Александр Шлеменко: "В детстве меня ударило пьяное животное"

Единоборства / ММА   /  ММА 
0
14
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Один из самых известных российских бойцов ММА Александр Шлеменко 3 марта проведет в Москве бой с американцем Полом Брэдли. Накануне поединка 32-летний спортсмен пришел гости в редакцию "СЭ" и рассказал, за что он недолюбливает футболистов, почему терпеть не может алкоголь, сколько потратил на судебные разбирательства и почему Григория Лепса нельзя показывать в новогоднюю ночь.

В РОССИИ ДРАТЬСЯ НЕ ТАК ВЫГОДНО, НО ПРИЯТНО

– Вы думали провести 3 марта бой в американском чемпионате Bellator, но потом решили биться в промоушене М-1. Почему?

– Действительно была такая дата. У меня были варианты по соперникам, но также было и предложение из M-1. С моим менеджером Алексеем Жернаковым запросили у Bellator разрешение выступить под эгидой M-1 и получили согласие.

Мне приятно выступать в России, когда собирается полный стадион, пускай даже это, может, не очень выгодно для моей карьеры. Хочется, чтобы больше ребят смотрели на земляков, видели отношение к делу.

– Планируете досрочно закончить бой в "Олимпийском"?

– Всегда не хочу доводить поединок до судейского решения, чтобы не было потом лишних разговоров. Допустим, в моем первом поединке с Вячеславом Василевским, где, по-моему, вообще не было никаких вопросов, один судья поставил ничью. И это решение породило кучу вопросов. Хорошо, что был второй бой, и он все расставил по своим местам. Хочу побеждать без вопросов.

– В своем зале вы спаррингуете в клетке, но бой с Брэдли будет в рейдже (ринг с сеткой у канваса. – Прим "СЭ"). Есть ли какая-то разница? И у кого будет преимущество в связи с этим?

– У нас в зале стоит клетка. В США практически все бои проходят в клетках, они удобнее для поединков ММА. В ринге или рейдже есть риск упасть за канаты, если соперник давит. Насколько мне известно, Брэдли не бился ни в рэйдже, ни в ринге, а у меня достаточное количество таких поединков.

– Брэдли потерпел семь поражений в карьере, но лишь одно досрочно – техническим нокаутом коленями по корпусу. Накануне на тренировке много отрабатывали удары по корпусу…

– Не могу сказать, что пробить Пола по корпусу это план на бой. Просто я ударник, а он – больше борец. Я отрабатывал удары как способ встретить соперника, если он попытается перевести меня в партер. Но это только один из вариантов, вообще у меня всегда несколько планов на бой. Готовлю сюрпризы.

В КИНО ВЗЯЛ ЗА ГРУДКИ – И ВСЕ, А В БОЮ ЭТО НЕ ПРОКАТЫВАЕТ

– Брэдли боится, что его могут засудить в России…

– Я в России слишком серьезных судейских ошибок или какой-то предвзятости не замечал, а в Штатах такие моменты не редкость. Могу вспомнить, например, турнир в Bellator, когда Рафаэль Карвальо победил Мелвина Манхуфа в бою за чемпионский титул. Это мало назвать спорным решением, вообще непонятно почему он победил, мне показалось, что все пять раундов забрал Манхуф. Бой был скучным, я не спорю, но больше полезных действий делал Манхуф.

– Бой Федора с Мальдонадо не считаете спорным?

– Не скажу, что там жестко засудили, хотя решение спорное. Честно, была ничья – это мое мнение. Но как ни крути, победы Мальдонадо не было.

– Брэдли никогда не дрался за пределами США. Он сказал, что этот бой напоминает фильм "Рокки-4", в котором Рокки Бальбоа приехал драться с русским Иваном Драго. Он боится, что его убьют русские фанаты, если он победит вас. Нет ли желания "покошмарить" соперника перед поединком, допустим на взвешивании?

