Победил смерть после допинга и выиграл Олимпиаду. Безумная история русского биатлониста Тарасова

Биатлон  Допинг
12
21
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Сергей Баюшкин
Сергей Баюшкин
Корреспондент
Запрещенное переливание крови чуть не погубило жизнь одного из лучших биатлонистов 1990-х.

Крутейший биатлонист мира Сергей Тарасов в начале 1990-х мог отправиться на тот свет из-за ошибки врачей. Ему перелили чужую кровь, сердце было на грани. Чудом россиянин выжил и восстановился, а потом вернулся в спорт. Тренеры считали его живым мертвецом, но Тарасова это не остановило. Он выиграл множество наград на мировых первенствах и золото на Олимпиаде-1994 в норвежском Лиллехаммере. Рассказываем вам уникальную историю знаменитого спортсмена.

Допинг, яркий свет и голос дочери

За день до старта зимней Олимпиады-1992 в Альбервилле Тарасов решился на опасный эксперимент. Выступавший в составе Объединенной команды биатлонист, которому тогда было 27 лет, согласился на переливание крови. Еще в 1987-м МОК ввел запрет на этот опасный метод, приравняв его к допингу. Но команду бывших республик СССР, видимо, это не остановило.

Аутогемотрансфузия (переливание собственной крови) представляет собой сдачу крови в условиях нагрузок на высоте. Кровь обрабатывали на центрифуге, обогащали витаминами и хранили до зимних стартов в холодильнике. Доставали перед использованием и вливали спортсмену. Эта процедура позволяла улучшать самочувствие, повышать уровень гемоглобина и результаты атлетов в циклических видах спорта. Этакий естественный аналог эритропоэтина, при том что допинг-контроль против переливаний был бессилен.

В целях конспирации кровь для Тарасова привезли в Альбервилль в обычном дипломате. Условия хранения соблюдены не были. Эритроциты — главный транспортировщик кислорода в теле — обычно хранятся при температуре ниже минус 20 градусов Цельсия. Возможно, пакет с кровью Тарасова в дипломате испортился. Тем не менее переливание все равно сделали. Им занимался врач сборной Алексей Кузнецов. Около 10 минут после процедуры у биатлониста не было никаких ощущений, пока в один миг не подскочил пульс до 200 ударов в минуту. Наступил криз (отторжение крови) — спортсмен находился на грани инфаркта или инсульта. Тарасов почти в бессознательном состоянии был доставлен в местную клинику на «скорой». По его словам, он пережил клиническую смерть.

У биатлониста выпали волосы, ногти, слезала кожа. Французские медики находились в шоке. Несколько суток показатели пульса составляли 160 ударов в минуту. Сердце могло не выдержать. По телевидению объявили, что атлет скончался. Спустя некоторое время дали опровержение.

«Сейчас рассказываю — и мне страшно, — вспоминал Тарасов в интервью «СЭ». — Вся кровь заражена, нужно было выкачивать. Умирающие говорят про какой-то тоннель, да? Был свет. Очень яркий. Думаю, в тот момент я был на грани — туда или сюда. Внезапно услышал голос дочери: «Папа! Папа!» После этих слов умереть не мог. Они вернули к жизни. Дороже Кати у меня нет никого. Кузнецов? Сейчас-то его простил, отношения нормальные. Никто убивать меня не желал. Сам виноват, что на эксперимент согласился».

1996 год. Рупольдинг (Германия). Эдуард Рябов (слева), Сергей Ройков (2-й слева), Сергей Тарасов (2-й справа) и Павел Муслимов. Фото Reuters
1996 год. Рупольдинг (Германия). Эдуард Рябов (слева), Сергей Рожков (2-й слева), Сергей Тарасов (2-й справа) и Павел Муслимов. Фото Reuters

Лейкемия у конькобежца и восстановление Тарасова

По версии четырехкратного олимпийского чемпиона по биатлону Александра Тихонова, проблема была в неправильном хранении крови. Тихонов уверяет, что врач Кузнецов перепутал контейнеры: Тарасову влили кровь конькобежца Андрея Минцева, а Минцеву — кровь биатлониста. Оба спортсмена чудом выжили, но будущее их сложилось по-разному. Минцев — семикратный чемпион СССР, подходивший к Играм-1992 в статусе фаворита, — после того инцидента завершил карьеру. У него диагностировали лейкемию, и только через девять лет он чудом сумел вылечиться.

— Я пережил не одну химиотерапию, я знаю, что такое бороться с болезнью и думать о своих нереализованных мечтах, — рассказывал конькобежец. — Так продолжалось девять лет. Но я верил.

