Новости
Меню
Лыжные гонки

26 июня, 10:30

Аппарат для поиска фтора в лыжных мазях снова провалился

Обмануть комиссию оказалось проще простого. Запреты останутся номинальными?

В прошлом году мировые лыжи прогнулись под давлением экологической комиссии Евросоюза, и руководство FIS приняло эпохальное решение — были запрещены любые лыжные мази, содержащие фтор. Со следующего сезона без фтора останутся и биатлонисты. Только вот безболезненным такой переход произойти не мог, ведь на протяжении долгих лет большинство команд активно использовали фторовые мази на постоянной основе.

Адекватной замены им так и не нашли, поэтому постоянно всплывали скандалы вокруг использования фтора теми или иными командами. Только вот и зафиксировать факт применения фтора официально не могли: не хватало оборудования. Чудо-агрегат изобрели, но первые же испытания показали — от обмана новая машина никого не остановит.

Эксперименты по выявлению фтора показали — обмануть проще простого

Пару месяцев назад Международный союз биатлонистов (IBU) объявил, что со следующего сезона полностью запрещается использование фтора в средствах для смазки лыж во всех соревнованиях под эгидой организации. Ранее подобное решение уже приняла Международная федерация лыжных гонок (FIS). Десятилетия фторовых мазей уходят в прошлое, и всему виной движение за защиту Земли. Согласно недавнему постановлению спецкомиссии ЕС, производить, продавать и использовать продукты с высоким содержанием фтора запрещено по экологическим причинам. Фторуглероды C8 (которые чаще всего и встречаются в специализированных спортивных мазях) также подпадают под этот запрет. В то же время продукты с низким содержанием фтора C6 по-прежнему разрешено производить, продавать или использовать. Но спортивные организации поступили радикальнее и запретили у себя фтор в любом виде, чтобы показать свою прогрессивную позицию.

Только вот первый раунд борьбы за чистое будущее планеты спортивные чиновники проиграли. Сборные Германии, Чехии, Швеции и Норвегии, те самые адепты «зеленой» экономики, без зазрения совести нарушали введенные запреты. Все потому, что проверить мази на наличие фтора технически невозможно — если только поймать супостатов за руку. В будущем сезоне проверка на содержание фтора будет проводиться с помощью устройства Alpha II. Только сомнительно, что новый аппарат серьезно изменит ситуацию, ведь свои первые испытания он уже провалил. В австрийском Рамзау прошла серия экспериментов, которая показала — машина по выявлению фторсодержащих средств далека от идеала. Проблемы критические, и за оставшееся время межсезонья сомнительно, что получится их исправить. А это значит, что варианты обхода системы проверки на фтор остаются и все снова сводится к чистоте совести сервис-бригад.

Биатлон. Фото Global Look Press
Биатлон.
Фото Global Look Press

Шведы просят IBU пересмотреть решение и отложить запрет

«Мы были встревожены, так как увидели, что это не работает. Оно не работает так, как должно, это нестабильная система, — говорит сервисмен сборной Швеции по биатлону Йохан Вольстрем агентству NTB. — Я настроен критически. И такой настрой у нас был с самого начала. Пока у них нет функционирующей системы контроля, у нас будут большие сомнения. Мы присутствовали на испытаниях машины, и кажется, что мы еще не близки к цели и даже наоборот — весьма далеки. Мы видим, что обойти контроль можно очень простыми методами». Солидарен с коллегой Вольстрема и глава шведской сервис-бригады Петер Мюльбак. Он предлагает IBU не торопиться и в следующем году еще не вводить наказания за использование фтора, потому что они вряд ли будут справедливы. Накажут не тех, кто чаще всего нарушал правила, а кто просто попался, поскольку нарушать регламент при таком раскладе будут примерно все.

В то же время и руководство Международного союза биатлонистов связано по рукам и ногам. Отказаться от регулятивных норм, предписанных ЕС, они не могут, тем более экологи уже неоднократно высказывались против спорта высших достижений как о не самой разумной растрате природного и человеческого ресурса. Конкретно в адрес столь популярных на ее родине лыж неоднократно высказывалась и знаменитая шведка Грета Тунберг, призывавшая людей опомниться и задуматься о неминуемости экзистенциального кризиса человечества в результате изменения климата. Фтор — еще один враг в борьбе Тунберг за будущее планеты, и шага назад она не простит. Да и как быть той же FIS, которая банит за фтор уже с прошлого года? Это как раз тот случай, когда фарш назад едва ли получится провернуть.

В России создали хорошую альтернативу аппаратам от IBU и FIS

Спасением могла бы стать альтернативная система проверки на фтор. Подобная, судя по всему, есть в России. Глава сервисной бригады сборной России по лыжным гонкам Виктор Головин в конце мая рассказал об изобретении прибора, который позволяет с высокой точностью обнаружить фтор в лыжной смазке. По словам Головина, отечественный прибор способен определять наличие фтора в лыжной смазке с точностью до 100 процентов. «Я видел, как он работает. Допустим, я готовил лыжи продуктом с разрешенной цепочкой С6. Потом зашел в комнату, где стоит такой прибор. И он показал наличие частичек фтора даже на мне, не говоря уж о лыжах. Российский подход с точки зрения химии кардинально отличается от того, что предлагают европейцы. И он действительно безошибочный. Прибор улавливает частички фтора даже в кабине, где лыжи готовились почти неделю назад», — поделился специалист.

В России готовы предоставить технологии международным ассоциациям, несмотря на введенные против России временные ограничения. Вопрос только, захочет ли теперь FIS и IBU иметь что-то общее с российскими сервисменами? Если же нет, то придется довериться своей несовершенной системе, а значит, смириться с новыми случаями читерства. А если говорить и вовсе по уму, то такие радикальные перемены должны вводиться аккуратно и не с такой скоростью. Борьба за экологию — это отлично, но спорт высших достижений всегда был про поиск лучшего пути для успеха. Поэтому глобально, пока наука не сможет подобрать необходимый аналог фтору для лыжных мазей, так или иначе слышать о нем мы не перестанем.