У Тарасовой и Родниной старый конфликт. А в чем его причины

Фигурное катание 
80
15
Обсудить
Поделиться в своих соцсетях
Анастасия Рацкевич
Анастасия Рацкевич
Корреспондент
Новая словесная перепалка между великим тренером и великой ученицей.

Трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию высказалась, казалось бы, на самую важную и интересную тему дня: о прекращении сотрудничества между двукратным олимпийским чемпионом Евгением Плющенко и Александрой Трусовой. И вроде бы все нормально, рядовое мнение. Но примером к своему высказыванию Ирина Роднина привела личный опыт: вспомнила свой переход к заслуженному тренеру СССР Татьяне Тарасовой.

И получилось это, по традиции, очень остро: ученица высказала мнение, что пришла к молодому специалисту с большим запасом знаний. И нельзя сказать однозначно: кто кого учил.

«Когда я переходила к Тарасовой, то сколько раз у меня были истерики — правильно ли я сделала? Меня что-то раздражало. Тарасова была еще совсем молодым тренером в то время, может, поэтому я ее своим тренером особо не считала. Компаньоном по работе — да, но не тренером. Я пришла с таким багажом в технике, знаниях, методике и тактике, что она даже рядом не стояла. И кто кого учил — большой вопрос. Люди притираются, но главное — надо тренеру верить. Не поверю, что тренеры захотят спортсменам плохого», — приводит «Чемпионат» слова Родниной.

Реакция Тарасовой последовала — но сдержанная.

— Я не отвечаю на ее заявления, не хочу комментировать, — заявила Тарасова «СЭ».

А вот год назад две великие женщины обменялись колючими фразами.

Что было год назад

В октябре 2019 года Роднина в программе «Судьба человека с Борисом Корчевниковым» заявила, что у Тарасовой вздорный характер:

«Она может быстро загореться, но при этом так же быстро отходит. Я совсем другой человек: если закрылась, то навсегда. Я бы не назвала то, что между нами было, ссорами. Потом мы это поняли. Я просто просила отпустить ее работать со мной Лену Черкасскую. Татьяна Анатольевна была против».

Спустя полгода Тарасову в интервью РБК спросили на эту тему. На что Татьяна Анатольевна заявила, что Роднина отправила Черкасскую на соревнования в Австралию в тот момент, когда у хореографа была четвертая стадия рака, незадолго до ее смерти. Вот выдержка из того материала:

— Слышала, да. Это бред сумасшедшего. Лену Черкасскую я вообще на тот свет проводила. Я первая увидела, что она больна. Я с Леной вообще не ругалась, она мне была совершенно не нужна как хореограф. Она с Родниной вместе работала, не видела ничего вокруг. У Черкасской был рак четвертой степени, она не могла даже воду пить, а Роднина ее отправила на соревнования в Австралию.

Я сказала: «Лена, ты что? Ты чем-то больна очень серьезно. Очень тебя прошу, приезжай в Америку и на следующий день делай КТ, ты на грани». Она говорит: «У меня нет страховки». Я говорю: «Это не важно. Ты работаешь, у тебя есть деньги. Поэтому иди и делай». Она мне позвонила через день и сказала: «Тань, у меня последняя стадия рака, и мне дали самое большое месяц на то, чтобы я улетела в Москву».

— Вы не хотели, чтобы она работала, из-за болезни?

— Нет. Наша работа закончилась, когда перестала кататься Роднина. Я работала с другим хореографом. Никогда в жизни Лену не обзывала! У нас отношения с Леной до Иры строились. Я знала Лену с первых шагов, как она танцевала, потому что очень интересовалась Большим театром, знала весь ее репертуар. А потом уже Ира попросила ее работать вместе. Я была очень рада, что Родниной дали группу. У меня вообще нет такого качества, как зависть. Я очень давно с ней не общалась. Я даже не знаю, из-за чего она так сердится, мне все равно.

Ответ не заставил себя ждать: Роднина осудила Тарасову за слова о Черкасской, умершей от рака.

«Я бы посоветовала Татьяне Анатольевне немножечко удариться в историю. Если имеется тот момент, то это 1981 год. А Черкасская умерла от рака в 2000 году (на самом деле 12 ноября 2001 года). Задевают ли меня эти слова? Это не моя работа — комментировать слова Тарасовой. Нужно чем-то аргументировать. Бог ее рассудит, у Тарасовой давно что-то с мозгами слетело. И это грязно говорить о человеке, которого уже нет», — сказала Роднина Sport24.

