позвонил и сказал, что мы все скорбим, но надо двигаться дальше. И дал номер телефона: "Набери, тебе ответит Марат и скажет, что делать дальше".

– И вы набрали?

– Да. Сафин сказал: "Бери билет в Валенсию на ближайший рейс". Я прилетел, меня встретили. Два года тренировался в одной академии, а затем Марат перевел меня в другую – где сам всю жизнь тренировался.

– С Тимченко вы на прямом контакте?

– Да.

– Извините за вопрос, сколько денег он в вас вложил?

– Мне трудно сказать, но речь идет об оплате всех поездок с 16 лет. Я только в этом году стал ездить за свои средства. Я сам это предложил, мы обсудили все с Маратом, и он меня в этом решении поддержал.

– То есть речь идет о сотнях тысяч долларов?

– Я не считал, но думаю, да.

Сергей БУТОВ

Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...
Материалы на тему