– Желания кошмарить нет. Наш народ даже слишком гостеприимен, чуть ли на руках их носят. Я еще не встречал ни одного иностранца, который бы приехал в Россию и не был удивлен. По фильмам у них складывается впечатление, что по приезду в Россию их охватит ужас, а на деле, все по-другому. Например, после каждого российского турнира проводится банкет для всех участников. В Америке вы такого не дождетесь.

– Для российских спортсменов "обмен любезностями" до боя не слишком распространенное явление, другое дело на Западе. Слова соперника выводили вас из себя?

– Не люблю, когда trash-talk неуважительный, когда переходят на какие-то оскорбления. Когда злюсь, могу совершать ошибки. Эмоции дают силу, но она может быстро закончится. Эту ярость не удается контролировать. Вот, к примеру, Василевский меня вывел из себя – чем закончился бой? Моим разбитым лицом, хотя я и победил – слишком хотел избить его, из-за этого пропускал и делал ошибки. С Манхуфом я был собран, не был на него зол – и не пропустил ни одного удара. В последнем бою с Гроувом был момент, когда я психанул, но мне удавалось контролировать эмоции. Когда нет контроля – победа дается сложнее, ведь ты не обращаешь внимания на защиту, просто хочется взять человека и... Это не выход. В кино взял за грудки – и все, а в бою это не прокатывает.

– В США у вас были проблемы?

– Американцы хорошо относятся к русским – с интересом и уважением. Особенно если ты боец ММА. Однажды я ехал на машине и разговаривал за рулем по телефону. Ситуация была такая, что нужно было срочно ответить на звонок, звонил мой менеджер из России, а на дороге не было возможности притормозить. Меня остановил полицейский, я ему сказал, что я боец. Он мне ответил: "больше так не делай" и отпустил.

– Вы говорили, что не хотите уезжать из России, но в США хорошо развита индустрия ММА. Там много спарринг-партнеров, лучше условия для тренировок – почему все-таки не рассматриваете вариант переезда?

– Мне интереснее развивать ММА в России. Лет пять назад в США условия для тренировок были намного лучше, чем у нас, но сейчас благодаря нашим общим усилиям здесь не хуже, чем в Штатах. Опять же у меня двое детей, и я хочу, чтобы они были гражданами России и жили здесь.

– Только в России знаменитые бойцы набирают учеников и ведут их, как например, Федор Емельяненко с его FedorTeam или вы с учениками из школы "Шторм". Можете представить в этой роли, например, Конора Макгрегора?

– Макгрегор занимается своей жизнью и думает только о том, сколько он заработает денег. У нас другой менталитет, чему я очень рад. Для многих наших бойцов деньги не являются первостепенными, и это хорошо.

– Правда, что после победы на "Гран-при" Bellator вам разрешили перевезти в Штаты несколько людей. Вместо того, чтобы посадить в самолет семью, вы отправились туда с Корешковым и Сарнавским?

– Не совсем так. После победы на "Гран-при" у меня появляется возможность привезти не одного, а двух секундантов за счет организации. Естественно мы ей воспользовались, ведь один только перелет стоит приличных денег. Секундантами были Александр Сарнавский и Андрей Корешков. Я хотел дать ребятам возможность зарабатывать. Да и другим российским бойцам. Вот зачем мне нужен был бой с Вячеславом Василевским? В каком-то смысле я хотел дать ему шанс. Моя победа над ним ничего ему не даст, но если бы он выиграл – мы бы сразу поменялись местами, и он вместо меня смог бы продолжить карьеру в США. Уверен, многие на моем месте не пошли бы на такой риск.

"БЕСЫ" ОТРАЖАЮТ ПОЛОЖЕНИЕ ВЕЩЕЙ В ОБЩЕСТВЕ

– Откуда такое благородство по отношению к Василевскому? Особенно после вашего с ним первого боя и конфликта, который тогда возник?

