Хоккей

10 февраля, 00:00

Не только Кузнецов и Ничушкин. Что такое Программа помощи игрокам НХЛ, в которую они постоянно попадают?

Кузнецов и Ничушкин обратились в программу помощи игрокам НХЛ
Иван Богун
Корреспондент отдела хоккея
Сколько лет она существует, как работает и кто из хоккеистов обращался.

В последнее время все чаще можно видеть, как хоккеисты, имеющие различные проблемы за пределами ледовой площадки, обращаются за их решением в некую Программу помощи игрокам НХЛ.

Ради участия в ней спортсменам приходится на неопределенный срок приостанавливать карьеру и на несколько месяцев забывать о любимой игре. Однако мало кто знает, что она собой представляет на самом деле и как работает.

В большом материале «СЭ» рассказывает, как функционирует важный нынче спасательный круг для многих энхаэловцев.

Как и когда появилась программа?

Player Assistance Program (PAP) появилась после локаутного сезона в 1996 году, когда НХЛ и профсоюз игроков ужаснулись стремительно растущим количеством людей, страдающих алкоголизмом и наркоманией, и приняли решение создать совместное предприятие, чтобы предоставить игрокам быструю и качественную помощь.

Перед глазами у комиссионера лиги Гэри Беттмэна и главы NHLPA Боба Гуденау были яркие и печальные примеры Дерека Сандерсона, Боба Проберта, Брэнтта Миреса и Тео Флери, которые были лишь верхушкой айсберга. Поэтому после заключения нового коллективного соглашения и потепления отношений организации достаточно легко договорились об учреждении совместного предприятия, которое финансируется на паритетных началах.

Изначально программа должна была помогать игрокам преодолевать лишь алкогольную и наркотическую зависимость. Однако с середины 1990-х мир успел поменяться и спектр решаемых проблем существенно расширился. С компьютеризацией общества настоящей бедой спортсменов стала игровая зависимость, а с расширением Всемирной паутины казино, ставки и прочие азартные развлечения стали доступны для падких на легкие деньги хоккеистов на расстоянии пары кликов мышью.

Хоккеист «Колорадо» Валерий Ничушкин.
Валерий Ничушкин.
Фото USA Today Sports

Стоит ли говорить и о целом пласте психологических заболеваний, которые стали восприниматься куда серьезнее, нежели раньше? Теперь тревожность, панические атаки, суицидальные настроения и депрессии на равных стоят в одном бедовом ряду с алкоголем и наркотиками. Особенно после того, как за пару лет ушли из жизни сразу несколько видных тафгаев, включая Дерека Бугарда, Уэйда Белака и Рика Репьена.

Обратиться за помощью к профессионалам сейчас могут и хоккеисты, которые вместе с очками не менее профессионально набирают долги и не умеют контролировать собственные финансы. Для них программа предоставляет услуги финансового консультирования, чтобы помочь игрокам эффективно управлять своими средствами — специально обученные люди помогают им с составлением бюджета, реструктуризацией долгов и будущим инвестированием.

Для того чтобы оказаться в Player Assistance Program, достаточно позвонить на специальную горячую линию и попросить помощь, которая в большинстве случаев оказывается по месту хоккейной прописки игрока. По большому счету, участие в программе заключается в бесплатном обращении к заранее одобренным лигой докторам и специалистам на территории того или иного штата — причем все они имеют опыт работы с профессиональными атлетами.

Как она работает?

Один из ключевых принципов PAP — практически полная конфиденциальность. Клубы и лига никогда не информируют третьих лиц о ходе и результатах реабилитации игрока, а также о причинах его решения вступить в программу. В случае с действующими хоккеистами общественность оповещается пресс-службой НХЛ лишь о самом факте вхождения в программу. Но зачастую вся подноготная моментально всплывает наружу благодаря инсайдерам и журналистам.

Впрочем, хоккеисту не запрещается самостоятельно раскрыть характер своих проблем. Например, Кэри Прайс в октябре 2021-го прямо заявил о наличии у него зависимости от психотропных веществ, которая привела его в программу: «Я начал пить таблетки ради развлечения, когда выходил куда-нибудь повеселиться с ребятами. Мне казалось, что я очень хорош в этом. Но дошло до того, что веселье пропало, и пришлось остановиться. Каждым воскресным утром я убеждал себя, что подобного никогда больше не повторится, но продолжал жить по-старому», — рассказывал голкипер «Монреаля».

Кэри Прайс.
Фото Global Look Press

Не делали тайну из своего временного исчезновения его коллеги по амплуа Коннор Ингрэм и Спенсер Найт, страдавшие обсессивно-компульсивным расстройством — оба до дрожи боялись заболеть и по сотне раз на дню намывали руки, практически не вылезая из уборной.

Важный момент: присоединиться к Player Assistance Program можно исключительно добровольно — клуб или лига не вправе принуждать игрока к прохождению лечения. При наличии проблем они обязательно оповещают игрока о возможности взять бессрочный отпуск и заняться собой, но финальное решение всегда остается за спортсменом.

А вот прервать курс по собственному желанию и в любой момент вернуться на лед он не может — дать добро на возобновление карьеры должны специалисты. Из-за этого правила сроки отлучения игроков от команды никогда не называются. Более того, по словам одного из агентов, уклонение от прохождения реабилитации после ее начала теоретически может послужить основанием для досрочного разрыва контракта.

А что с зарплатой и контрактом?

По большому счету нахождение в программе — это легальная возможность не ходить работу и продолжать получать за это деньги в полном объеме. На время реабилитации контракт не замораживается/приостанавливается и продолжает действовать как ни в чем не бывало. Так что понять возмущение болельщиков «Коламбуса», которые уже несколько дней распекают «страдающего» Патрика Лайне за фото на яхте, можно — мало кто рад тому, что у финского нападающего исполнилась мечта внушительной части населения планеты.

При этом средняя зарплата (кэпхит) игрока продолжает учитываться под потолком зарплат команды без каких-либо условностей — этим участие в PAP принципиально отличается от нахождения в долгосрочном списке травмированных, при котором команда может превысить потолок в пределах зарплаты отсутствующего хоккеиста.

Вместе с тем в активном ростере из 23 человек такой хоккеист не числится. Именно поэтому «Вашингтон» сразу же вызвал из АХЛ на место Кузнецова 31-летнего канадца Майкла Сгарбоссу.

Хоккеист «Вашингтона» Евгений Кузнецов.
Евгений Кузнецов.
Фото USA Today Sports

Помогает ли она?

За почти 30 лет существования программы НХЛ и профсоюз ни разу не делали отчет о ее работе и результатах. По крайней мере публично. Удивительно, что на официальных сайтах лиги и NHLPA даже нет никакой отдельной вкладки, которая хоть как-то знакомила бы пользователей с базовой информацией о программе.

Сами участники нередко отмечают ее положительный эффект. Например, тот же Прайс рассказывал, что своевременная помощь специалистов уберегла его от еще больших проблем с веществами и спасла ему жизнь. Аналогичные благодарности PAP выписывали Ингрэм и Найт.

Единственный, кто на данный момент решился публично раскритиковать PAP, — это страдавший алкоголизмом обладатель Кубка Стэнли и бывший голкипер «Чикаго» Скотт Дарлинг, который, не стесняясь в выражениях, разнес ее в подкасте «What Chaos!»:

«К черту их! Если вам нужна помощь, ищите ее самостоятельно. Никогда не проходите через программу и не обращайтесь в НХЛ. Там — монстры! Они пытаются заставить вас расторгнуть контракт. Если вы только выйдете за дверь, НХЛ может разорвать ваш контракт».

Как бы то ни было, важно помнить, что участие в этой программе — это далеко не гарантия окончательного избавления от всех бед. Достаточно вспомнить свежий пример Майка Рибейро, которого алкоголизм привел не только к проблемам в семье.