Новости
Меню
Фигурное катание

Эксклюзив

9 апреля 2020, 00:30

«Я не иду к государству с протянутой рукой». Авербух — о финансовых сложностях в ледовых шоу

Корреспондент
Как фигуристы и ключевые игроки переживают паузу в индустрии

Катки почти по всему миру закрыты, в нормальном режиме работают лишь Корея и Япония, куда из закрывавшейся Канады спешно переместилась Евгения Медведева. Основа весеннего и летнего фигурного катания — шоу. Несколько запланировано на конец апреля в Стране восходящего Солнца, они пока стоят в расписании и не отменены.

В России рынок ледовых шоу фактически обвалился, не состоялось ни мероприятие федерации «Россия, вперед!», ни триумфальные гастроли учениц Этери Тутберидзе, десятками пришлось отменять представления по всей России Илье Авербуху. По данным системы СПАРК, в 2018 году годовая выручка его компании составила около 230 миллионов рублей. Разумеется, распределение по месяцам неодинаковое, но масштаб потерь от простоя на протяжении нескольких месяцев можно представить. В среду СМИ уже распространили заявление вице-чемпиона Олимпиады о том, что он «просит помощи у государства».

В разговоре с «СЭ» Авербух развернуто пояснил свою позицию.

Спад беспрецедентный

— Илья, вы высказались о проблемах в индустрии шоу и возможной поддержке государства...

— Мои слова о помощи государства были выхвачены из контекста. Авербух просит поддержки у государства с протянутой рукой — нет, это неправда и очередное передергивание моих слов, я лишь описал ситуацию, которая есть в моей компании. Компания эксклюзивная, круглогодичного цикла, таких немного. У меня большая история с длинными контрактами, в том числе и с участниками. В год мы проводим более 250 представлений. Разумеется, это предполагает большую подготовительную работу, у нас офисы в Москве, Сочи. Много инвестиций, и деньги, которые, были вложены уже в будущие проекты, по сути сгорели.

— Вы о новогодних представлениях или о ближайших?

— Речь о летних, осенних проектах. Но это обычные сложности для нынешнего бизнеса. Надо искать выходы. Уверен, к лету ситуация стихнет, но даже при постепенном снятии карантина до массовых мероприятий очередь дойдет последней. Раньше августа мы вряд ли сможем работать, получается, простой — более полугода. Компания живет за счет оборотных средств, прибыль с одного проекта идет сразу на следующий. Так живет настоящий бизнес. Отсутствие мероприятий обескровит бюджет. Речь идет сейчас не об участниках, которые получают гонорары, а о сотрудниках, которых в моей компании более 60 человек: бухгалтерах, юристах, маркетологах, пиарщиках.

— Как решаете проблему? Вы сокращали зарплаты? Сейчас в спортивной индустрии это сплошь и рядом.

— Компания существует уже давно, 16 лет, я с этими людьми прошел большой путь и не могу позволить себе оставить их на улице. Сейчас стараюсь с помощью кредитов держаться на плаву, перекредитовываюсь, чтобы исполнить обязательства, которые у меня есть перед людьми. Сейчас большое испытание для таких компаний, надеюсь, мы все вместе его пройдем.

— Инвесторы и спонсоры уходят?

— У меня нет как таковых инвесторов, которые вкладываются и ждут прибыли, инвестирую я сам. Но к крупным проектам спонсоры проявляют интерес. Сейчас, конечно, беспрецедентный спад, потому что объективно первое, что сокращают компании — рекламные бюджеты. Сейчас надеяться на спонсорские деньги не приходится, а это очень большой процент вложений. Контракты, которые были готовы, заморожены до лучших времен.

Нужно около 30 миллионов рублей

— Сколько составляют ваши потери?

— Сложно оценивать. Чтобы продержаться до августа, если тогда разрешат работать, — в районе 30 миллионов рублей. С учетом сохранения всех зарплат, издержек на аренду и так далее. Где их взять, когда нет оборотных средств, и компания в стагнации? Идей немного.

В ряде шоу была уже оплачена аренда, реклама, есть прямые убытки — в сумме это около 10 миллионов. Сами шоу в итоге не состоялись, выручки от проданных билетов нет. А билеты участникам были уже выкуплены. Логистику надо за два месяца до события проработать.

— А если оценивать среднюю выручку от одного шоу?

— Я делаю много разнонаправленных проектов, выступаю как режиссер и инвестирую в компанию. Я участвовал в постановке церемоний открытия чемпионата мира по футболу, Универсиады в Красноярске, юниорского чемпионата мира по керлингу, Культурного форума в Петербурге. Доходность везде отдельная. То есть моя деятельность — далеко не только шоу, шоу — это меньше половины. В Симферополе мы недавно открыли ледовый центр, который начал готовить будущих спортсменов — его тоже закрыли на карантин.

— Вы все-таки ждете поддержку от государства, верите в нее?

— Не думаю, что возможна, да и нужна точечная поддержка. Говорю скорее об организации неких мероприятий с привлечением крупных компаний. Я за то, чтобы возвращать деньги трудом, а не ходить с протянутой рукой к государству, мол, дайте мне просто так. Просто так мне ничего не надо. Но создать возможности для активности, заработка — я об этом. Это очень важно. Корпоративные мероприятия могли бы стать опорой для многих концертных агентств. Государство может создать условия, которые бы позволили удержаться на плаву. Речь о заработке сейчас вообще не идет.

— Вы упомянули карантин, но формально вроде бы его не ввели. Объявление чрезвычайной ситуации, что бы сделало коронавирус форс-мажорным обстоятельством, могло бы помочь?

— С арендой было бы полегче. В принципе меры, которые уже были названы, дают некие результаты. Объявлены арендные каникулы, на месяц мы договорились, но дальше никто их соблюдать не будет. Все законы сейчас принимаются в спешном режиме, и требовать от них абсолютной точности сложно. Сейчас самое важное — ждать и быть на низком старте, чтобы сразу после возвращения к нормальной жизни работать, засучив рукава.

Не вижу кризиса в фигурном катании

— 8 апреля — онлайн-показ вашего шоу «Ромео и Джульетта». Такой формат может хоть как-то финансово помочь?

— Мы делали несколько таких трансляций, но пока не научились на этом зарабатывать. Затраты на такую трансляцию точно не окупаются, это чистая благотворительность. Да, есть эксклюзивные концерты, где процесс устроен по-другому. Но в ледовой индустрии это не развито. По крайней мере в моем случае это не приносит прибыль. Деньги можно привлечь за счет рекламодателей, которые вставляют ролики в видео, а их сейчас мало. Плата за трансляцию зрителями все равно расходы не отобьет.

— Вы сами как справляетесь с самоизоляцией?

— Продумываю дальнейшие планы, пишем музыку к новому спектаклю «Анна Каренина», премьера которого планируется в этом году в Сочи. Разрабатываем декорации и эскизы костюмов и заодно бизнес-план на будущее. Не страдаю из-за самоизоляции, в душе я хотел эту паузу, так что чувствую себя хорошо. Мне не грустно самому с собой. Много времени провожу с сыном, и от этого с ним мы выигрываем.

— Ари Закарян говорил, что не все виды спорта оправятся от простоя. В фигурном катании есть риск снижения рейтингов и количества денег?

— Я бы так пессимистично не говорил, думаю, все восстановятся. Не раз уже из таких ситуаций выходили. Конечно, будет пересмотр позиций, но стремление получать эмоции от спорта никуда не денется. Не вижу глобальных проблем для фигурного катания. Хедлайнеры свое отыграют, страдать будут те, у кого нет такого большого бэкграунда. Но популярность фигурного катания сейчас колоссальная, так что с привлечением денег трудностей не будет.

— Но согласитесь, что так только в России и Японии. Фигурное катание разве сейчас не в кризисе?

— В нем всегда было не очень широкая география — две названные страны, Северная Америка и ряд выстреливающих европейских стран. В топе 10 стран. Но это страны — самые развитые в мире, поэтому проблем не вижу.