– Я всегда хорошо относился к землякам. Нас, россиян, намеренно обманывают, заставляют нас ненавидеть друг друга. Я хочу изменить эту ситуацию, чтобы русские люди объединились, чтобы мы не теряли наш национальный дух.

– Что вы имеете ввиду? Кто нас обманывает?

– Телевидение, американские фильмы и вся пропаганда, которая формирует одно устойчивое мнение, что человек человеку волк. Это неправильно. Если жить по этому принципу, то пострадают все. В природе есть волки-одиночки. Но если вдруг они попадаются на глаза стае, то их просто разрывают на части.

– Недавно вы подарили библиотеке книжку. Почему выбор пал на Достоевского "Бесы"?

– Попросили подарить книгу для подрастающего поколения – хотелось не просто для галочки. Вспомнил про эту книгу. Вообще Достоевский, можно сказать, русский пророк, который много что предсказал. Эта книга, как я считаю, может отражать сегодняшнее положение вещей в обществе.

– Давайте про музыку. Вы слушаете больше рэп?

– Я выбираю песни со смыслом, их приятно слушать. Перед боем могу включить русские народные, славянские песни.

– В начале года участвовали в дискуссии о том, что телевизионным новогодним шоу пора сменить репертуар…

– Когда взрослел, родители смотрели – да и сейчас одни и те же лица. Но мне в этом году не понравилось, что начали с песни Григория Лепса. Я к нему нормально отношусь, но нельзя крутить эту песню по федеральному каналу. Вот эти "все говорят, что пить нельзя, а я буду" – это же конкретный призыв к выпивке! Что мы потом с этого получим?

– Вы по-прежнему выходите на бой под музыку Within Temptation "Angel".

– В одно время мне понравилась нарезка бойцовских хайлайтов под эту музыку и пошло... Для меня важно, чтобы музыка пробуждала внутри какие-то чувства. И так продолжается с моей композицией – ко мне приходят какие-то воспоминания, возможно, поэтому и выбираю ее до сих пор. Если честно, страшно другую ставить. Вдруг не пойдет...

– Вы суеверны? Или религиозны?

– Стараюсь не поддаваться, чтобы было поменьше суеверий. Но все равно какие-то всплывают же, остаются традиции – как вот с музыкой, например. Религиозен в меру. Когда человек слишком во что-то погружается, этим человеком слишком легко манипулировать.

КОГДА ЖИВОТНЫЕ ЗАКОНЧАТСЯ, БУДЕМ ЕСТЬ ДРУГ ДРУГА?

– Вы часто говорите о вреде курения и алкоголя. Откуда такое?

– Наша страна вымирает только из-за этого, никак не можем побороть убыль населения. Мы боремся с превышением скоростного режима на дорогах, но оно само по себе не так страшно, если ты в трезвом уме. На моих глазах хоронили маленьких детей, которых сбил пьяный водитель... Пытаюсь говорить, подходил недавно к трем ребятам, заставлял потушить сигарету. Это ненормально, когда в парке, где гуляют дети, у взрослого хватает наглости идти и курить! И когда ты делаешь замечание, он еще и недоволен! Слава богу, что приняли у нас закон о запрете курения в общественных местах.

– До драк не доходило?

– Нет. Кто-то меня на улице узнает, кто-то нет – для меня важно, чтобы не было таких нарушений. Знаете, была у меня ситуация в детстве нехорошая... Мне было лет семь, я взял у друга велосипед "Урал" – не дотягивался до седла, ехал под рамой. Навстречу шло какое-то пьяное, не побоюсь этого слова, животное. И оно мне заехало кулаком в лицо. Просто так. Я упал, убежал от него... Испугался, это же взрослый человек. Конечно, если сейчас такое животное нарвется на меня, профессионального бойца, сейчас – пусть попробует ударить. Но наши дети страдают из-за таких алкашей, это ненормально. И кроме как радикальных мер тут ничего не может быть.

