«Верю, что попавшаяся на допинге канадка чиста. Но пока не встречала ни одного человека, кто бы со мной согласился». Заявление российской каноистки

Олимпиада   /  Токио-2020   /  Гребля на байдарках и каноэ  Допинг
9
12
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Наталья Марьянчик
Наталья Марьянчик
Обозреватель
Олеся Ромасенко дала огненное интервью про мутную историю с заражением допингом через секс и скандалы внутри российской гребли.

Каноистки вышли на олимпийский старт впервые в истории. Раньше считалось, что это исключительно мужской спорт. Но МОК продолжает борьбу за гендерное равенство и на этот раз точно не прогадал. Даже притом что на трибунах не было зрителей, женское каноэ по уровню шума сравнимо с каким-нибудь волейболом. Азарта тут через край.

Сага канадской чемпионки

А еще этот спорт богат на интересные персонажи. Самая известная каноистка мира прямо сейчас — канадка Лоренс Венсан-Лапуан, 11-кратная чемпионка мира. Два года назад она попалась на запрещенном препарате лигандроле и по идее вообще не должна была ехать в Токио. Но Лоренс удалось доказать, что допинг попал в ее организм «путем обмена биологическими жидкостями с бывшим парнем». Тот давал показания в суде и объяснил, что принял препарат перед любительской тренировкой по американскому футболу за несколько дней до того, как к Лоренс наведался допинг-контроль.

Суд объяснениям поверил, и с Венсан-Лапуан сняли все обвинения. Правда, пока шли разбирательства, она пропустила чемпионат мира 2019 года — главный отборочный старт на Олимпиаду. Там, кстати, взяла серебро наша Олеся Ромасенко. А канадка осталась без олимпийской лицензии, и казалось, что это конец. Но родной олимпийский комитет решил все-таки отправить Лоренс на Игры вместо одной из байдарочниц. Насколько это справедливо, учитывая, что та спортсменка честно завоевала лицензию, — большой вопрос. Но в данном случае спортивный принцип не сработал.

В итоге в финале Венсан-Лапуан взяла серебро, уступив только американке Невин Харрисон. А Ромасенко осталась на седьмой позиции.

— Я счастлива, что выступала в финале Олимпийских игр, — сказала Ромасенко. — Пока из нашей команды это удалось только мне. Конечно, хотела показать результат лучше и минимум бороться за медали. Возможности были, но не смогла реализовать. Да и подготовка складывалась скорее с прицелом на более длинную дистанцию 500 м. Она еще впереди, и там я надеюсь быть выше.

— Женское каноэ дебютировало в олимпийской программе. Долго ждали этого момента?

— Думала, что нас включат еще в 2016-м в Рио. Но по каким-то причинам этого не случилось, и когда в 2017-м мы все-таки попали на Игры, я прыгала от счастья до неба.

Согласна, что объяснения канадки звучат нелепо

— Канадка Венсан-Лапуан за два года до Игр попалась на допинге, потом ее оправдали, и теперь она взяла здесь медаль. Как вы относитесь к этой ситуации?

— Вообще в каноэ все очень дружные — вы же видели, как мы друг друга поздравляем. Я за эти годы выучила приветствия на всех языках, даже на китайском. И когда канадку оправдали, ко мне подходили девчонки почти из всех европейских команд и спрашивали, как я к этому отношусь. Честно, я не знаю. Вне соревнований мы с Лоранс подруги. Я видела, какая она дисциплинированная, не нарушает никаких правил даже в быту. К тому же канадцы возглавляют движение за чистый спорт, в борьбе с допингом они впереди всех. Поэтому моя первая мысль была, что ее кто-то подставил.

— А потом появилась версия про обмен биологическими жидкостями с ее парнем...

— Звучит нелепо, согласна. Но зато канадцы показали, что у них отличные адвокаты и за каждого спортсмена они держатся обеими руками. Никто ее не бросил, не заклеймил, страна не отвернулась. Я думаю, другим федерациям стоит поучиться защищать своих спортсменов. Спортивный суд доказал, что Лоранс невиновна, нам остается только следовать этому решению. Раз ее допустили — значит, она чистая.

