Новости
Меню
Фигурное катание

30 октября 2021, 13:00

«Туктамышева получает удовольствие от катания! Для многих других русских фигуристок это работа». Мнение из Канады — об ученицах Тутберидзе и русском хейте

Корреспондент
Интервью с олимпийской чемпионкой и телекомментатором Меган Дюамель.

Первый день «Гран-при Канады» не принес больших сенсаций. Три россиянки до Ванкувера доехали — три места на подиуме в короткой программе заняли. Кто бы сомневался?

На канадском телевидении весь день соревнования анализировала Меган Дюамель — олимпийская чемпионка Пхенчхана в команде, бронзовая призерка в личных соревнованиях и двукратная чемпионка мира. У нее особенные отношения с миром российского фигурного катания. Многие помнят 35-летнюю Дюамель по комментариям в отношении Анны Щербаковой перед мартовским чемпионатом мира, когда Меган охарактеризовала лидера российской сборной как «болезненно выглядящую». Учитывая историю на чемпионате России — наверное, небезосновательно.

Корреспондент «СЭ» поговорил с канадским экспертом о короткой программе «Гран-при» в Ванкувере. А более обстоятельный разговор о разнице российского и североамериканского фигурного катания и команде Тутберидзе ждите завтра, после произвольных программ.

Фавориты Олимпийских игры у пар — Мишина и Галлямов

— Меган, давайте прежде всего о вашем виде — парном катании. С китайцами все понятно, они уникальны, но как вам российская пара Павлюченко/Ходыкин? Вы всегда любили сложные элементы, они тоже любят сложности.

— Я смотрела их короткую программу на Кубке России и подумала: «Вау, это моя любимая короткая среди всех пар!» Сегодня было немного неряшливо. Они упали, несколько выпали хореографически из музыки. Но программа очень сложная, и это мой стиль! Я люблю такой. Мне очень нравится, что они будут делать тройной флип в произвольной, мне вообще они очень нравятся.

— В Ванкувере произошло еще одно знаменательное событие — у вас в Канаде появилась пара Ванесса Джеймс/Эрик Рэдфорд, вы знаете Эрика лучше, чем кто-либо в этом мире. (Дюамель выигрывала с ним. — Прим. «СЭ»). Они тоже претенденты на олимпийскую медаль, у них достаточно времени?

— Нет, не думаю. Я не думаю, что в этом сезоне у них достаточно хорошие программы и элементы для такой цели. Чтобы соревноваться с российскими и китайскими парами, вы должны быть особенными. А Ванесса и Эрик на данный момент все-таки особенно не выделяются. Может, им нужно больше времени. Но Олимпиада скоро, в феврале. Я не верю, что им хватит времени достичь такого высокого уровня.

— То есть у нас только русские и китайцы. Учитывая, что Игры в Пекине, Суй/Хань — фавориты?

— Фаворитов трое. Тарасова/Морозов, Мишина/Галлямов и Суй/Хань. Сейчас преимущество у Мишиной и Галлямова. У них есть очень сильные аспекты, они делают каскад 3 + 3 в произвольной программе, и они стабильны. Так что если бы я ставила деньги, то выбрала бы пару Тамары Москвиной.

— Сколько бы поставили?

— Ой, у меня немного денег (смеется). Да и к февралю все может измениться! Но мне нравится эта команда, судьям тоже. Мое слабое место — это пара Тарасова/Морозов, я болею за них. Я с ними долго соревновалась, они очень приятные люди. Но они как раз нестабильны, а чтобы выиграть Олимпийские игры, это очень нужно.

Коляда — красивый фигурист, но на соревнованиях не показывает лучший уровень

— Если говорить о мужчинах — Чен вернулся после своего странного выступления в Вегасе. Вы скорее за него или за Ханю в этом соперничестве?

— Я из лагеря Натана. Очень люблю его катание и его самого как человека. Наверное, Юдзу тоже прекрасный человек, но его я не знаю так хорошо. Но катание Натана, оно... клевое! Все так гладко и круто. И его техника четверных исключительная.

— Вам не кажется, что в их противостоянии не хватает огня? Канада — Россия в хоккее — это эмоционально, а они оба так дипломатичны. Для спорта было бы лучше чуть больше треш-тока?

— Думаю, вы правы. Нет драмы. Они оба расслабленные, желают друг другу всего лучшего, как такового противостояния и нет. Натан очень легко выигрывает последние четыре года. Он не проигрывал Юдзу несколько лет. Я не вижу соперничества, Натан — первый, Юдзу — под ним. Может, люди меня захейтят после этого, но я чувствую так.

— Надеюсь, до Японии наш текст не дойдет. А против Чена и Ханю у нас тоже никого нет? Я бы хотел услышать Михаила Коляду, конечно, но есть ведь и Юма Кагияма.