– Сухой закон?

– Да. И у нас есть прецеденты – Чечня, Ингушетия. Думаю там, вы никогда не встретите подобную ситуацию.

– Уберем алкоголь из магазинов – проблема решится?

– Давайте так: у нас же есть еще проблема с наркотиками, но с ними борются. В магазине их не купить, и наркоманов куда меньше, чем алкоголиков. Запретим продажу алкоголя – не будет поголовного спаивания. Порядок-то навести не сложно, было бы желание.

– Вы одно время были вегетарианцем, но это не очень хорошо сказалось на вашей карьере. Когда закончите со спортом, вы могли бы отказаться от мяса?

– Да. Но не факт. Говорят, что это хорошо для организма, но он не сможет переносить большие нагрузки. Надо сначала завершить, потом посмотрим. Наверное, вегетарианство – это правильно. Животных убивают, и это не очень правильно. Людей все больше, животных меньше, когда их не останется – будем есть друга?

ПЕРВЫЙ ГОНОРАР БЫЛ ТРИСТА ДОЛЛАРОВ

– Помните момент, когда решили заняться смешанными единоборствами? Нужно было как-то зарабатывать?

– И это тоже. Очень сильно любил бои, смотрел их с 1995 года на кассетах. Где-то слышал, что люди получают за это деньги, но нам на соревнованиях давали только медали и грамоты, редко какие-то призы. Когда тебе 18, чтобы выступать на уровне, надо тренироваться. А где брать деньги и как существовать, если не работать? Профессиональные бои дают такую возможность. И вот в 2004 году сказал своему тренеру – может, попробую?

– Разрешил?

– Да, наверное, судьба – за неделю боец из "четверки" отказался, надо было кого-то найти. А тут я как раз пришел. Выиграл первый бой за 40 секунд, вышел на второй – тоже победил. До этого мне приходилось драться и по семь боев за день. А тут я за восемь минут в общей сложности получил триста долларов.

– Ваш первый гонорар?

– Да. Я был на дневном обучении с повышенной стипендией 600 рублей. На тот момент 300 долларов – это было девять тысяч. Разница колоссальная! После того, как я выиграл тот турнир, обо мне написали все газеты в моем городе. И тогда я понял, что такое профессиональный спорт, что судьба подкинула мне возможность.

– Вариантов кроме спорта не было?

– Особо не думал, только если тренировать. Многие спортсмены шли работать в ночные клубы "вышибалами". Ну а как еще? Но меня это не устраивало – если в таком режиме жить, точно тренироваться не сможешь.

– Первый гонорар на что потратили?

– Хотел купить машину, на нее отложил. Потом выиграл еще два турнира "восьмерок", там был гонорар больше – уже тысяча долларов за три боя. И так пошло... Купил себе ВАЗ 2108, "восьмерку" – на что хватило денег. Был счастлив.

ФУТБОЛИСТЫ ОБНАГЛЕЛИ, ЛУЧШЕ БЫ ДЕНЬГИ ВКЛАДЫВАЛИ В ММА

– Как считаете, что нужно, чтобы ММА еще стремительнее развивались в России?

– Нужно, чтобы оказывали большую поддержку, чтобы госкорпорации вкладывали средства в ММА, а не в футбол.

– Сами футбол смотрите?

– Сейчас нет. Мне не нравится как ведут себя многие футболисты. Особенно раздражает отношение к болельщикам. Да и выиграть они ничего толком не могут, терпят поражения от тех, кому вообще нельзя проигрывать. Вот как раз передо мной сейчас, на стене, фотография Андрея Аршавина висит. Человек прославился своим разговором с болельщиками после игры сборной России. Я считаю, если ты в большей степени получаешь деньги из бюджета, такие вещи не должен говорить. Раньше я сам играл в футбол и смотрел его. Даже выиграл первенство среди дворовых команд в Омске. Любимым игроком был Андрей Шевченко.

