«Большунов с тренажером наделал шуму больше, чем с золотом!» Итоги сезона от Бессмертных

Лыжные гонки 
17
13
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Дмитрий Кузнецов
Дмитрий Кузнецов
Корреспондент
НОМЕР ГАЗЕТЫ от  (№ ):
Статья опубликована в газете под заголовком: ««Большунов с тренажером наделал шуму больше, чем с золотом!»»
№ 8413, от 06.04.2021
Интервью серебряного призера Олимпиады и чемпионата мира по лыжным гонкам.

34-летний Александр Бессмертных — один из немногих лыжников поколения Сочи-2014, кто продолжает активную карьеру и берет международные награды. Легков и Вылегжанин ушли, Черноусов пытается возобновить выступления за Швейцарию, Белов, Волженцев и Япаров высоких результатов в последнее время, к сожалению, не показывают.

Вице-чемпион мира 2019 года, правда, тоже нынешний сезон пропустил. О причинах и своих перспективах неунывающий уроженец Кемеровской области рассказал «СЭ» после девятого места в марафоне на чемпионате России. А еще — о проблемах и технических нюансах в российских лыжах, статусе Александра Большунова и даже карьере дочери в фигурном катании.

Александр Бессмертных. Фото AFP
Александр Бессмертных. Фото AFP

Настрой на Олимпиаду сохраняется

— Александр, на чемпионате России вы выступили на двух дистанциях. Так и планировали?

— Да, эстафету и марафон, решил чисто по классике выступить, только на гонки этим стилем заявиться. К ним и готовился потихоньку.

— Как у вас состояние сейчас, оптимальное?

— Не то чтобы оптимальное, но отпускает постепенно. Уже по эстафете было видно, что стало лучше. А 50 километров — особая дистанция, Мышцы лимитировали мои возможности. То есть состояние вроде нормальное, но мышечно тяжело.

— Вас привыкли видеть на Кубке мира. Расскажите, что помешало выступить на нем в этом году?

— Я переболел коронавирусом прямо перед началом сезона, в сентябре — октябре. Выздоровел и начал сезон — но состояние не позволяло не то что выступать, а мне просто врачи не дали допуск по здоровью. В декабре сделал обследование, и только тогда дали допуск. До этого не давали.

— Что было не так?

— Были кое-какие вопросы насчет сердца у врачей. Думали, что есть проблема, но вроде как нормально все. Но последствия болезни тяжелые. Вроде лежишь на кровати — ничего страшного, но когда бежать начинаешь... Из-за этого не получилось и на Кубке мира выступить, туда просто не имеет смысла ехать в таких кондициях. Был уговор, что если в Кирово-Чепецке выступлю хорошо, то поеду на Кубок. Но там все прошло не так, как хотелось бы. Так что приняли решение, что этот сезон без Кубка мира. Готовился целенаправленно к чемпионату России. Так что кто-то в сборную поехал, а я дома по плану, набирал сборы, а с ними форму.

— Вы говорили, что в Пекине нужно отыграться за несправедливость по отношению к вам перед Пхенчханом. Этот настрой сохранился?

— Да. На следующий сезон буду готовиться. Надеюсь, пройдет весна, немного отдохну, доделаю процедуры... Надо еще полечиться, чтобы организм окончательно восстановился. И летом буду в полном объеме тренироваться.

— На Олимпиаде рассчитываете именно на классические дистанции?

— Да, прежде всего «разделка» 15 километров классикой. Ставка на нее.

Александр Бессмертных после серебряной «разделки» на чемпионате мира 2019 года. Фото AFP
Александр Бессмертных после серебряной «разделки» на чемпионате мира 2019 года. Фото AFP

Наш народ любит нестандартные ситуации вроде потасовок

— Много разговоров в Тюмени было про завалы и столкновения. Вам не было тесно на трассе?

— Это всегда бывает, люди вылетают, столкновения происходят. Масс-старт — такая дисциплина. Тем более сначала ледок был, узковато здесь, скорость большая. Стандартная ситуация, ничего необычного. Когда 10 лет бегаешь в этой толпе, уже привыкаешь и понимаешь, по какому радиусу лучше зайти, где перестроиться. Аккуратненько так и идешь.

— Просто на этом турнире случилась потасовка между лыжниками, и ее почему-то ну очень сильно обсуждали. Чуть ли не активнее Большунова. Как это объяснить?

— У нас народ же любит нестандартные ситуации. О, что-то необычное произошло в лыжах, движуха! Из-за этого интерес. Я спокойный человек, я в такое не ввязывался.

— Не любите хайп, в общем.

— Спокойно к нему отношусь. Да, молодые горячие парни выяснили отношения, характер у всех разный, кто-то импульсивный, кто-то нет. Я, например, не вспыльчивый.

— Но для популяризации лыж такие истории нужны, наверное. Особенно когда кончаются хорошо.

— Да, популярность лыж сейчас чувствуется. Когда есть результат, она нарастает. То, что телевидение и интернет начали нас чаще показывать, дает дополнительный эффект. Когда Клебо на финише марафона ломает палку Большунову, это ситуация, о которой можно поговорить. Да Саша со своим тредбаном шуму наделал больше, чем с золотом! А стандартно пробежали, кто каким финишировал — ну кому это интересно? Потасовка — сразу народ цепляет: а чего это они, а зачем, кто с кем? Так есть и так будет.

— У вас что-то нестандартное за этот сезон произошло?

— Болезнь, наверное (смеется). Нестандартная.

— А это вы перед марафоном «наставили рога» будущему чемпиону Илье Семикову?

— (Смеется) Да. Надеюсь, Илюша не обидится.

— Ну вы чего, теперь нужна разборка! А мы бы показывали в прямом эфире.

— Не-не, Илюха не придет разбираться, я точно знаю!

Не думаю, что в сборной есть риск внутренних конфликтов

— Вы сказали о том, что есть результат, но чемпионат мира показал, что он есть, по сути, только у одного человека. Сборной же не было видно, кроме эстафет.

— Это и пугает. Что один Саша, а у остальных чемпионат прошел объективно не впечатляюще.

— Можно говорить «провально»?

— Нельзя все-таки. Потому что норвежцы готовились прицельно к нему, пропускали почти весь сезон. Да, это не тот результат, который все ожидали и на который настраивались. Что-то получилось, что-то нет. У многих не получилось. Но сделают выводы, к Китаю подготовятся, все нормально будет.

— Если глобальнее посмотреть на картину — картина, когда один человек явно выделяется, не грозит коллективу? Ведь ему и больше внимания будет уделяться, нет риска, что интересы войдут в конфликт?

— Не думаю, что есть риск. Есть человек в команде сильнее, на него равняются, что-то черпают.

— Но не завидуют?

— Ну как завидуют. Ты же понимаешь, что он из тех же костей и крови сделан и если у тебя не получается, дело-то в тебе, а не в нем. К этому относишься больше с укором к себе, смотришь, где недорабатываешь, делаешь не так. Он же лучше не из-за того, что так запрограммировано.

— Согласен. Но были же и слова Андрея Ларькова, что у Клебо и Большунова всегда лыжи от производителя лучше.

— Блин, это нормально! Заслуженно. Производители делают все, чтобы их клиент выиграл эти медали. Понятно, ему принесут лучшие лыжи, потому что шансов у него на медаль больше. На всех хорошие лыжи не сделать. Поэтому я и бегаю на Madshus (смеется). Достать хороший Fischer в наше время очень тяжело. Но если серьезно, у меня все шикарно складывается, я благодарен этой компании, которая на протяжении многих лет со мной работает. Когда есть результат, к тебе и относятся как к лидеру, компания нацелена на тебя. То же самое у других. Поэтому и приносят Большунову. А кому еще им нести?

— Логично.

— Вот именно. Шумахер тоже не на «Запорожце» ездил.

— Вопрос задавали болельщики — а производители помогают с подготовкой лыж к соревнованиям? Они могут советовать смазку или решает исключительно сервис?

— Нет, не советуют. Производители могут только принести лыжи и сказать: вот такая пара у нас выехала, можно на них бежать. Приносят пару, она обычно реально классная, если сказали. В 90 процентах случаев на ней и бежишь. А подсказывать по смазке — нет, это чисто работа сервисменов. Слышал, что Swix дает рекомендации, они сами катают пары, потом приносят то, что у них выехало, и рассылают по странам рекомендации по тестам. Но будет ли сервис ими пользоваться — решает только он.

Проблема со спусками в российских лыжах есть

— Еще один технический вопрос — по ходу сезона у российских лыжников много падений со спусков. Устюгов и Спицов перед чемпионатом мира, да и Большунов. Проблема есть? Это недостаток горнолыжных баз и подготовки?

— Дело не в базах. Я сезон отсидел дома, не выезжал в Европу. В феврале поехал на сборы на Хмелевские озера. Там тоже был ледок, повороты серьезные. После Сибири и нашего тупого снега очень сильно болели ноги. Именно из-за скоростных поворотов. В чем разница с Европой — у нас пространство позволяет не делать крутые повороты, а в Европе все на клочке земли, негде разгуляться. У них все скукоженно.

