Новости Статьи Матч-центр

Бесценная лига

Бородатый хоккей

Бобслей 

Бобслеистка подала в суд на госструктуру за то, что ей дали допинг

Статья опубликована в газете под заголовком: «На госструктуру подали в суд за допинг»
№ 7902, от 17.04.2019
7
68
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Новая безумная история в российском спорте.

Участница Олимпийских игр Надежда Сергеева судится с Федеральным медико-биологическим агентством, утверждая, что именно по вине ФМБА сдала положительную пробу в Пхенчхане и чуть не получила серьезную дисквалификацию.

Эта история поражает – такого даже в кино невозможно было бы придумать. Вспомните обстановку, которая царила год назад накануне Олимпийских игр в Пхенчхане. Российская команда была допущена Международным олимпийским комитетом в последний момент и выступает в нейтральном статусе. Но при этом МОК негласно обещает: если Игры пройдут без скандалов, к церемонии закрытия флаг нам вернут.

В делегации "олимпийских атлетов из России" трясутся над каждой мелочью: вплоть до того, что спортсменам запретили гимн даже в формате рингтона, а в так называемом "Русском доме" нет ни намека на триколор. И вот на фоне всего этого, некий отечественный доктор абсолютно спокойно выдает всем российским олимпийцам таблетки, в которых в разной концентрации содержится допинг. Одна из спортсменок спустя несколько дней сдает положительную пробу.

Этот инцидент, уже после мельдониевого скандала с Крушельницким, становится последней каплей: флаг нам в итоге в Пхенчхане не возвращают, и чудом восстанавливают только спустя несколько дней после Олимпиады. Кто тогда мог себе представить, что виновниками допинг-скандала, пусть и совершенно неспециально, стали люди из собственной делегации?

Первое слушание уже состоялось

Надежда Сергеева, которая является пилотом в бобслее, попалась в Пхенчхане на запрещенном препарате триметазидин. Первоначально глава Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Владимир Уйба утверждал, что у Сергеевой были проблемы с сердцем и она вообще не должна была получить допуск на Олимпиаду. А препарат был якобы нужен ей для поддержания нормального сердечного ритма.

Впоследствии спортсменке – по крайней мере, на международном уровне – удалось доказать, что все совсем не так. Примесь триметазидина содержалась в абсолютно легальной добавке метионин, которую Сергеева получала от ФМБА. Знать об этой примеси Сергеева не могла – в упаковке и в описании препарата она не упоминается, и даже предполагаемый эффект от триметазидина существенно отличается от эффекта метионина, который, по сути, представляет собой лишь аминокислотный комплекс. Получается, что вины спортсменки нет: она принимала разрешенный препарат в указанной ей доктором дозировке.

Факт наличия примеси в метионине, который принимала Сергеева, подтвердили две лаборатории – в Белоруссии и в Австрии. С этими доводами согласилась Международная федерация бобслея и скелетона – дело Сергеевой в Спортивном арбитражном суде было закрыто еще осенью, и даже со стороны ВАДА никаких вопросов к завершению дела не возникло. Весь зимний сезон Сергеева выступала без ограничений.

Но теперь Сергеева отважилась на беспрецедентный шаг: она впервые в российской спортивной истории пробует через суд призвать к ответу тех, из-за кого она пострадала. Это ФМБА (ведь препарат распространялся в сборной по его линии) и завод-изготовитель злосчастного метионина, который располагается в Самарской области. Спортсменка требует компенсации ущерба: анализ нескольких партий в зарубежных лабораториях обошелся в немаленькую сумму, а также Сергеева была временно отстранена от тренировок с командой и вынуждена оплачивать свою подготовку самостоятельно. Также ни она, ни ее личный тренер не получили положенных в регионе "плюшек" как участники Олимпиады. Как мы теперь знаем, совершенно несправедливо.

Первое слушание по этому делу уже состоялось в Хорошевском суде Москвы. Наверняка до окончательного решения предстоит еще не одно заседание. Каждый из ответчиков имеет возражения по сути иска, да и судье, чтобы разобраться в хитросплетениях химических формул и отношений "спортсмен – чиновник", нужно время. Но переоценить значение иска Сергеевой сложно. Если он будет удовлетворен хотя бы частично, получается, что впервые федеральная структура будет нести ответственность за судьбу конкретного спортсмена.