– В каких условиях вы первое время тренировались в Омске?

– У Владимира Зборовского появился зал еще в конце 60-х годов. У нас есть завод "Сатурн" и от завода было общежитие. Между двумя корпусами здания располагалась столовая, там снесли все стенки и переоборудовали под спортивный зал. В нем мы и тренировались. Потом перешли уже в школу "Шторм", проект которой я разрабатывал. Эта школа была открыта при помощи социальных инвестиций "Газпром нефти" – "Родные города", а также при поддержке правительства Омской области. Этот зал идеально оборудован под нас.

– Сколько людей занимается в вашей школе?

– В общей сложности порядка 500 человек. Это очень много, допустим, детская группа из 60-ти человек тренируется на площади в 200 кв. м. Мы пытаемся расширяться, в Омске уже есть филиал, плюс 11 марта планируем открытие школы "Шторм" в Новосибирске. Также постоянно стажируем тренеров. Считаю, что сейчас у ММА невероятный рост популярности, больше чем у других видов спорта. Также растет уровень российских соревнований. Раньше, когда я только начинал выступать в М-1, мы бились в казино. Эти турниры были совершенного другого уровня, никто даже не говорил о трансляциях на федеральных каналах и забитых стадионах. Сейчас это реальность.

НА СУДЫ ПОТРАТИЛ 100 ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ

– Ваш контракт в Bellator на сколько поединков рассчитан?

– Пока не могу сказать. У меня были сложные отношения в связи с допинговыми претензиями ко мне и судебными тяжбами по этому поводу. Я потерял почти два года.

– Сколько денег потратили на судебные разбирательства?

– Порядка 100 тысяч долларов. Мне предлагали признать, что я сознательно принимал допинг, взамен обещали сократить срок дисквалификации. Признать такое я не мог, потому что воспитан по-другому. Не деньги главное в жизни, а честь. Если мы будем думать об этом, наша жизнь изменится в лучшую сторону. К сожалению, для многих деньги выходят на первый план, но люди забыли, что это просто бумажки, и они целью жизни быть не могут.

– Сколько боев вы хотите провести в этом году?

– Как можно больше. Я привык драться часто, мне нравится выходить в клетку. Для меня комфортно выступать один раз в два месяца. И это реально, ведь в начале карьеры я проводил три боя за вечер, и я, в принципе, могу выступать и в таком формате.

– Есть понимание, в каком возрасте вы хотели бы закончить выступления?

– Я пришел в смешанные единоборства в 14 лет. До этого мы бегали вместе с отцом на лыжах, и мне это больше нравилось, чем драться. Сейчас себя чувствую хорошо, считаю, что могу выступать. Для меня пример – Дэн Хендерсон. Но далеко ходить не надо – у нас есть Марат Балаев, ему сорок лет, он выиграл титул ACB. Многие просят совета: мол, мне 25 или 30, не поздно начать? Каждый для себя выбирает, это в голове есть какой-то переключатель. Если бы я конкурировал в 50-60 лет с молодыми бойцами и их побеждал, поверьте, я бы был счастливее, чем просто сидел на пенсии и вспоминал бы, как дрался в молодости.

Александр Шлеменко встретится с Полом Брэдли в пятницу, 3 марта, в рамках турнира M-1 Challenge 75 в московском спорткомплексе "Олимпийский". Для бывшего чемпиона Bellator в средней весовой категории этот бой станет 64-м в 13-летней профессиональной карьере (54 победы, 30 – нокаутом). Турнир стартует в 19.00 по Москве, а основная программа – в 21.30.
"СЭ" предлагает своим читателям следить за главным событием вечера при помощи нашей трансляции. Не сомневаемся, будет интересно. Мы подробно расскажем о бое и разберем его лучшие моменты. Сразу после поединка вас ждет медиарепортаж, комментарии соперников, а также профессиональный разбор схватки от экспертов.

vs
0
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта