Хоккей

11 сентября 2022, 07:00

Канадцы называли его лучшим в истории СССР и первым позвали в НХЛ. Почему Фирсов пропустил Суперсерию-72

Иван Шитик
Корреспондент
История нападающего ЦСКА и советской сборной Анатолия Фирсова.

Анатолий Фирсов смело может претендовать на звание лучшего хоккеиста СССР 60-70-х годов. Три года подряд он становился лучшим бомбардиром чемпионатов мира, а в 1967 году установил новый рекорд, набрав 22 (11+11) очка в 7 матчах.

С 1964 по 1971 год Фирсов в составе сборной СССР восемь раз подряд выигрывал мировое первенство. Трижды по итогам турнира его признавали лучшим нападающим (1967, 1968 и 1971 годы).

В 1964, 1968 и 1972 годах он также выигрывал золото Олимпийских игр в Инсбруке, Гренобле и Саппоро.

«Когда я был совсем молодым, то любил наблюдать за игрой Фирсова. Он просто потрясал. Настоящая легенда. На его игре выросло несколько поколений игроков. Многие мальчишки пошли в хоккей именно из-за него. Его игра завораживала», — говорил Фетисов в интервью «СЭ».

На Олимпиаде-1968 Фирсов в звене с юными Владимиром Викуловым и Виктором Полупановым в 7 матчах забил 12 голов. На Играх-1972, где Анатолий Тарасов презентовал новую пятерку Рагулин — Цыганков, Викулов — Фирсов — Харламов, этот квинтет забросил 19 из 33 шайб нашей команды.

Учитывая класс и статус игрока, тем удивительнее кажется тот факт, что Анатолий Фирсов не попал в состав сборной СССР на Суперсерию 1972 года против сборной Канады.

Анатолий Фирсов (третий слева во втором ряду) в составе сборной СССР. Фото Олег Неелов
Анатолий Фирсов (третий слева во втором ряду) в составе сборной СССР.
Олег Неелов

Причины

Фирсов всегда пользовался особым расположением главного тренера сборной СССР Анатолия Тарасова.

«В «Спартаке» Толя не проходил в состав, но Тарасову чем-то приглянулся — забрал его в ЦСКА. И они нашли друг друга. Тренер безоговорочно верил в игрока, а тому даже самые жесткие его требования были в радость. Никто не работал так, как Фирсов! Разве что Викулов, который во всем старался ему подражать. Проходных тренировок для Фирсова не существовало», — вспоминал вратарь сборной СССР Александр Пашков в интервью «СЭ».

Однако после Олимпиады в Саппоро из сборной ушел тренерский тандем Аркадий Чернышев — Анатолий Тарасов. Два великих советских тренера сложили полномочия, хотя было трудно представить, что на игры с Канадой сборную будут выводить другие люди. Однако Чернышев с Тарасовым написали заявление об уходе по собственному желанию. А сборную СССР приняли Всеволод Бобров и Борис Кулагин.

Пришедший на их место Бобров был в напряженных отношениях с Тарасовым и решил убрать из команды его «любимчика».

«Я был шокирован, когда новые тренеры на первой тренировке сборной объявили: «Фирсов и Давыдов могут быть свободны». Пучков нашептал Всеволоду Михайловичу, что Фирсов как любимчик Тарасова и Давыдов как любимчик Чернышева будут мстить, что ли, за отставку «их» тренеров. Чушь несусветная! Но я и Виталик навсегда оказались вне сборной», — с горечью вспоминал сам Фирсов в интервью «Советскому спорту».

Накануне чемпионата мира, объясняя отсутствие Фирсова в команде, Бобров заявил иностранной прессе, что у того рак желудка (Олимпиаду Анатолий действительно отыграл с открытой язвой).

«Как можно играть под руководством Боброва, который объяснил мое отсутствие тем, что я болен раком? С тренером, который меня похоронил, работать не буду. В первенстве СССР я тоже не видел перспектив: Тарасов ушел, а ни один другой тренер мне большего дать бы не смог», — возмущался Анатолий Фирсов.

Чуть позже стало известно о том, что покинувший пост тренера сборной Анатолий Тарасов даже просил защитника Игоря Ромишевского, используя свой авторитет в команде, надавить на новый тренерский штаб, чтобы Фирсова включили в состав, но из этой затеи в итоге ничего не вышло.

Так или иначе, уже на чемпионат мира 1972 года Фирсов в составе сборной СССР не поехал. И на турнире в Чехословакии прервалась победная золотая серия советской сборной.

Но не это стало причиной окончательного разрыва Фирсова со сборной. Доподлинно известно, что после неудачи на ЧМ-1972 в числе кандидатов на место в составе на Суперсерию Анатолий Фирсов все же значился. Но с самого начала подготовки и начались какие-то непонятные игры медицинского персонала сборной.

Официально было объявлено, что Фирсов пропустит Суперсерию, так как не успевает восстановиться после травмы колена и набрать форму.

