Новости
Меню
Бокс/ММА

15 марта, 00:00

«От Емельяненко в бою с Монсоном ничего не ждал. Он до сих пор в плохой форме». Кокляев о своих боксерских планах

Михаил Кокляев заявил, что Александр Емельяненко находится в плохой форме
Корреспондент
Похоже, мы еще увидим силача в ринге.

Самый титулованный стронгмен России Михаил Кокляев в 2019-м занялся боксом, проиграл Александру Емельяненко, а потом заявил, что хочет с ним реванш. Однако за два с лишним года Михаил провел лишь один бой — в феврале 2021-го победив по очкам Артема Тарасова, которые весил на 40 килограммов меньше. Сейчас Кокляеву 43, и он собирается продолжать боксировать. В интервью «СЭ» силач рассказал о своих планах.

— В какой форме вы сейчас находитесь?

— 60 процентов от моей лучшей формы — когда я мог пробежать, грубо говоря, 3 км за 16-17 минут при таком весе. Если тогда я на скакалке мог прыгать 5 минут без перерыва, то сейчас уже минутку. Потом полминутки отдыхаю, потом опять минутку прыгаю. И так пять раундов.

Спаррингов сейчас у меня пока нет. Мы планировали бой с Джеффом Монсоном, но четкого ответа пока не получили. Для того чтобы не перегореть, для того чтобы к бою появилось чувство голода, я тренируюсь, поддерживаю форму, хожу в зал пять раз в неделю. Но просто поддерживаю хорошую, человеческую физическую форму — мужчины, которому уже за сорок (улыбается).

— Последний раз когда били по лапам?

— Наверное, недели полторы-две назад. У меня не было машины, и мне было накладно ездить. Сейчас я купил машину и теперь буду ездить чаще — чтобы работать над ударной техникой.

— На днях Александр Емельяненко обратился в том числе к вам в Instagram...

— Он не ко мне обратился. Он спросил у своих подписчиков, с кем ему побоксировать. Мне нужна конкретика, потому что «может, будет, а может — нет», как это было в 2020-2021 годах, — такое меня не устраивает. Не могу пообещать, что, если мне предложат «давай подеремся», я через месяц точно выйду в ринг. Я к этому делу отношусь серьезно, основательно. Когда будет конкретное предложение, тогда можно будет начать разговор. Навык у меня уже какой-то есть, поэтому знаю, как распределять нагрузку, где будут подготовительные моменты, а где — соревновательные, это все я для себя уже понял.

— Какие выводы для себя сделали после просмотра боя между Александром Емельяненко и Джеффом Монсоном?

— По этому поводу у меня два мнения. Первое — Саша с уважением относится к Монсону, поэтому он позволил ему дожить до конца. Второе — Саша в первом раунде отдал все силы, а потом уже просто стоял — и все. Джефф удивил меня больше, чем Саша. От Саши я ничего не ждал. Саша до сих пор находится в плохой форме.

— Чем именно Монсон удивил?

— Взрывом. Был у него такой взрыв. Как он закидывал левый боковой... Бросок тигра он делал (улыбается). Еще удивил тем, что дышал. Человеку за 50 лет уже, но многие все чего-то от него ждут. Хотя только то, что он вышел в ринг, — уже победа.

— На какой площадке возможен ваш бой против Монсона?

— В лиге «Наше Дело». Этот промоушен мне нравится. Общаемся с Артуром [Арутюняном] - руководством «Нашего Дела». Если все срастется, то у нас будет бой по правилам бокса, а не кулачки.

— Выйди Александр в такой же форме, как в бою с Монсоном, против вас, то как бы оценили свои шансы?

— Я вообще не люблю говорить про такие моменты, смогу ли я или не смогу. С точки зрения здравого смысла предугадывать не надо. Каким бы Саша ни был, у него все равно есть опыт. Я не люблю загадывать, предугадывать, говорить, смог бы я или нет. Не попробуешь — не узнаешь. Путь осилит идущий, поэтому только бой бы все показал.

Есть такая пословица: «Загад не бывает богат». Допустим, если сегодня я скажу: «Если бы да кабы...» Если бы да кабы — был бы болт у бабы (улыбается). Поэтому не хочу говорить чисто из-за кармических вещей, а не из-за того, что боюсь сказать. Я не хочу сотрясать воздух. Лишнее говорить, за что можно зацепиться, хайпануть... Ведь есть люди, которые вытягивают из контекста какого-то интервью пару фраз, и потом начинается: «Вот, ты же сказал, давай, вперед!» Так что говорить, что я побил бы Александра, будь он в плохой форме, а я в отличной, — это неправильно, это не по-мужски.

Джефф Монсон. Фото Валерий Шахов
Джефф Монсон.
Валерий Шахов

— Ваш бой против Монсона пройдет в перчатках для ММА, но по правилам бокса?

— Нет-нет. Я сразу же организаторам сказал: «Даже если будет хорошая цифра, то давайте бокс будет боксом». У меня есть некоторые рамки, критерии. Например, я никогда не буду делать ставки на спорт, никогда не пойду на концерт Моргенштерна и никогда не буду надевать перчатки для ММА (улыбается). Пускай люди видят, что человек постоянен, что человек говорит и делает. Вот и все. Я много раз уже говорил, что я буду биться только по правилам бокса. Бокс у меня свой — корявый, качковский, мешковский. Говорят, что я мешок и так далее, но честно скажу: мне по хрен. Это мой бокс.

— Вы спарринговали с рэпером Джиганом. Почему бы вам не провести настоящий бой — по правилам бокса?

— Я не против. Как сегодня говорит молодежь, я готов выскочить раз на раз. Почему нет? У меня с ним хорошие отношения, хайповать с ним не надо. Я бы его ни булкой, ни пирогом не называл бы, как его называет Саша [Емельяненко]. Он с ним то фотографируется, любезностями обменивается, то пирожком или булкой называет (улыбается). Я относился и буду относиться к людям с уважением, положительно, не теряя лица.

— Обсуждали вариант проведения боя с Джиганом?

— Он обсуждался. Канал True Gym долго вел с ним переговоры. Во-первых, если не ошибаюсь, в 2020 году позвонила женщина из «Газпром-медиа» и спросила у меня: «Возможен ли бой с Джиганом? Смогли бы?» Я ответил: «Почему нет? Давайте договаривайтесь». Они начали договариваться, и, видать, [Джиган] поставил большой ценник, а потом потихоньку этот хайп переключился на Александра Емельяненко. На этом все застряло. Хотя, допустим, скинь ты денег Джигану, он выйдет. Джиган ведь тайский боксер, качок, и при этом вы все видели, что мой бокс не самый лучший. У меня не то чтобы посредственный бокс, я его вообще боксом не считаю. Мой бокс начнется тогда, когда я кого-то уроню. И сразу же потом все скажут: «Он ведь боксер». А пока моего бокса не видно. То, что я сейчас делаю, — это не бокс, а фитнес.