— Юма очень хорош. У него не хватает опыта, так что сложно понять, как он себя поведет под давлением олимпийского турнира. Мне очень по душе Коляда, он красивый, классический фигурист, но часто на соревнованиях он не показывает свой лучший уровень. Но мы видели на «Гран-при США», что может произойти, когда Натан не идеален. Когда ты заходишь на пять четверных, ошибки очень возможны. Так что гонку за золото я вижу как Натан vs Юдзу, но Skate America показал, что все возможно.

Слова Веденина говорят о его ограниченности

— В танцах можно поздравить вас с победой канадского дуэта, но поскольку я мало что понимаю в танцах, можно вас спросить про слова американо-российского судьи Веденина? Который сказал про холодное катание Пападакис и Сизерона из-за нетрадиционной ориентации партнера.

— Да, я слышала. Знаете, любая точка зрения имеет право на существование. Просто, думаю, есть разница в культуре — североамериканской, русской. И французской, возможно. Если мы слышим что-то такое у нас, мы относимся со всей серьезностью, потому что здесь очень важно равенство людей. И ты не можешь говорить такие вещи вслух, громко. Без последствий в виде реакции людей — точно.

— Без последующего кэнселлинга?

— Отчасти да, ты должен быть очень аккуратен. Учитывая роль судьи как официального лица в сообществе. Он кажется ограниченным человеком из-за этого высказывания — что он судит об интерпретации французов по таким причинам. В Северной Америке для нас есть много ракурсов интерпретации. Я слышала то же самое, когда каталась с Эриком. Не такими же словами, но в духе «вы не очень романтичная пара, это влияет на впечатление». Конечно, кто-то будет видеть так. Но есть разные пути достичь «химии». У вас может быть «химия» как у брата с сестрой или как у друзей.

— Ну у Гиллес/Пуарье есть «химия». Хотя Веденин мог бы сказать по-другому.

— Поэтому судят девять человек. Вы видите нечто красным, я — голубым, и получается сиреневый.

Уважаю Туктамышеву за то, что она бьется с молодыми фигуристками

— Давайте, наконец, о девушках. Вам не скучно? Опять три русских на подиуме.

— Нет, не скучно, но, конечно, я не удивлена. Мы ожидаем такого результата каждый раз, когда три русских женщины приезжают на соревнование. Меня захватывает интрига — кто сделает тройной аксель, кто четверной. Кто улучшится по сравнению с предыдущим стартом. Мой фаворит среди россиянок — Елизавета Туктамышева. Я ее так уважаю! За то, что она продолжает биться с этими молодыми фигуристками. И не только бьется, а прогрессирует! И думаю, на ее стороне уважение всего мира фигурного катания. Да, понимаю, она не получает 85 баллов за короткую программу. Но для нее победа — это не золотая медаль. Она просто обожает кататься. И вот этот подход я понимаю, он мне близок.

— То есть она катается в удовольствие, а ученицы Тутберидзе бьются, борются? Вы это видите?

— Да. Для большинства российских фигуристов вообще это работа. И они толкают друг друга к границам, которые, как мы думаем, недостижимы. Поэтому ваши одиночницы такие сильные. Мы увидели вернувшийся тройной аксель Косторной, в прошлом году она его не делала. Они двигают границы фигурного катания в каждом аспекте — сложных прыжках, связующих элементах, стабильном катании. Это удивительно. И у меня нет ни малейшего понятия, кто из русских девушек будет в олимпийской сборной. Это невозможно спрогнозировать! Очень надеюсь, Туктамышева там будет. И Трусова, она тоже одна из моих любимиц.

Часто есть кто-то один, на кого вы равняетесь. Сейчас у вас... не знаю, сотни таких! Те, кто финишируют в подвале таблицы чемпионата России, могут на равных конкурировать с остальным миром.

— Если правильно помню, вы столкнулись с русским хейтом, когда говорили об Анне Щербаковой на чемпионате мира. Насколько это было серьезно?

— Да, мой комментарий касался как раз чемпионата России, на котором Щербакова сказала, что была больна. И ее тренеры подтверждали ее болезнь. Так что я следила за ней в Красноярске, дальше мы поехали на чемпионат мира, и я увидела ее там. Так что это была реплика, основанная на последнем наблюдении за спортсменом, что она была больна на чемпионате России. И это было воспринято так чрезмерно, люди впали в крайности! Я получила столько хейтерских сообщений. Огромное количество русских, пишущих мне сотни сообщений в день, что «я ненавижу ваш народ». Но я им отвечала: да многие мои любимые фигуристы — из России! Мои любимые пары и одиночницы, например.

В молодости я была поклонницей Ирины Слуцкой, я хотела быть похожей на нее! И я не адресовывала тот комментарий всем российским фигуристам или всем россиянам, стране. Просто фраза, основанная на прошлых интервью. Может быть, мне не стоило ее говорить. Потом одна хорошая русская женщина сказала: «Может, тебе стоит извиниться? Сделать пост в Instagram». Я ответила, что не против, я сделаю. Но людям все равно не понравилось. Ладно, это жизнь.

Продолжение интервью Меган Дюамель — скоро на сайте «СЭ».