Бокс/ММА

22 февраля, 14:45

«В Таджикистане очень много русских! Сам не ожидал». Боец Наимов — о релокантах, дружбе с Забитом и Сидакове в UFC

Боец Наимов рассказал о дружбе с Забитом Магомедшариповым
Евгений Нарижный
Корреспондент отдела единоборств
Интервью перед боем.

В ночь на 25 февраля в Мехико состоится турнир UFC Fight Night, в главном событии которого встретятся Брендон Морено и Брендон Ройвал. А откроет кард поединок бойца из Таджикистана Мухаммада Наимова, который подерется с представителем Венесуэлы Эриком Силвой.

В интервью «СЭ» перед боем Наимов рассказал, как готовился в Осетии и пытался связать Заурбека Сидакова с менеджером Али Абдель-Азизом, а также об отказе в совместном фото от Люка Рокхолда, дружбе с Забитом Магомедшариповым и русских релокантах в Таджикистане.

Боец Мухаммад Наимов.
Фото Соцсети

«Сказал Сидакову: «Если хочешь, позвоню Абдель-Азизу, сделаем тебе бой»

— Ты одержал две победы над очень крепкими соперниками, оба раза был андердогом, и тебе дают совсем неизвестного Эрика Силву. Не было разочарования?

— Честно сказать, с одной стороны, было, но потом сам себе сказал, что это же лига, они дают мне бой, не я выбираю себе соперников. Поэтому я сфокусирован на всех одинаково, у меня цель другая, самое главное для меня — победа, выйти и выиграть этот бой. Первый бой у меня был в Америке, второй — в Абу-Даби, третий — в Мехико. Я как бы международный боец, туда-сюда летаю, адаптируюсь ко всей погоде.

— Часть подготовки к этому бою ты провел в Осетии. Следил за недавним чемпионатом Европы по борьбе?

— Особо не следил, так как меня разочаровало, что наши знакомые, наши братья, Найфонов и Баев, не получили визы. Я очень огорчился. Я с ними тренировался, особенно с Баевым — пару раз стоял, когда у нас были круговые качки. Я видел, как он работает усердно, стремительно. А потом следил за Найфоновым, как он все четко делает. И он занял первое место на Ярыгина, а Баев — второе место. Они пашут очень сильно.

— А они как отреагировали на недопуск? Обсуждали это?

— Нет, я, честно, с ними не говорил, я очень близкий с Заурбеком Сидаковым (пропустил ЧЕ из-за травмы. - Прим. «СЭ»), с ним постоянно на связи. Просто от него и от брата Биченова Артура, который со мной живет в Америке, услышал, что они не получили визы. Я не хотел что-то спрашивать — знал, что они огорчены. Не хотел лишние вопросы задавать.

Фото Соцсети

— Ты говорил, что Сидаков хочет в UFC, но ему нужен хороший менеджер. А не думал его познакомить с Али Абдель-Азизом, с которым ты хорошо общаешься?

— Когда мы были в Осетии, на проспекте Мира когда гуляли, я начал его мотивировать. Я сказал: прикинь, Брюс Баффер назовет твое имя! Ты выходишь, олимпийский чемпион, туда-сюда. И только нужен хороший менеджер, и это Али Абдель-Азиз. Я сказал: если хочешь, я сейчас ему буду звонить! Я позвоню, так как у Али Абдель-Азиза помощник — мой брат близкий, Фирдавс. У него работает, тоже менеджерской деятельностью занимается. Я сказал: я сейчас могу ему позвонить, брат! Мы можем в этом году тебе бой сделать. Они очень обрадуются. Потом он сказал: я хочу Олимпиаду еще. Одна Олимпиада будет — даст Всевышний, перейду. Я его сильно мотивировал в этом.

— То есть такое сотрудничество реально — Сидаков и Абдель-Азиз?

— Да, конечно. Я думаю, было бы хорошо.

«Забит спокойный, грамотный. Хорошие советы дает»

— У тебя в соцсетях есть фото с Майклом Биспингом после шоу Даны Уайта. Ты написал: «Никогда не забуду, что посоветовал мне Биспинг». А что он посоветовал?

— Никогда не забуду. Я вышел на 10 дней [на коротком уведомлении], я был где-то под 80 кг, сделал 66 за 10 дней до боя. Это только бойцы знают, как это тяжело. Перед этим шоу мы с друзьями у себя дома смотрели другой Contender Series. Там пять боев было — все пять десижены были (закончились решением судей. - Прим. «СЭ»). Никто не получил контракт, и я сам себе говорю: «Мухаммад, ты должен просто нокаутировать, чтобы получить контракт». И у меня неправильный был настрой на бой. Я вышел, в первом раунде все отдал. Я хотел его нокаутировать, но у меня, к сожалению, это не получилось. От этого боя я получил очень много урона, очень много ударов.

Потом, когда выходил из октагона, я просто хотел позвать Дану Уайта, сказать, что [в UFC] никакого бойца из Таджикистана нет, а у нас такая фан-база — ты просто в жизни такого не видел! Потом я сижу, и сзади меня Дана Уайт стоит, вот так [на плече] руку держит, говорит: «Мухаммад, иди в больницу сейчас, у тебя очень плохое состояние, лицо разбито. Иди, поверь мне, я тебя позову». Честно, после этого мой менеджер чуть несерьезно относился, и поэтому в три года обошлось мне, чтобы выступить в UFC, получить шанс.

