Статьи

КУБОК МИРА

Лидер Кубка мира – о двух мировых рекордах, неудаче на Олимпийских играх и реакции на попадание в "доклад Макларена"

Владимир ИВАНОВ
из Москвы

На чемпионате мира-2013 Владимир Морозов стал пятым на 100 м свободным стилем и выиграл серебро на "полтиннике". После этого многие были уверены, что спринтерский кроль на Олимпийских играх-2016 пройдет под знаком россиянина. Однако в Рио Морозов не попал в финал ни на одной из своих коронных дистанций. Зато сразу после окончания Игр 24-летний спортсмен отправился на этапы Кубка мира и уже установил там два рекорда мира на короткой воде на дистанции 100 м комплексом.

На московском этапе в минувшие выходные Владимир обошелся без высших достижений, но выиграл три личные дистанции, и укрепил лидерство в общем зачете Кубка мира. Что же стало причиной провала на Олимпиаде? Сам Морозов убежден, что если бы не нервотрепка с его отстранением, а затем с допуском в Рио, все сложилось бы по-другому.

Владимир МОРОЗОВ. Фото REUTERS
Владимир МОРОЗОВ. Фото REUTERS

ПЕРЕДО МНОЙ НИКТО ДАЖЕ НЕ ИЗВИНИЛСЯ

– Однозначно, вся история с "докладом Макларена" – главный фактор, – отметил Морозов. – И последующие рекорды мира, которые я установил, сильнее убеждают меня в этом мнении. Они доказывают, что готовность к Рио у меня была отличная. На заключительном этапе подготовки физически чувствовал себя превосходно. Но на протяжении двух-трех недель я засыпал практически с восходом солнца – в 6-7 утра. Совсем не было аппетита. Вообще ничего не хотелось! Это начальная стадия депрессии. Тогда я старался не распространяться о ней, до последнего надеялся на лучшее. Но реальность такова, что я выходил на старт, как выжатый лимон. Подхожу к бортику, а ощущения, будто я на чемпионате Европы. В спринте этот момент очень важен. Не случайно говорят, что его выигрывают еще до стартового сигнала.

– Кто-то должен ответить за происшеднее?

– Уже думаю, какие можно предпринять меры. Может быть, буду подавать в суд. Вся эта ситуация с моим отстранением была какой-то искусственной.

– Будете требовать финансовой компенсации?

– Скорее всего.

Сергей Шубенков, действующий чемпион мира в барьерном беге, тоже собирался судиться. Но потом выяснилось, что максимальный выигрыш будет в лучшем случае такой же, как и затраты на юристов.

– Ничего себе. В любом случае, сначала я поговорю с людьми здесь, потом – в Америке. Посмотрим, что они скажут. Передо мной за всю эту историю никто даже не извинился. Более того, никто так и объяснил, как и за что я оказался в "черном списке". С моей стороны ситуация выглядела так: кто-то что-то сказал, и на этом основании меня хотят лишить Олимпийских игр. Бред!

Неприятную новость мне сообщил кто-то из федерации. А потом каждый день – как горки. Утром говорят, что все нормально, ФИНА дает добро, вечером оказывается, что МОК категорически против, и позиция кардинально меняется. И так две недели. На этом потерял все эмоции.

– Как примерно в такой же ситуации удалось разозлиться и выиграть две медали Юлии Ефимовой? Плюс у нее перед этим еще была нервозная история с мельдонием.

– Разозлиться – очень правильное слово. Юля по характеру такой человек, что злость на кого-то дает ей максимальный прилив энергии. После конфликта или стычки ей очень хочется доказать свою правоту. Плюс, как вы уже сказали, у нее история с возможным недопуском длилась на протяжении полугода. Она смогла свыкнуться с этой ситуацией, и направить ее в правильное русло. У меня было по-другому. Я знал, к чему готовился все это время, и только по прилету в Бразилию мне сказали: парень, ты не выступаешь. Все это не отменяет того, что Юля – настоящий боец. Таких девушек еще надо поискать!

Владимир МОРОЗОВ. Фото AFP
Владимир МОРОЗОВ. Фото AFP

НА ФИНИШЕ МЕНЯ "ВСКРОЕТ" В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ

– Если бы вы повторили личные рекорды, то в Рио были бы третьим на 50 м кролем и вторым на 100 м. Вас сейчас это гложет?

– На полтинник, если честно, я особо не засматривался. Готовил к Рио именно сотку. И в зале, и в воде делал подводящую работу для этой дистанции. Рассчитывал зацепиться за личную медаль, плюс у нас две эстафеты 4х100 м. И, кстати, неизвестно еще, как бы все закончилось, попади я в финал на 100 м.

– До него вам не хватило 0,03.

– Помешало то, что на втором полтиннике я решил изменить технику. Не надо было этого делать. Обычно плыву 4 на 4, а на Олимпиаде решил на вторых 50 м пойти 2 на 2. Виктор Авдиенко (российский тренер, который консультирует Морозова. – Прим. "СЭ") именно это имел в виду, сказав, что у меня сломалась техника.

– А зачем вы стали экспериментировать на Олимпийских играх?

– Думал, что уж полуфинал-то точно пройду...

– Начиная с чемпионата мира в Барселоне-2013, где вы лидировали 97 метров, но остались вне пьедестала, после каждого крупного турнира от вас можно услышать: "На последних 15 метрах меня "вскрыло" так, как никогда прежде". Что с этим делать?

– Я пробовал менять кое-что и на воде, и в зале. Каждый сезон. Ничего не помогает. Видимо, таковы особенности моей физиологии.

– То есть, более спокойный старт – не выход?

– Меня в любом случае "вскроет" на последних метрах. Даже если я начну первый полтинник на 0,2-0,3 секунды медленнее. Поэтому начинать мне надо максимально быстро, а потом – терпеть. Другого пути нет.

Владимир МОРОЗОВ. Фото AFP
Владимир МОРОЗОВ. Фото AFP

ОСТАНУСЬ В США

– Самое большое разочарование Олимпиады – четвертое место в кролевой эстафете 4х100 м?

– Я думал, у нас будет золото или серебро. Мы с Саней Сухоруковым прошли по своим секундам. Но на первых двух этапах что-то не получилось. Мне кажется, Андрюху Гречина нужно было оставлять на вечер (Гречин в утреннем предварительном заплыве показал 48,58, а в финале – 48,68. – Прим. "СЭ").

– Решение принимали исключительно тренеры?

– Нет, мы общались. Я подходил к Андрюхе, но он сказал, что хочет стартовать оба раза. Изотов утром проплыл здорово, а вечером на 0,35 секунды хуже. Однако на тот момент, когда мы решали, кого ставить, была выбрана сильнейшая четверка. Это факт.

– Вы сказали, что рассчитывали на золото. Но ведь очевидно, что команда не на подъеме – практически у всех лучшие результаты позади. Тогда как у американцев – наоборот. Как в свете этого вы собирались претендовать на первое место?

– У американцев очень молодая команда, и она была не сформирована на отборе. Их я вообще не считал претендентами на золото. Но они, как обычно, умудрились вылезти. А вот кого я приписывал к фаворитам, так это французов. Думал, бороться за победу будем мы с ними. Что касается спада, то у нас действительно возрастная эстафета. Поэтому будем надеяться на молодых. У нас есть два-три талантливых парня. Если они станут хорошо работать, есть надежда, что к Токио-2020 у нас снова появится очень сильная команда.

– А вы общались с Виктором Авдиенко по поводу своего тренировочного будущего?

– Планирую встретиться с Виктором Борисовичем в Москве. Но то, что я останусь тренироваться в США, и буду работать на воде по американской программе – это однозначно. Все результаты ко мне пришли там, и менять что-то я не вижу смысла. На крупных турнирах мне пока не везет. Что было в Казани – вы сами видели. Потом эта история перед Рио. Мировые рекорды на короткой воде о чем-то говорят. При этом я понимаю, что теперь важно их перенести на летний сезон. А сейчас же хочу вернуть титулы в коротком бассейне обратно. 50, 100 м кролем и 100 м комплексом должны быть моими.

Владимир МОРОЗОВ. Фото AFP
Владимир МОРОЗОВ. Фото AFP

МИРОВОЙ РЕКОРД ПРЕДСТАВЛЯЛ СЕБЕ ПО-ДРУГОМУ

– Для вас есть разница между наградами на короткой и длиной воде?

– Конечно, есть! Но короткая вода мне нравится больше, там у меня получается. Не выступать зимой – бессмысленно. Хотя побеждать в 50-метровом бассейне, понятное дело, престижнее. Олимпиада проводится именно на большой воде.

– Мировые рекорды на короткой воде хоть как-то компенсируют олимпийские неудачи?

– Однозначно. У меня во время Олимпийских игр были проблемы еще и в семье. Но ровно в тот день, когда я побил мировой рекорд, все наладилось. Началась белая полоса. Сейчас совсем другое психологическое состояние. Не было бы этих рекордов – так бы и сидел в послеолимпийских "осадках".

– Первый рекорд мира ярче второго?

– Оба яркие. Хотя я представлял себе все совсем по-другому.

– Как?

– Полные трибуны, хлопушки – чего только в голове не было.

– Какой оказалась реальность?

– В Берлине на трибунах было человек 70. "О, мировой рекорд", – и вся реакция. Хотя в душе я все равно был очень рад.

– Для вас принципиально победить в общем зачете Кубка мира?

– У меня уже была цель выиграть Кубок в 2013 году. Тогда я стал вторым. Задача переносится на этот сезон. Пока преимущество есть, но я знаю, как Чад ле Кло (главный конкурент Морозова. – Прим. "СЭ") умеет бить свои же мировые рекорды. Поэтому для итоговой победы мне тоже, как минимум, раз или два придется перебивать высшее мировое достижение. Зря вот в Берлине сбросил сразу 0,3. Теперь будет тяжело. Эх, надо было снимать по "сотке". С другой стороны сейчас у меня три недели, чтобы подтянуть и "спину", и брасс. Есть еще, откуда черпать резервы.

– Где проведете ближайшие три недели?

– Сейчас еду в Лос-Анджелес. Надо переезжать.

– Потому что Никита Лобинцев и Александр Сухоруков, с которыми вы жили, возвращаются в Россию?

– Да.

– Как раз на жилье призовые за Кубок мира и потратите?

– Еще нужно поговорить с Министерством спорта. Последние два года они нам очень серьезно помогали. Все-таки можете себе представить, какие в Лос-Анджелесе высокие цены на проживание.

Владимир МОРОЗОВ
Родился 16 июня 1992 года в Новосибирске.
С 2002 по 2006 год тренировался в ДЮСШ "Кольцовские надежды" в Новосибирской области. В 2006 вместе с матерью переехал в США.
В настоящее время живет в Лос-Анджелесе, является студентом Университета Южной Калифорнии. В российских соревнованиях представляет Волгоград.
В сборной России с 2011 года. Выступает на дистанциях 50 м и 100 м в/с и 100 м комплексом.
Бронзовый призер Олимпиады в эстафете 4х100 м в/с (2012).
Серебряный и бронзовый призер чемпионата мира (2013).
Двукратный чемпион мира и серебряный призер чемпионата мира на короткой воде (2012).
Четырехкратный победитель Универсиады (2013).

Перейти к комментариям
4
Загрузка...
Новости по теме