Судьба Тарасова сложилась иначе. В конце февраля 1992-го он прилетел в Новосибирск к семье. Супруга плакала, увидев, в каком состоянии теперь находится ее муж. «Скорая помощь» почти прописалась в доме биатлониста. Скакало давление, началась аритмия.

В большом спорте про Тарасова все забыли. В этот трудный момент рядом с ним были семья и личный тренер Александр Никифоров. Никто из спортсменов ему не звонил. Единственный случай — разговор с четырехкратным олимпийским чемпионом Александром Тихоновым. Он предлагал подать на спортивные власти в суд. На что Тарасов ответил отказом.

Спустя полгода после трагедии Тарасов приступил к тренировкам. Организм восстанавливался, состояние постепенно улучшалось. В начале осени 1992-го биатлонист попытался вернуться в национальную команду. «В сборной сменился тренерский штаб, пришли Хованцев и Польховский, — рассказывал Тарасов. — Ответили: «Зачем нам покойник?» Но в итоге решили — если в декабре на «Ижевской винтовке» буду в тройке, возьмут. Понимал, условие невыполнимое. Первый старт — в ноябре в Новосибирске. Пока до финиша дополз, позеленел».

От Ижевска до Лиллехаммера

Но Тарасов все же вернулся. Первый старт после выздоровления пришелся на индивидуальную гонку 20 км на «Ижевской винтовке». Уроженец Алтайского края занял 24-е место из 70 возможных. Для него это было настоящим прорывом. Спустя день биатлонист выиграл спринт. Тарасов плакал от счастья, так как понимал: он все еще может состязаться и побеждать.

В 1993-м на мировом первенстве в Болгарии Тарасов отвоевал три медали. В следующем году — серебро в командной гонке на ЧМ в канадском Кенморе. Результаты россиянина удивляли. Ведь помимо последствий переливания крови его беспокоили еще и проблемы с ногой. В конце 80-х он повредил колено во время игры в футбол. Оперироваться не стал, занялся народной медициной. Связки укрепил, а под нож лег только после завершения карьеры.

На Олимпиаду-1994 в Лиллехаммере в составе мужской сборной России Тарасов отправился вместе с Валерием Кириенко, Владимиром Драчевым и Сергеем Чепиковым. Итог: у россиян медали в каждой из дисциплин. На счету Тарасова полный комплект наград — бронза в спринте, серебро в эстафете. Вишенка на торте — победа в индивидуальной гонке. Тарасов опередил немца Франка Люка на 3,4 секунды. Первая олимпийская золотая медаль новой России в биатлоне.

Тарасов вернулся на родину в статусе героя и кумира. Наверняка для сотен мальчишек его история стала поводом связать свою жизнь со спортом. Пример двукратного чемпиона мира также говорит о главном — нужно бережно относиться к своему здоровью. Отдавать себе отчет в том, какие методы ты используешь и какой эффект они могут вызвать.

«Я поплатился здоровьем, но понял, что есть вещи, которые делать нельзя. Допинг? Хватило единственной попытки. Это не в счет — я же на старт не вышел. Так что все мои медали — чистые. Иногда думаю: наверное, хорошо, что в Альбервилле получил жестокий урок. Если б прокатило, всю жизнь бы мучился, что бегал на допинге», — говорил Тарасов.

Сергей Тарасов. Фото Reuters
Сергей Тарасов. Фото Reuters

Кумир миллионов

Допинг — это преступление не перед ВАДА, а перед болельщиками. Спортсмены дарят моменты радости людям, когда добиваются успеха. Для некоторых детей их победы становятся самыми яркими эмоциями в жизни. Но когда они обманывают собственных фанатов, то перестают быть героями в глазах миллионов людей, испытавших счастье в тот миг.

Безусловно, Сергей Тарасов нарушил антидопинговые правила и по-хорошему должен был быть дисквалифицирован. Процедура переливания крови незаконна в профессиональном спорте и может привести к тяжелым последствиям. Это мы знаем в том числе из истории велоспорта. Тарасов был на волоске от смерти, а затем вернулся и честным путем выиграл множество медалей. К нему можно относиться по-разному, но пример мужества и работы над собой заставляет задуматься.

В нынешнее время российские биатлонисты объясняют свои провалы тем, что и гонки проводят слишком часто, и тренеры пишут неправильные планы, и смазчики недорабатывают. Такие отговорки вызвали бы улыбку на лице Тарасова — человека, сначала победившего смерть, а потом и всех своих соперников.

Сергей Тарасов. Фото "СЭ"
Сергей Тарасов. Фото «СЭ»

Сергей Баюшкин

vs
12
Офсайд

Биатлон: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта