Фонбет

Профессиональный

/ Профессиональный
Газета № 7452, 22.09.2017
Серебряный призер Олимпийских игр в Лондоне рассказала "СЭ" о причинах решения завершить карьеру в профессионалах, вспомнила лучшие моменты карьеры, а также поделилась мыслями о будущем

Софья ОЧИГАВА 
Родилась 7 июля 1987 года в Москве.
Серебряный призер Олимпиады-2012.
Двукратная чемпионка мира (2005, 2006). Трехкратная чемпионка Европы (2005, 2007, 2009).
8-кратная чемпионка России (2004-2011).
Чемпионка России по кикбоксингу 2001 года.
На профессиональном ринге провела два боя, одержав две победы.

– Решение завершить карьеру показалось достаточно внезапным. Какова причина?

– Было много факторов. По любителям я перестала боксировать, потому что в 2016 году были сложности с федерацией и тренерским коллективом. Потом приняла решение перейти в профессионалы, потому что тот формат мне больше подходил. Все начиналось хорошо, но... Подумав, что для меня лучше, решила, что тренерская и в дальнейшем управленческая деятельность – то, чем хочу заниматься. Это для меня намного интереснее и перспективнее, чем профессиональный бокс. Сложно было со спонсорами, в России это большая проблема. Когда ты по любителям тренируешься, то полностью зависишь от государства, а в профи у тебя либо есть спонсоры, либо их нет. И когда назначают поединок, а потом по непонятным причинам он срывается, все твои планы, все четыре месяца подготовки – коту под хвост. И ты не понимаешь, что делать и когда следующий бой. Для меня, как для человека ответственного, имевшего серьезную любительскую карьеру, это было немного смешно и непонятно. Если чем-то занимаешься, надо отдаваться этому полностью. Я привыкла ставить цель и ее добиваться, а здесь цели не увидела. Тем более проблемы со здоровьем были. Я увидела более перспективное направление...

ЖЕНСКИЙ БОКС У НИХ И У НАС

– Не было желания уехать за границу, где индустрия женского профессионального бокса более развита?

– В принципе сейчас я смотрю на своих подруг, которые заключают контракты в Америке, Англии, в Ирландии. Там все немного по-другому, там каждый пытается своего бойца развивать, а у нас все пущено на самотек. Там есть телевидение, которому это интересно. У нас же это никому не интересно, если только ты не будешь бегать и просить спонсоров, а телевидение скажет – сами оплачивайте трансляцию. Это грустно, но это правда. Каждой стране интересны свои герои, а у нас про них пытаются забыть. Ну а если стране не интересно, чтобы спортсмены были на пике... Понятно, что и телевидение должно подключаться, а оно не подключается. Промоутеры организуют бои себе в убыток, нет никакой окупаемости. Поэтому женский бокс и находится в таком запущенном состоянии. Я, конечно, надеюсь, что сейчас, когда любители и профессионалы объединились, федерация как-то за это возьмется. Потому что девчонок нужно показывать! И они должны получать за это достойные деньги. Тем более что за границей за это готовы платить.

– И не обидно уходить именно в такой момент?

– Нет, потому что я вижу другие перспективы. Вижу, что могу реализовать себя как тренер. Просто у меня есть проблема еще с любительских времен – мне становится скучно. Был момент, когда стало скучно боксировать в весе до 52 кг, потому что вокруг одни и те же спортсмены, и я перешла в другой вес. Там выиграешь все – снова неинтересно, снова идешь выше. Мне пришлось сменить четыре весовые категории. С Николь Адамс, которая дважды выиграла Олимпийские игры, мы встречались пять раз в категории 54 килограмма – и пять раз я ее побеждала. А в тренерской деятельности есть много интересных направлений, есть куда расти.

– Есть ли какой-то выход из ситуации, сложившейся у нас в женском боксе?

– Пока не изменится системный подход, не поменяется ничего. У нас ведь и мужской бокс особо не показывают – он тоже не интересен. Интересны три-четыре бойца, и то этот ажиотаж вокруг них создан и поддерживается искусственно. Люди не готовы, как в Америке, платить, чтобы увидеть бой того или иного спортсмена на телевидении. Да и телевидение тоже к этому пока не готово.

КУДА ДВИГАЮТСЯ ЛЮБИТЕЛИ

– Улучшилась ли за последнее время ситуация в любительском боксе?

– Сложно судить, потому что новое руководство федерации разгребает сейчас дела старого. Мне кажется, еще даже не успели разобраться, что происходило тогда. Хочется новому руководству пожелать удачи. Я знаю ситуацию изнутри и вижу, насколько новое руководство старается изменить положение дел. Но это сложно сделать в один день, результаты будут видны через два-три года.

– То есть к Олимпиаде-2020 мы успеть должны?

– Будет очень сложно, но я желаю удачи. Потому что люди очень стараются уйти от того, что есть. А сегодня это просто ноль – нижняя точка. И у ребят есть шанс оттолкнуться от этой нулевой отметки. Я была в команде в 2015 – 2016 годах и помню, какие были проблемы.

– Например?