Некоторым повезло, а Сергеевой – нет

– ФМБА настаивает на том, чтобы наши спортсмены не употребляли никаких иных препаратов, кроме тех, что они получают по линии ведомства, – объяснил в интервью "СЭ" адвокат Сергеевой Артем Пацев. – Соответственно, спортсмены рассчитывают, что ФМБА дает гарантии: все препараты, которые они выдают – "чистые". Иначе в этой монополии просто нет смысла. Можно пойти и с тем же успехом купить добавку в любой аптеке. Теперь же получается, что никаких гарантий, на самом деле, нет. ФМБА не проверяет препараты, которые выдает. Из-за этого Надежде был нанесен значительный ущерб, как в моральном, так и в материальном плане.

Что потеряла Сергеева, если учесть, что призером Олимпиады она в любом случае не была?

– Она не получила у себя в регионе премию, которая была положена всем участникам Олимпийских игр. Не могла принимать участия в Альтернативных играх, которые проходили сразу после Пхенчхана. Не могла тренироваться вместе со сборной и участвовать в сборах до того, как была оправдана. Все эти убытки мы подсчитали, получилась довольно заметная сумма.

– Как случившееся объясняет ФМБА? Как они могли выдать спортсменке препарат с примесью допинга?

– Все препараты проверяет Росздравнадзор. Но суть в том, что они проверяют их на наличие опасных для здоровья веществ, не учитывая специфику спорта. Это аналогично проверкам всех препаратов из аптечной сети. Небольшая примесь триметазидина не несет никакого вреда для здоровья человека. Поэтому препарат и прошел контроль. Но что, если эта примесь безвредна для обычного человека, но категорически недопустима для спортсмена? Мы считаем, что ФМБА должно было либо провести дополнительную проверку со своей стороны на наличие запрещенных препаратов, либо возложить эту функцию на поставщика, который, по идее, тоже должен был понимать, для каких целей приобретается ФМБА данный препарат, и какие дополнительные требования должны к таким препаратам предъявляться. Поэтому в иске Надежды два ответчика – ФМБА и компания-производитель препарата. Мы не можем знать подробностей контракта между ФМБА и поставщиком, этих документов нет в свободном доступе. Пусть в этом разберется суд.

– Объясните, как такое возможно: метионин по линии ФМБА получила вся олимпийская сборная, а попалась на допинге только Сергеева?

– Не все употребляли этот препарат, многие считали его бесполезным. С Надей получился несчастный случай. Они вместе с разгоняющей, с которой жили в одной комнате, употребляли препарат на всем протяжении Олимпийских игр. Но использовали его в неправильной дозировке – по одной-две таблетки в день. Напомню, первая допинг-проба Сергеевой, взятая в Пхенчхане, дала отрицательный результат. После первого допинг-контроля Надя, как ответственная девушка, решила еще раз перепроверить все добавки, которые употребляла. Прочитала инструкцию к метионину и выяснилось, что истинная дозировка в разы больше – по четыре таблетки три раза в день. Это было логично: Надя вдруг поняла, что метионина остается очень много, ведь им выдали его из расчета правильной дозировки на весь период Игр. После этого Надя резко увеличила дозу. Плюс, так как речь идет о примеси, она распределена в таблетках неравномерно. Мы анализировали три разные партии в австрийской лаборатории: концентрация варьируется от 2 нг до 30 нг, причем в произвольном порядке. Кому-то просто повезло, а вот Наде – нет.

P.S. "СЭ" открыт для комментариев со стороны ФМБА и завода-изготовителя "Метионина". Ответа на запрос "СЭ" в ФМБА по поводу "дела Сергеевой" пока не последовало.

Наталья Марьянчик
Все материалы автора

Понравился материал —
не забудь оценить!
vs
7
Офсайд
Пред. статья След. статья
МАТЕРИАЛЫ НА ТЕМУ
Новостная рассылка «Вечерний Спорт-Экспресс»
Только на самые главные новости и важные материалы из мира спорта