«Нельзя было выводить из состава и отцеплять Фирсова. Я не знаю точно, что у них за отношения были с Бобровым. Тот говорил, что Фирсов перед Суперсерией был болен, но, поверьте мне, он был абсолютно здоров. Он не мог растерять форму, потому что был настоящим профессионалом», — сокрушался многолетний капитан ЦСКА, защитник, участник Суперсерии Виктор Кузькин в интервью «СЭ».

«Как жаль, что ему не удалось встретиться на льду с канадскими профессионалами. Какая была бы захватывающая это дуэль: Фирсов против Эспозито. В 1972 году Фирсов вполне заслужил вызов в сборную СССР. Но, увы, не сложилось.

Фирсов был для меня примером отношения к тренировке. Никто не трудился больше него, не режимил строже него. Он весь состоял из упругих мышц«, — писал Владислав Третьяк в мемуарах «Когда льду жарко».

А вот жена Всеволода Боброва много позже в интервью «СЭ» рассказала свою версию тех событий: «Вся история пошла с фантазий самого Фирсова. Вдруг выходит статья, в которой Толик рассказывает: «Бобров не взял на Суперсерию, объявив на весь свет, что у меня рак желудка». Представляете? Слова «рак» тогда вообще никто не произносил, не принято было. Если случалось — говорили шепотом. Наверное, доктор Белаковский в ЦСКА должен был узнать о таком диагнозе первым. Звоню ему: «Маркович, прочти статью!» — «Уже читал. Чепуха! Как бы он играл с раком?!» А не взял его Сева на Суперсерию по очень простой причине: выбирал из троих — либо Рагулин, либо Фирсов, либо Давыдов. Взял Рагулина».

Были ли это подковерные интриги или заслуженные ветераны попросту уже не вписывались в новую концепцию главной команды страны, сейчас сложно определить.

Анатолий Фирсов. Фото Сергей Киврин, архив «СЭ»
Анатолий Фирсов.
Сергей Киврин, Фото архив «СЭ»

НХЛ или конец карьеры

1972 год стал для Фирсова переломным. Пропуск чемпионата мира, пропуск Суперсерии-72... Он чувствовал, что его карьера близится к закату.

В последнем для себя сезоне-1972/73 в ЦСКА Фирсов в 33 играх забросил 25 шайб и сделал 8 результативных передач. Просто отличный результат для хоккеиста, который готов расстаться с игровой карьерой.

«Меня тогда приглашали сразу несколько клубов НХЛ. Естественно, готов был поиграть в НХЛ лишь в случае, если бы мне разрешило советское руководство. Но когда спортивные чиновники узнали о моей встрече с канадцами, разразился скандал. Меня «прочистили» во всех инстанциях», — говорил Фирсов «Советскому спорту».

Тем не менее Анатолия Фирсова первым из советских хоккеистов официально пригласили в НХЛ. В 1974 году ЦСКА участвовало в турнире в США и Канаде. Фирсов сопровождал команду в качестве одного из тренеров. За Фирсова тогда боролись три клуба: «Монреаль», «Бостон» и «Ванкувер». Возраст Фирсова для них не имел особого значения.

«Что я мог тогда им ответить? — вспоминал Анатолий Фирсов спустя годы в интервью «Советскому спорту». — Посоветовал послать прошения в Спорткомитет и ЦК КПСС. Они отправили запросы по обоим адресам. Что из этого вышло? По возращении вызвали меня на Старую площадь, где в одном из кабинетов сидел громила в генеральских погонах. Минут десять он, как заведенный, повторял одну и ту же фразу: «Нет, ты все понял или нет?» Не знаю, что он имел в виду, но я точно понял, что поиграть и поработать в НХЛ мне не суждено... Более того, стал невыездным...»

Рассказывают, что Фирсова тогда же упрекали, что он собирается сбежать за границу. На что он ответил: «Да не нужны мне деньги! Не понимаете. Я играть хочу! Дайте поиграть!» Не дали.

Для североамериканских СМИ отсутствие Фирсова среди тех, кто отправился в Канаду на Суперсерию, стало «сенсационным».

К 40-летию Суперсерии-72 авторитетное североамериканское издание The Hockey News опубликовало свою версию десятки лучших советских игроков, которые никогда не выступали в НХЛ. Герой той серии Александр Якушев оказался на седьмой позиции, Борис Михайлов — на восьмой. Великий Всеволод Бобров удостоился четвертого места, «Легенда № 17» Валерий Харламов — третьего, а лучший вратарь всех времен и народов Владислав Третьяк — второго. Также в список вошли Александр Мальцев, Валерий Васильев, Вячеслав Старшинов и Александр Рагулин. А возглавил его Анатолий Фирсов!

Издание сопроводило свой выбор короткой характеристикой Анатолия: «Канадских зрителей наверняка восхитила бы его игра. Быстрота мышления на льду и скорость катания сделали Фирсова лучшим из когда-либо выступавших советских хоккеистов в истории».