– Допустим, в женской команде не было никакой субординации. Был старший тренер, которому было все равно, кто первый, а кто второй номер. И федерация говорила, что не может на него повлиять. Сложно было собрать команду, когда есть разобщенность. И не важно, от кого она исходит, федерация для того и создана, чтобы регулировать проблемы, а такого раньше не было. Вот и получилось, что женская команда выступила на Олимпиаде в Рио отвратительно, а в мужской были скандалы.

ЛУЧШИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

– Что будете вспоминать из своей карьеры?

– Есть много что вспомнить. Первый чемпионат Европы, на котором я проиграла. Мне было 17 лет, помню свое разочарование... Но это был классный момент, он стал переломным. Поняла, что нужно серьезнее относиться к делу. И через несколько месяцев выиграла чемпионат Европы, а потом и чемпионат мира. На таких вот поражениях и внутренней мотивации и куются большие победы. Моментов было много... Когда ты боксируешь, а весь зал встает и аплодирует тебе. Это круто! Для меня это даже дороже медалей. Такие бои показывают, что не зря были 15 лет тренировок, что людям нравится, что ты делаешь. Особенно мне нравилось, когда я специально делала что-то смешное – и зал хохотал. Или когда на чемпионате Европы, который проходил на Украине, зал аплодировал мне после победы над их спортсменкой. Когда на чемпионате мира в Китае ты понимаешь, что за тебя болела вся команда Америки, европейцы. Это очень объединяет, когда ты выходишь с ринга, а тебе кричат "молодец!" и дают пять. Ради таких моментов и стоит тренироваться.

– Считаете, что полностью реализовались в спорте?

– В какой-то момент после Олимпиады-2012 было некое ощущение негатива... А с другой стороны – значит, так надо было. Вот я приезжаю в Ирландию, у меня берут автографы. Хотя здесь, в России, не берут. Они до сих пор помнят тот баттл, когда мы сошлись с Кэти Тэйлор в финале Олимпиады. И это круто! Я знаю, насколько для них дорога эта золотая медаль. Конечно, мне бы хотелось, чтобы она была у меня, но так получилось. А когда Кэти готовилась к чемпионату мира, а я – к своему бою, мы тренировались в Дублине, и, по сути, я помогала ей в подготовке. Помню, было очень волнительно идти на первый спарринг... Я смотрю на нее и понимаю, что она чувствует то же самое. Спарринг получился просто жутким по ощущениям, мы вообще не боксировали – просто смотрели друг на друга, видимо, вспоминали. У обеих тряслись колени.

– Вы же тепло общаетесь с Кэти?

– Да, она очень порядочная. Тэйлор – настоящий спортсмен. Очень приятно, что у нее настолько профессиональное отношение ко всему. В России это редко встречается, все равно вылезает что-то женское. А тут все по-спортивному. Мы, конечно, между собой все общаемся. С тренерским составом Тэйлор созваниваемся. Все равно хочется, чтобы друг у друга все было нормально. Есть еще американка Кларесса Шилдс, я помню ее еще с 16 лет, когда она только попала в команду. И многие американцы говорили, что эта девочка станет олимпийской чемпионкой. Как-то не верилось, но потом мы увидели, как она работает в ринге, и ахнули. Помню, она проиграла отборочный чемпионат мира, но все же попала на Игры. Ей 17 лет, она совсем юная. Приезжаем в Лондон, она нам кричит откуда-то с другого конца зала: "Девочки!" – бежит обниматься. И начали друг друга поддерживать. И когда ты знаешь, какой путь прошел каждый из спортсменов, конечно, совсем по-другому за них переживаешь. Шилдс на сегодня – это самый крутой бокс, на уровне мужского. Она очень умная, грамотная, это не "бабский" бокс.

БУДНИ ДЕТСКОГО ТРЕНЕРА

– Расскажите, пожалуйста, про свою тренерскую работу.

– Работаю в СШОР "Москворечье" с детьми от 10 до 17 лет, у нас только одна девочка постарше есть. Ребята уже потихоньку выступают, надеюсь, что через год-два начнут выходить в чемпионы Москвы. А девчонки уже сейчас начинают выигрывать турниры. Я сейчас в сборной Москвы буду отвечать за спортсменов 15 – 16 лет, это тоже для меня дополнительная ответственность. Но если приходят со стороны и просят помочь в подготовке, не отказываем – я только "за".

– Какая у вас цель как у тренера?

– Развиваться. Я тренирую второй год, со временем приходит понимание, как действовать в разных ситуациях. Есть родители, есть возрастные особенности. Я уже понимаю, как с детьми взаимодействовать. И сам тренировочный процесс для каждого возраста надо выстраивать немного по-разному.

– Если получите предложение поработать с главной сборной или кто-то из профессионалов предложил бы приехать в лагерь – будете рассматривать такие варианты?

– Сейчас я работаю с детьми. И тот уровень знаний, который я получу здесь, поможет мне в дальнейшем чувствовать себя уверенно в работе со сборной России.

– А есть ли в списке жизненных приоритетов семья и дети?

– Да, есть. Но это так страшно – дополнительная ответственность! На самом деле биологические часы тикают, хочется семью. Но иногда так увлекаешься работой, что зачастую перед сном думаешь о ней же, забывая о себе. Конечно, и о себе нужно думать, приоритеты немного менять.

Газета № 7452, 22.09.2017
Загрузка...
Новости по теме