— То есть страдаем из-за того, что страна большая?

— (Улыбается) У нас просто привыкли с советских времен: 25 километров туда, 25 — обратно. Сейчас от этого уходят. Второй момент — снег в России обычно тупой, сухой. По нему лыжи не едут. А за границей постоянно лед, скорость выше, повороты круче. Из-за этого разница. А то, что горнолыжная техника отличается... Горные и беговые лыжи разные. Вы попробуйте на горных зайти в поворот — там кант металлический, стоит как влитой. На беговых у вас так не получится. Какие-то моменты совпадают, но даже если заниматься весной на хорошем снегу, все равно за лето забудешь.

Но проблема есть, и она повсеместная по стране. Я домой приезжаю, смотрю детские трассы и подсказываю — надо больше поворотов. Дети растут, а не умеют их проходить.

— Еще одна глобальная проблема — доступность лыж. У вас все-таки «деревенский» вид спорта, это не городское богатое фигурное катание. Мария Истомина рассказывала — в деревне профессиональные лыжи никто купить не может. Можно говорить, что лыжи не такой уж доступный вид спорта?

— Сложно сказать. Если говорить о доступности, имеем в виду прежде всего детский спорт. А в спортивных школах лыжи — один из немногих видов, где тебе предоставляют инвентарь. Да и в «Спортмастере» комплект можно за 3000 рублей купить. Да, дальше цена будет расти, на чемпионат России с такими не приедешь. Но так в любом виде спорта.

У меня, кстати, дочь фигурным катанием занимается. Там коньки стоят 25 тысяч рублей. На сезон ей их хватает, но за эти деньги можно очень неплохие лыжи приобрести. Понятно, вообще нужны две пары, но... У школ есть финансирование, государство все-таки помогает. Сейчас проблема самая большая — мало специализированных трасс. Даже в деревнях не во всех спортивных школах они есть. Снег есть, завезти детям в школу лыжи — это не так дорого для руководства. А вот трассу содержать, платить человеку, тренерам, которые ее готовят, — это сложнее.

Александр Бессмертных на чемпионате мира 2017 года. Фото AFP
Александр Бессмертных на чемпионате мира 2017 года. Фото AFP

Фигурное катание — ранний спорт, поэтому тренер жесткий. В лыжах на детей не кричат

— Расскажите про дочь-фигуристку. Сколько ей лет?

— Девять, в Кемерово занимается.

— Двойные, тройные прыгает?

— Тройные нет, двойные старается.

— Кто идеал — Загитова, Медведева? Кто-то помоложе?

— Она занимается скорее для себя, не живет ради Олимпийских игр, нет. Детей надо заставлять чем-то заниматься, особенно в нынешнюю эпоху, когда они уперлись в телефоны и их ничем не сдвинуть от экрана. Да, иногда ей неохота. Но лень в принципе в человеке сильнее, чем стремление к чему-то созидательному, мне кажется. Она и на лыжах катается по выходным, когда я дома — то почаще. С женой они стали ездить.

— Всегда казалось, что фигурное катание — вид спорта про «из-под палки». Наверняка вы слышали про такого тренера — Этери Тутберидзе. Эталон строгости. Вот насколько это правильно?

— Знаете, почему так? Потому что ставка делается на детский спорт. Фигурное катание же ранний спорт. В художественной гимнастике то же самое с детьми в этом возрасте: чем жестче, тем лучше. С ними сюсюкаться не имеет смысла, они же дети, не воспринимают они «сю-сю». К сожалению или к счастью, это так. Конечно, есть единицы, которые занимаются целеустремленно, с ответственностью. Но большинство приходят ради тусовки.

— Но на Западе же не так? Нет же там такой культуры психологического давления, как кажется.

— Мое предположение — там детей меньше занимается, более индивидуальный подход. Родители больше заточены под профессиональный спорт, либо сами дети, такие и остаются. Как бы смешно ни звучало, у нас с доступностью все хорошо, детей в школах больше. Поэтому условная Тутберидзе понимает, что если начнет сюсюкаться, то эти 30 детей ей на шею сядут всей толпой и ничего не получится.

В лыжах такого, конечно, нет. На них никто не кричит — потому что в 10-12 лет не имеет смысла большие нагрузки давать. Они ходят, балдеют. Смысл кричать? Они только начинают. А в фигурном катании все раньше на несколько лет. Мы смотрим, как они уже в 14 всю элиту обыгрывают и делают невероятные прыжки, и рот открываем.

Дмитрий Кузнецов

vs
17
Офсайд
Бетсити. Путь к финалу
Наши в Европе
Загрузка...

Только главные и важные новости из мира спорта