А потом, когда в сторону больницы иду за кулисами, вижу Биспинга. Выходит, говорит: «У тебя есть сердце, у тебя дух чемпиона. Просто жди свое время, и оно наступит». Я ему говорю: «Давай сфоткаемся». Он говорит: «Я хочу с тобой сейчас сфоткаться. Оставь эту фотку и нигде не выставляй» (Наимов опубликовал фото спустя три года после неудачи в DWCS. - Прим. «СЭ»). Мне так было приятно от этого. Я сказал: «Вот, Биспинг, смотри, через три года в этот день мы встретились. Как приятно: в контендере ты был — и здесь ты сейчас».

Мухаммад Наимов и Майк Биспинг.
Фото Соцсети

— Ты тренировался с Забитом Магомедшариповым, и, я так понимаю, вы давно знакомы. А как познакомились?

— Мы в Лас-Вегасе познакомились, и потом он в Xtreme Couture был, в UFC PI был. Особо так сильно не тренировались, но близко подружились.

— Как можешь его охарактеризовать как человека?

— Очень спокойный, грамотный человек. Общительный, в плане постоянно советы дает. После боя с маленьким американцем... как его звали... который сильно бьет...

— Стивенс?

— Да, Джереми Стивенс. После этого боя как раз мы находились вместе: я, Забит и Мусхаб Кудиев в одной комнате. И потом я просто говорю: «Как я хочу это повторить, я так хочу твои успехи». Он говорит: «Иншалла, будет. Просто всему свое время». Хорошие советы дает, очень хорошие советы дает в плане религии — он верующий. Всесторонне очень приятный человек.

— А какой-нибудь совет от Забита можешь вспомнить?

— Когда такой легкий спарринг был у нас, он крутится, я кручусь, его удары тоже делаю. Потом он говорит: «Машалла, машалла, продолжай, это хорошо. Сделай на тренировке очень много, а потом в бою само по себе инстинктом приходит».

— Ты спарринговал с Гэтжи, Сэндхагеном, Забитом, Яном, другими бойцами. С кем был самый запоминающийся спарринг?

— Конечно, с Гэтжи. У нас знаете какие спарринги бывают: все останавливаются, на нас смотрят. Он на вес выше меня, очень зрелищный в каком плане: у нас рубка очень хорошо идет — без борьбы, без ничего. Чисто рубка. Иногда бывает, что он бьет мне очень сильные лоу-кики, я отвечаю, и мы сами себя останавливаем, так как не хотим получить травму. Он бьет ниже колена, я бью ниже колена, у нас после спаррингов опухшие ноги такие. Поэтому бьем, бьем, бьем — останавливаемся и дальше по верхней части работаем.

Джастин Гейджи и Мухаммад Наимов.
Фото Соцсети

«На границе с Россией держат 4-5 часов — комната, четыре стены, ничего нет»

— У тебя очень много фотографий со звездами единоборств — ты подходил к ним, когда еще сам не выступал в профи. А было хоть раз, чтобы кто-то отказывал?

— Я жил в своей мечте, когда прилетел в Лас-Вегас. Там один таджик был, но мы далеко друг от друга жили. Я как бы был одиноким таким. Потом — раз, вижу, звезды ходят на улице, звезды везде. Я просто помню один инцидент, там был Люк Рокхолд, бывший чемпион UFC. Я просто его попросил, сказал: «Люк, can I take pictures, можно сфоткаться?» Он вот так прямо посмотрел (показывает высокомерный взгляд)... [Мне стало] даже не по кайфу... Хорошо, будет день, ты будешь со мной фоткаться, и у меня будет такой вид. (Смеется.) Нет, я шучу, я таким не буду, даст Всевышний.

— Ты после прошлой победы высказывал недовольство отношением к таджикам, рассказывал, как к тебе некрасиво отнеслись в Екатеринбурге. А ты с таким поведением сталкивался только в России или в других странах тоже?

— Нет, только в России. Особенно когда я лечу в Екатеринбург, лечу в Москву. Я им говорю, что я спортсмен, просто прилетел сюда, тут мой сын живет, я хочу его просто навещать и все. Останавливают по четыре-пять часов, там одна комната, ничего нет, четыре стенки вокруг. Вопрос после четырех часов: какая ваша цель визита? Что вы хотите тут делать? Где вы работаете? И все. Четыре-пять часов ждать — и вот такие вопросы задавать... Только в больших городах России такое бывает. Хвала Всевышнему, когда я был в этом году в Осетии, мы летали из Минвод, там нас даже не остановили. Я даже сам себя настроил, сказал, что [надо] сейчас в карман положить что-нибудь такое, орехи, чтобы там не проголодаться. Когда я вышел, меня не остановили, я сказал: о, повезло.

Фото Соцсети

— Ты же живешь в Душанбе. А там прибавилось россиян в последние пару лет, как в Казахстане, Грузии?

— Очень много! Я просто сам в последний раз не ожидал. Очень много. Они уже начали к нам приезжать, потому что у нас очень гостеприимный народ. Мы любим гостей. Знаете, я более чем уверен, не знаю, не будет ли это высокомерием, Таджикистан — самая безопасная страна в Центральной Азии. Так как ты можешь 24 часа гулять на улице, никто не может за это спросить: ни милиционер, ни какой-то другой человек. Ты можешь гулять по центру 24 часа, ночью в три часа, никто тебе ничего не скажет.

— Есть большая вероятность, что следующим соперником Ислама Махачева станет Джастин Гэтжи. Ты помогал Гэтжи готовиться к Хабибу. Обсуждали с Джастином совместный лагерь, если ему назначат бой с Исламом?

— Нет, я не помогал, мы просто тренируемся вместе. Такого не было, чтобы я помогал, потому что уровень борьбы Хабиба — это земля и небо со мной. Мы спаррингуемся, я тренируюсь там. Сейчас я за четыре-пять недель до боя нахожусь в Америке, а остальное время стараюсь быть либо в Таджикистане, либо где-то в другом месте.