Тарасова в интервью «СЭ» рассказала о начале своего конфликта с Родниной. И ответила своей бывшей ученице — приводим отрывок из материала:

«— Ирина Роднина с Александром Зайцевым к вам пришли как раз от Жука. Устали от его сверхжесткости?
— Не знаю, не спрашивала. Они просили меня стать их тренером. Это сейчас Роднина говорит: «Мы все делили». Не думаю, что я с ней считалась в каких-то основных вопросах. Считаю, что я ее не подвела. Изначально она пришла ко мне на два года. Если бы я была некомпетентна, то она бы меня поменяла. Но Роднина никуда от меня не уходила и осталась со мной на шесть долгих лет. И это были очень тяжелые годы. Она рожала ребенка, выходила на лед после родов — первая и единственная. Такого никогда не было! У меня были хорошие программы — и мы отработали очень много новых элементов, которые тогда никто не делал. И она всегда выглядела лучше всех.
— Очень сложно с ней было работать из-за характера?
— Я не имела права про это думать. А характер у нее очень неровный, истерический.
— Пока хоккеисты сборной СССР на Олимпиаде в Лейк-Плэсиде проигрывали американцам в легендарном «чуде на льду», через год после родов Роднина с Зайцевым стали трехкратными олимпийскими чемпионами без единой помарки. Большую гордость чувствовали?
— Они выступали еще до провала хоккеистов. Парники же первыми начинают. У меня было такое счастье, что работа сделана! И больше меня это не интересовало. Закончился период этой тяжелой и ответственной работы. Все, что я делала, было неплохо и правильно. Это ей сейчас кажется, что она сама себя тренировала. Ну, пусть она этим живет. Я не против. Мне все равно.
— Реагируя на ваше недавнее интервью РБК, Роднина скатилась до прямого оскорбления: «У Тарасовой давно что-то с мозгами слетело».
— Главное, что слетело-то у нее. Потому что она пишет про восьмидесятые годы, а я говорю о 2001-м. Когда Лена Черкасская поехала в Австралию с призером чемпионата США Анжелой Никодинов, а я — с Алешей Ягудиным, и это были первые соревнования в олимпийском сезоне Солт-Лейк-Сити».

Словом, обстановка была накалена до предела.

Как начался конфликт

Но сам конфликт между тренером и ученицей зародился намного раньше. Сразу после окончания карьеры фигуристки в 1981 году Роднина начала собственную тренерскую деятельность и пригласила сотрудничать хореографа Елену Черкасскую — а она в тот момент работала с Тарасовой. Татьяна Анатольевна восприняла этот поступок в штыки — тренер и ученица перестали общаться. С тех пор началась их взаимная неприязнь.

Но при этом бывшая ученица все-таки уважала своего тренера. Все изменилось после перехода хореографа Елены Черкасской от Тарасовой к Родниной. По словам олимпийской чемпионки, она пыталась сделать все по-хорошему, но в итоге разразился скандал.

«Я приехала к Тарасовой на тренировку. «Таня, — говорю я, — вот такая история. Мне предложили собрать свою группу, и, естественно, хочется работать со своими. Как ты смотришь, если я начну с Леной?» Таня в ответ: «Да, конечно, друзья — это очень важно. Только с другом можно начинать большое дело». Я Ленке говорю: «Все в порядке. Тарасова не против».

На следующий день сижу за своим столом в ЦК комсомола, но что-то у меня кошки на душе скребут. Не знаю почему, но скребут. Я покупаю большой букет роз и еду к Тарасовой на тренировку. Хотела вручить букет Татьяне Анатольевне в благодарность за то, что она меня понимает: я же начинающий тренер. С этим букетом вхожу на каток и слышу дикий крик. Татьяна Анатольевна налетает на Лену, что она предательница, что она бросает ребят. Вижу Лену, у которой глаза, полные слез. Я резко подхожу, вручаю Лене этот букет, беру ее за руку и забираю с катка. На следующий день Лена стала работать со мной».

С тех пор отношения между тренером и ученицей испортились окончательно. Но стоит выразить надежду на то, что в один прекрасный день они поймут друг друга.

Анастасия Рацкевич

vs
80
Офсайд
Игра миллионов
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Загрузка...