— Вы ей верите?

— Да, верю. Мы хорошо общаемся, поэтому мне достаточно ее слова. Но не встретила пока ни одного человека, кто был бы со мной согласен.

Получаю 0,1 процента от гонораров футболистов

— Что за проблемы с финансированием были у вас при подготовке к Олимпиаде?

— До того как нас включили в олимпийскую программу, мне постоянно отказывали в каком-то инвентаре. Например, GPS — это такой прибор, который показывает скорость, количество и мощность гребков, — мне выдали в регионе только в этом году, к Олимпиаде. А до того покупала федерация. Где-то я просила дополнительные массажи, еще какие-то мелочи... В последний год перед Играми отказа ни в чем не было. Но тут ведь нельзя надышаться, все закладывается гораздо раньше...

— У вас еще был конфликт с Приморским краем, который вы хотели представлять параллельным зачетом с родным Краснодаром.

— Меня приглашал лично министр спорта. Трудовой договор мы подписали на восемь месяцев, а потом, когда все сроки давности прошли, они продлять его не стали. Я подавала в суд, но мне сказали, что со мной не продлили контракт из-за отсутствия какой-то одной справки. Хотя по результату там вопросов быть не могло: я три года становилась второй на чемпионате мира, завоевала для страны олимпийскую лицензию...

— Понятно, что гребля на каноэ — далеко не футбол по уровню гонораров. Сколько вы получаете?

Ну сколько получают футболисты за второе место на чемпионате мира? Если, скажем, миллион рублей — то я получаю от этого 0,1 процент. Но вопрос даже не в деньгах, я занимаюсь греблей не из-за денег. Я благодарна нашей федерации и президенту Евгению Юрьевичу Архипову, он меня всегда очень поддерживал, в том числе и морально. В целом-то у нас все неплохо.

— Как вы вообще оказались в гребле на каноэ? Мягко говоря, необычный выбор.

— Я с детства мечтала стать спортсменкой. Но как это сделать — не очень понимала. В итоге поступила в спортивный вуз, мне казалось, что там-то все получится. Но быстро выяснилось, что там уже о большом спорте речи не идет. Все учатся на тренеров, педагогов, реабилитологов, а карьеру в спорте скорее завершают... Я была очень разочарована. Пока на втором курсе случайно не познакомилась с девушкой, которая занималась греблей. Мне тогда уже было 20 лет. Сначала занималась сама, мне просто разрешали пользоваться лодками. А через полгода тренер пригласил в секцию. Спустя несколько лет я уже гребла на международных соревнованиях.

— Сталкивались с негативом: мол, грести на каноэ — не женское дело?

— Поначалу такое было. Но мне кажется, чем бы ты ни занимался, всегда найдется тот, кто будет против. Нужно уметь принимать самостоятельные решения. Потому что за итоги потом никто не ответит, кроме тебя.

Катала свою собаку на каноэ

— У вашей собаки есть даже отдельный аккаунт в Instagram.

— Завести собаку — это мечта детства. Я все откладывала, а потом подумала: если не сейчас — то когда? Потом появятся семья, дети, работа, вряд ли будет легче. Еще была мысль, что собака поможет увеличить объемы дневной активности, чтобы не валяться в кровати и не сидеть в Instagram. И она отлично отработала — поднимала меня зимой даже в лютые морозы. За счет этого я даже после тренировок лучше восстанавливалась.

— Что за порода?

— Бельгийская овчарка малинуа. Это одна из умнейших пород. Но чтобы с собакой не было проблем, ее нужно правильно воспитывать. У меня собака по струнке ходит и слушается идеально. Я в принципе в воспитании собак уже почти профессионально разбираюсь.

— На каноэ пес тоже уже плавал?

— Месяцев до семи он просто на всех тренировках плыл со мной рядом. Когда собака плавает больше, чем бегает, это очень полезно. Укрепляется позвоночник, суставы... Однажды он даже сам залез ко мне в каноэ, и я успела заснять этот момент. Получилось прикольно!

Наталья Марьянчик

vs
9
Офсайд
Прогнозы на спорт
Твой ход
Загрузка...
Материалы на тему